Одна встреча

Размер шрифта: - +

Маленькая история о большом чуде!)

- Это ведь не приговор…для нас? - шепчу, еле сдерживая слезы, а внутри все разрывается на части, потому что ответ и не нужен, все написано у него на лице.

Нет, даже не так. Боль, разочарование, обида и нечто еще, едва уловимое, но такое пугающее своей безысходностью, переполняет его взгляд.
Алекс сжимает кулаки, так что я слышу неприятный хруст, отворачивается в сторону окна. Его широкая спина напряжена, и я вижу, как под тонким хлопком футболки перекатываются упругие мышцы.

Мне отчаянно хочется услышать хоть одно слово, хоть я до дрожи боюсь. Боюсь потерять последнюю надежду, прекрасно понимая - ее больше нет.. Она рассыпалась прахом, в тот самый миг, когда врач вынес нам приговор, могильным камнем придавивший все прожитые вместе годы, нашу жизнь, семью, нашу любовь…

- Семьи без детей не бывает, - его слова бьют огненной плетью, рассекая не только воздух, рассекая мое сердце, разрывая на мелкие кровавые лохмотья душу.

- Мы можем попробовать еще, медицина не стоит на месте. Или…усыновим.

Из последних сил стараюсь сдерживаться, сжимаю пальцами халат и жду.

- Все это требует денег и времени, у нас нет ни того ни другого. А на счет чужих детей мы с тобой это уже обсуждали. Я не собираюсь растить непонятно кого, когда вполне могу завести собственных. У меня нет проблем со здоровьем.

Это не камень в мой огород, это сухая констатация факта, с которой не поспоришь. Мне нечего сказать. Он прав. И глупо было надеяться, что мы сможем преодолеть вместе все невзгоды на нашем пути, преодолеть и остаться вместе. Так бывает только в сказках или в женских романах.

- Я на работу, - бросает муж через плечо и не глядя в мою сторону выходит из кухни.

А я продолжаю сидеть перед чашкой давно остывшего чая, не в силах пошевелиться. Просто смотрю не мигая в одну точку и кажется падаю в бездну, такую глубокую и черную, из которой мне никогда не выбраться. Смешно, но я напоминаю сама себе остывший напиток: отпитый наполовину, холодный и ни кому больше не нужный. На автомате убираю со стола тарелки, чашки, тщательно перемываю всю грязную посуду по несколько раз, будто это поможет успокоиться. Готовлю еду и наконец, бреду в спальню.

Алекс возвращается только под утро, принося с собой стойкий запах алкоголя. Падает, не раздеваясь на кровать, и бормочет о том, что взял на завтра отгул. Мне не впервой видеть его таким, поэтому аккуратно освобождаю его от брюк, пиджака, рубашки и носков, укрываю одеялом, после чего стелю себе на диване.

***

Мы напоминаем соседей, которым приходиться жить под одной крышей. Мы даже не разговариваем, почти. Я понимаю - Алекс не может вот так прямо указать мне на дверь и сказать - выметайся. Он злится, нервничает и делает вид слишком озабоченного работой человека, все чаще задерживаясь вечерами и избегая очередного серьезного разговора. Мы больше не муж и жена, мы - две половинки расколотой чашки, острые и неровные края которых как не склеивай, увы, никогда уже не смогут стать единым целом.

Все что я могу теперь ему дать - свободу.

 

До прихода мужа с работы полно времени, и я стараюсь не терять ни минуты. Бегло оглядываю спальню, мысленно представляю количество вещей и так же мысленно пакую их в чемодан и дорожные сумки. Лучше уйти сейчас, чем продолжать болезненный разговор. Я и так знаю, каким будет решение Алекса.

Параллельно со сборами, выкидываю не нужный хлам и не понимаю когда успела обрасти им. Бесполезные вещицы, не имеющие сил заполнить пустоту внутри, не сумевшие сделать нас счастливыми ни на грамм. Будь то десятки моих альбомов для рисования ( хобби еще с детства), коробки с карандашами, ручки, блокноты, вышивка, спицы и мотки пряжи из которых я мечтала вязать детские вещички, мои книги, подаренный мамой сервиз, бижутерия, несколько толстых тетрадей-дневников исписанных моим крупным размашистым подчерком, безделушки привезённые из путешествий и еще столько всего, бессмысленного, на теперешний момент.
Маленькие крупицы жизни…

Я рассматриваю их, долго поглаживая пальцами, бросаю в мусорный пакет, снова достаю и так, кажется сотни раз. Дикое желание избавится от всего… стать легкой пушинкой, подхватываемой порывами ветра…

Время играет против меня, неумолимо двигая стрелки часов вперед.

Привожу все в порядок. Снимаю с безымянного пальца кольцо и кладу его на комод.
К этому моменты слезы высохли, и ком в горле исчезает, уступая место жуткому холодному безразличию.

Закрываю за собой дверь, покидая навсегда место, которое десять лет было моим домом. Алекс имеет право на счастье.…на полноценную семью… А мы…нас больше нет…давно… Мы устали, выдохлись в попытках поддерживать статус мужа и жены, играть на публику и улыбаться.

***

- Ну и козел же он!

Марина с грохотом опускает тарелки в мойку, ставит на плиту чайник.

- Не надо, - прошу я. - Все мы люди и все хотим быть счастливыми. Дети неотъемлемая часть этой жизни.

- Хотим, - соглашается она, - но жизнь штука сложная, зачем тогда вообще женится, если не готов быть с любимым человеком до конца?

- Значит не настолько любимым, - делаю выводы.



Саша Николаева

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться