Одна судьба

Размер шрифта: - +

Гл. - 43.3

Юбка светлого платья уже испачкана пылью и грунтом. Анна надувает щеки. У нее такой несчастный вид. Он понимает ее. Это невыносимо сидеть на месте и смотреть, как разговаривают о скучных вещах взрослые. Анна думала, что на этот раз все получится и поездка будет недолгой, но в итоге она засиделась и теперь ей хочется общаться, а не быть мисс Снежинкой.

– Хорошо, но будь аккуратной.

Анна срывается с места, бежит, а потом возвращается, говоря ему:

– Спасибо.

Прошло не меньше года, прежде чем он добился таких успехов в общении с родной дочерью. Упрямым и недоверчивым характером она пошла в маму. Анна бежит к машине, чтобы взять кое-что из игрушек.

– Так что с сыном и почему его нужно предупредить?

Раф уже не удивляется ничему. Это и в самом деле фигура, а не судьба. Восьмерка, что нарисовала один круг, а потом перешла во второй. Паоло сидит поверх бревен, взмахивая киянкой. Он изменился, стал еще более смуглым, вытянулся, поправился и потихоньку начинает превращаться в мужчину.

– Мой сын!

– Вы не похожи.

Ник свистит и машет мальчишке рукой, призывая его спуститься.

– Паш! Давай к нам!

Он не смотрит на Рафа, а провожает взглядом каждое движение сына. Он все такой же ловкий и сильный. Раф улыбается, уже предвкушая реакцию Алекс.

– Не похожи. Мы видели Алекс по телеку и, честно говоря, не верили, что ее отпустят. У нас бы не отпустили, обставили бы все так словно она исчезла и, откровенно говоря, думали, что британцы так и сделали. Мы рванули в Англию, чтобы увидеться с ней, но она пропала. Светка распереживалась. Дети ее слабость.

Он молчит какое-то время.

– Мы решили забрать его. Не без препонов, но у нас получилось сделать это. Кажется, они и сами были рады избавиться от него. С***!

Раф знает, что мальчишка пытался сбежать. Алекс рассказывала ему об этом и просила найти мальчика, но усыновители исчезли в неизвестном, а выходит, что в таком близком направлении. Ей не смог помочь и Клейтон с его-то обширными и реально могущественными возможностями. Африка приняла всех близнецов, не сделав различий, не придав значения их прошлому.

– Беги домой. Света звала. Ей понадобилось достать что-то с чердака.

Паоло смотрит на него, сперва недоверчиво, а потом улыбаясь, протягивая ему руку для рукопожатия. Прошло всего ничего. Этот ребенок тоже повзрослел, но теперь отличается от себя прежнего не только внешним видом.

– Рафаэль.

– Паоло.

Он едва не вырывает свою руку из его, бросаясь к дому.

– Я сейчас.

– Чего это он?

Ник провожает сына взглядом, вертясь на месте, а потом жмет плечами.

– Может почувствовал что-то?

– Наверное. Он оставил попытки вернуться только когда узнал, что мы были друзьями с Алекс, увидел наши фотографии и уверовал, что она когда-нибудь вернется.

Чего нельзя сказать о Лизе. Она так и осталась трудным ребенком. Ее навещала Алекс, переборов чувство неприязни. Александра вернулась, но не стала рассказывать ему ничего. Надо думать, что девчонка так и не простила ей ничего, вновь обозвав или не пожелав общаться с ней. Жаль. Раф надеется, что время вылечит ее.

***

– Мама!

– Доброе утро, радость моя.

Я сижу в кровати, еще мгновение чувствуя себя очень сонной, но через секунду просто забываю об этом. В большой спальне самого красивого гостевого домика прохладно, солнце золотит легкие занавески своими первыми лучами, впуская начинающуюся свежесть дня.

– Думаешь, что это удачная идея?

Анна шлепает в крякающих тапках через всю комнату, путаясь в волосах, в попытке завязать тесемки легкого комбинезона у себя на шее.

– В юбке неудобно.

– По-моему тебе было очень удобно, – замечаю я, сдувая легкие волоски с ее шеи, – Чего не скажешь о наряде.

То платье теперь можно выбросить. Раньше мы избавлялись от одежды, а теперь не можем напастись новой – все рвется и пачкается.

– Ты принесла расческу?

Она убегает за чемоданчиком с аксессуарами для волос, а я тем временем провожу под одеялом, пробегаясь пальцами по горячей спине Рафа. Он расслаблен, дыхание такое спокойное и размеренное. Он никак не реагирует на мои прикосновения, даже тогда, когда я целую его плечо.

Я не завидую ему. Я любуюсь им день ото дня с какой-то все более усиливающейся жадностью. Не могу подобрать другого слова, чтобы описать собственные ощущения.

Утренние часы принадлежат нам с Анной, совсем как в старые добрые времена. Мы готовим завтрак, играем, собственно, подкрепляемся, читаем, потом уже кормим игрушки и наших питомцев, встречаем проснувшегося Рафаэля.



Евгения Мэйз

Отредактировано: 06.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться