Одна волшебная Петербургская ночь

Одна волшебная Петербургская ночь

            Здание Главного Штаба осветилось нежно-розовым светом, засмеялось оранжево-золотыми окнами. Новогодняя ель ожила, и засверкала голубыми светлячками.

Это волшебная ночь приближалась, дневной Петербург засыпал… Просыпался ночной Питер, дерзкий и гордый, полный праздничных огней, от которых воздух прозрачен, от которых улицы полны движения и жизни, а сама ночь будто хрустальная, удивительно лёгкая - не удержать, улетит!

Снег припорошил улицы, украсил смешными головными уборами статуи и памятники, прикрыл попонами спины львов, сфинксов и коней.

            И в это чудное время, когда из окон транспорта окружающее воспринимается словно отражённым в зеркале, изменившимся, совсем не таким как днём, в припозднившемся троллейбусе, не обращая внимания на окружавших его людей, стоял у окна старец. С седыми волосами до плеч, пышноусый и в шляпе – какая обычно рисуется у Робин Гуда, он задумчиво глядел в окно, и казалось, мира для него не существовало. Ехал наш герой долго, но вот он вышел на остановке и сразу же направился к скромно ждавшей его в стороне от толпы старушке. Короткие седые волосы её красивыми волнами опускались почти до плеч из-под алой шляпы с полями, чёрная шуба эффектно смотрелась в сочетании с длинной красной юбкой, в руке дамочка рассеяно держала толстый конверт с наклеенными на нём старыми марками.

             На остановке много кто придерживал головной убор или накинул капюшон: шалил ветер, прилетевший с севера, он заглядывал в лица, откидывал капюшоны и упруго подкидывал шляпы. Он же гнал массивные льдины по могучей Неве, сталкивая их с сухим звуком, чтобы мороз ночью спаял их в причудливые скульптуры.

            -Смотри, Велес, лёд скоро встанет! - мелодично, совсем не по-старушечьи звонко сказала пожилая кокетка и вскинула на старика в разбойничьей шапке пронзительно синие глаза. Она была красива, не той красотой молодости, что мимолётна как прелесть бабочки, а с достоинством несла свои годы, подчёркивая их во всём, а оттого только ещё более украшая себя, как бывает красива скульптура, которой много тысячелетий, но даже прожитое время уже придаёт облику свой шарм.

            -Да, пора… пора многое сделать, они уже проснулись. -задумчиво кивнул старец.

            -Так идём же! Нельзя тратить ни минуты, нам отведена всего лишь ночь в году, нельзя тратить ни минуты! - улыбнувшись, старушка за руку стала увлекать своего спутника вдоль набережной, к Дворцовому мосту.

            -Сначала разбудим ангела. - и Велес посмотрел на Дворцовую площадь, туда, где с Александрийского столпа, вознесённый над земной твердью, взирал на людей и город ангел. И никто не заметил, что в какой-то миг старец словно бы вздохнул. И сразу же – будто бы из воздуха, на площади возник человек с большим блокнотом и в белом одеянии.

            Весёлые блики зимнего морозного солнца уже погасли в окнах Главного Штаба, сам диск Ярила спрятался куда-то за Адмиралтейство. Неуверенно зажигались огни города и фары машин. И за этим превращением дня в яркую ночь наблюдала с высоты пары этажей одна девочка, самая обычная, как множество девочек во всём мире. А может и не такая..?

            Аня сидела у окна в своей комнате и скользила рассеянным взглядом за спешащими куда-то в столь поздний час, машинами. А они всё ехали и ехали, казалось, совсем забыв о приближающемся с каждым часом волшебном мгновении единственной в году ночи.

            Из полумрака комнаты - хотя на улице и было пока светло, но для хорошего освещения огромной комнаты умирающего солнечного света не хватало - легко и изящно появилась кошка и, приблизившись к подоконнику, вспрыгнула на Анины колени.

            В глазах кошки отразилось удвоенное Анютино лицо: огромные карие глаза полные печали, бросающий на красиво очерченные губы длинную тень прямой нос, выделенные тенями скулы. Русая коса, тяжело перекинутая через плечо. Отражение не пошевелилось в сузившихся кошачьих зрачках, да и сама Аня вряд ли обратила на любимицу внимание.

            Девочка уже не один час сидела у окна неподвижно. Перед её мысленным взором проносились яркие воспоминания. Счастливые моменты всё всплывали и всплывали в памяти, словно рыбки показывали блестящую на солнце спинку из-под воды и казалось - тем счастливым моментам не будет конца. Неповторимые, навсегда утраченные.

            Кошка потёрлась об Анину руку головой, требуя к себе внимания. Девочка удивлённо взглянула на животное, она не заметила её прихода.

            Феньку они с Дениской принесли в свой двор, вырвав из пасти собаки год назад, тогда им было одиннадцать лет, а котёнку - как сказал ветеринар - одиннадцать дней. Как-то незаметно дворовый котёнок стал забегать в квартиру к своей спасительнице, а затем и поселился насовсем. Лучшего же друга Ани по имени Денис новый питомец терпеть не мог. И вот теперь у Ани остался лишь этот своенравный котёнок, а лучший друг… Дениска исчез больше двух месяцев назад, с каждым днём надежда найти его таяла, а увидеть его Аня уже и не надеялась.

            Внезапно Ане нестерпимо захотелось пройтись по городу. Оставив родителям записку, она выскользнула на улицу. В такой вечер в городе людно и совсем не страшно, а к празднику она вернётся. Нельзя в такое время сидеть дома, никак нельзя!



Варвара Авардова

Отредактировано: 23.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться