Однажды и Навсегда

Размер шрифта: - +

Глава 1

Я любила смотреть на них. Может потому что они мне напоминали две чиркающихся птичек, словно влюбленные и поглощенные друг-другом. Но все же, мне безумно нравилось наблюдать за ними... моей мамой и моим папой. Мой брат, Ахмет не разделял мое мнение, ну и пусть, плевать я хотела на его принципы. А вот я лично, наслаждалась и с белой завистью вдыхала... ах как же они любили друг друга. Говорят что любовь невозможно коснутся или видеть, а дозволено лишь чувствовать. Ха! Что за вздор! Если бы это кто то, кто сказал эти самые бездушные и бессмысленные слова, увидел бы то, что видят мои глаза, этот человек понял бы что совершил страшную оплошность. Разве нет ли в мужественных руках моего красивого отца любви, что нежно касались сияющего лица моей матери, которая все еще была красива и мила в свои уже не юные годы и имела такие же чистые руки как ее душа, что с любовью теребили короткие волосы своей возлюбленной. Разве он не вдыхал божественно приятный аромат моей мамы, пробираясь кончиком носа вдоль ее нежной и бархатистой шеи. Разве они не видели в глазах полыхающую и чистую любовь, наполненная ярким отражением их самих. И после всего что я видела, я поняла что любовь так же осязаема как и чуствима... любовь можно трогать, касаться, видеть, вдыхать, чувствовать и любить. Жаль мне не ведомо это чувство…Но это пока... Я надеюсь...Я мечтаю...Я верю что Я встречу прекрасного принца на белом коне, что бы он был красивым, умным, преданным и любящим. Пусть у него не будут голубое как небо глаза, лишь бы он был самым лучшем для меня, и чтобы любил меня как отец любил мать. Любил меня так, как я буду любить его. Но полагаю, это произойдет не так скоро, а может в далеком будущем. Даже сейчас вниманием я не обделена. А ведь иметь десятки воздыхателей тоже терпимо, но иногда утомляет, особенно когда забываешь имена молодых людей, и от неловкости  называешь их "Бэй". Я люблю флиртовать с молодыми и красивыми людьми, а особенно наблюдать за их влюбленными взглядами. Но, к сожалению, я тут же теряю к ним интерес. Может потому что я еще по-настоящему не была влюблена.

Что касается моих родителей, то даже Мать-природа упивалась ими. Лучи солнца умудрились пробиться сквозь ветвь и листья больших и толстых деревьев, и будто бы незаметно падая на их лица, олицетворяя  все прелести и очертания мать природы. Мои родители сидели на белоснежной беседке под купольной крышей, а я была дома и наблюдала за ними из далека, сквозь большое окно расположенное в нашей большой гостиной, залитой светлыми лучами солнца и превосходящий естественный светло бежевый тон гладких стен и коричного пола под толстыми, и мягкими коврами и  большими люстрами а точнее канделябрами, с которых свисали нежные прозрачные капельки, словно бриллианты форме дождевых капелек, играющие с лучами  солнце. А родители все еще с забвением наслаждались обществом друг- друга, и прекрасная погода подарившая им такой чудный день, где солнце не щадила своих ярких и теплых лучей, где синее небо было покрыто душисто-белыми облаками, где птички щебетали пробуждая во мне хорошее утреннее настроение, где чуткий запах деревьев и сосунов напоминали мне, что неподалеко находиться небольшой лес выходящий на речку слабым потоком воды,  ставшим для меня вторым домом. Там же я соорудила себе местечко возле речки, затащила бревно к краю речки, чтобы было удобно, я застелила поверх покрывалом, в котором была зашита изнутри старая подушка  матери, которую тихо стащила из дома. Сколько себя помню, мне безумно нравилось это место. Этот лес никогда не походил на те леса, что я знала от книжек и картинок. В нем не было той устрашающей мрачности, где могли обитать всевозможные страшные монстры, о которых писатели страшных историй любили повествовать и выбирали для них жилища, в темним лесу с высокими, засохшими деревьями. Нет! В моем лесу совсем не было страшно! Не страшно, не потому что я знала его как свои пять пальца и что в нем не было тех ужасных существ, что в детских книжках. Мне было не страшно, а все потому что, он напоминал мне мой родной дом, словно я ребенок, родившийся в чреве этого леса, чувствующая себя частичкой- сродни закоренелое дерево...

 

Мой обитель- это мой спаситель! Внешний мир, даже для меня был  слишком скверен, и так хотелось, порой закрыться туда, куда только ты знаешь путь и укрыться от сильных ветров и ураганов, что жизнь заносит в твою судьбу. Конечно, я имела свою личную комнату в доме, но она не гарантировала мне полное одиночество и надежное укрытие, когда я больше всего нуждалась в этом. Мой второй дом, это мое убежище... мое укрытие... мое логово... моя территория. Это было место, где я могла побыть одна и чувствовать себя обычной девушкой; где мне не приходилось все время улыбаться почтительным людям, которые являлись мне знакомыми и не знакомыми что гостили в моем доме; где  я не была обязана доказывать или отчитываться перед своей семьей; где мои бедные щеки не болели от того что,  предательская и поддельная улыбка не должна была сползать с моего лица;  где мне бесспорно разрешалось вести себя так, как я хочу, а не так как требовал этого этикет.

Помню, мама не разрешала мне ходить в лес и приближаться к реке, словно там плавали кровожадные акулы и крокодилы. Но такое поведение было свойственно всем матерям, которые заботились о своих детях, особенно если у них бывали такие не контролируемые дочурки вроде меня. Само собой, я не слушалась ее и сбегала из дома, дабы побыть наедине или прогуляться в лесу, что было свойственно мне. Она, конечно же, узнавала, ругала и отчитывала... но то, что я вчера была в лесу, говорит о том, что успеха моя мать этим не добилась. Похоже, она с этим даже смирилась. А ведь я знаю, какой она была  в детстве! Отец рассказывал мне обо всем, что касалось мамы: о ее проделках в доме моей тети и пансионате, о том какая она была гордая, упрямая, шаловливая хоть и маленькая, а также о ее своенравственности и напоследок добовлял хохочя, знаменитую пословицу которую я полюбила: Яблоко от яблони далеко не падает.



Счастливая Мона

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться