Однажды в Грузии

VI

Занятый своими мыслями, я и не заметил, как подошел к отелю «Мериот», рядом с которым находился подземный переход. 

– Здравствуйте, Махди, как ваши дела? Поступили новые книги, может, вам это будет интересно.

Я обернулся, увидев Нугзара, продавца подержанных книг в подземке. 

– Здравствуй, Нугзар, у тебя есть что-нибудь из моего заказа?

– Вот, как вы просили, сборник рассказов Нодара Думбадзе, а еще поэма Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», – сказал Нугзар, вытаскивая из сумки две книги.

– Ой, спасибо тебе, уважил. Я давно хотел прочитать книгу Думбадзе и поэму Шота Руставели, – с радостью протянул я руку за книгами.

Расплатившись, я пошел дальше наверх, по Руставели. Даже не подумаешь, что конец октября, было восхитительное ощущение майской погоды. Солнце светило ярко, я шел, наблюдая за горожанами, за туристами. Немного погуляв, решил пойти домой, ведь надо выспаться, чтобы выглядеть свежим и отдохнувшим, встречая гостей.

Проснулся неожиданно от громких женских криков, доносившихся с улицы. Никак не могу привыкнуть и спокойно реагировать, когда грузины спорят, настолько эмоционально они выражают свои чувства. Да и вообще, когда грузины ругаются или разговаривают на повышенных тонах, кажется, что примирение невозможно и сейчас начнется кровавая бойня. Видимо, это объясняется специфическими особенностями фонетики грузинского языка и повышенной эмоциональностью говорящих. Крики не умолкали, спорили две соседки. «Господи, когда же они успокоятся,- думал я, -голова от них разболелась.» Сразу вспомнил грузинскую пословицу: «Один грузин – это тамада, двое грузин – обязательно драка, три грузина – уже парламент». По тону спора я понял, что больше не усну. Да и на часах было уже восемь вечера. Встал и пошел умываться. Зайдя на кухню, поставил чайник, надо было перекусить до ухода. Чувствуя голодное урчание в желудке, достал сыр сулугуни и лепешки. Поев и выпив чаю, пришел понемногу в хорошее расположение духа. 

Жил я на улице Иверия, где стоят двух-трехэтажные старинные жилые дома с крохотными балкончиками и небольшими дворами, где тебя завораживает какая-то особая атмосфера старинных узких улочек древнего города. Очень часто, гуляя по таким улочкам, я с удовольствием наблюдал за жизнью тбилисцев.

Здесь люди развешивают свое белье на одной общей веревке, вместе играют в нарды, шахматы и другие всевозможные игры. Они дебатируют друг с другом о Боге, о мире, о политике, обсуждают телевизионные программы и цены на рынке. Все прекрасно, пока жизнь соседей протекает в мире и согласии. Но вот произошло небольшое разногласие в какой-нибудь семье, и это молниеносно становится событием всего двора и выходит далеко за его рамки. Никто не может оставаться незамеченным в жизни шумного дворового сообщества. Ничто невозможно скрыть от другого: ни свое настроение, ни то, что ты ешь на обед, не говоря уже о новом приобретении. И вот в таком шумном дворе я жил. Но мне это безумно нравилось. Я посмотрел на часы, было уже полдевятого, скоро приедет Эрик, и не успел я подумать о нем, как услышал сигнал, машина подъехала. Быстро одевшись, я выскочил на улицу. 

– Ну как, готов встретить казачек, – широко улыбаясь, спросил Эрик.

– Биджо, они казашки, а не казачки. Казачки у казаков в России. А ты знаешь, там много людей приедут: и мужчины, и женщины. Около 40 человек. Все они так называемые блогеры из Казахстана. Тут у них встреча с грузинскими блогерами и с послом Республики Казахстан в Грузии, – ответил я ему, садясь в машину.

До Тбилисского аэропорта ехать сорок минут, пока ехал, не переставал думать об Аэлин. Так как она еще мне не позвонила, я начал переживать. Что-то меня тревожило. Вдруг услышал звонок.

– Алло, привет. Извини, что поздно позвонила. На работе завертелась. Даже не знаю, как я буду у мамы отпрашиваться. Господи, Мехди, в какую ты меня аферу затащил. Ладно, я подъезжаю к дому. Спишемся в интернете, или в WhatsApp напишу, – явно волнуясь, сказала она.

Я волновался не меньше ее. А вдруг мама не отпустит. Меня била мелкая предательская дрожь. 

– Биджо, что так загрустил, сейчас казачки приедут, с ними погуляешь, – вдруг подал голос Эрик, выводя меня из грустных дум.

– Ага, – только и мог сказать я. Уже не поправляя его за слово "казачки". 

Зайдя в аэропорт, я увидел казахстанского писателя Адлета Кумара, пишущего под псевдонимом Аджиджиро Кумано, который тоже встречал наших гостей из Казахстана. Аджиджиро – автор нашумевших книг «Город летающих пакетов», «Испытано на себе» и других произведений. Мне нравится то, что он пишет и как пишет, симбиоз искрометного юмора и серьезных внутренних размышлений в его книгах всегда приводит меня в восторг. Но знакомы мы не были, только заочно знали друг друга. Подойдя к нему, я поздоровался.

– Здравствуй, Адлет, – пожимая ему руку, сказал я.

– Салам, Мехди, вот ждем гостей, пошли, посидим в кафе, – сказал он, пожимая мне в ответ руку.

Зайдя в кафе, находящееся в аэропорту, заказали чай. 

К нам присоединились еще несколько человек, приехавших в Тбилиси на несколько дней раньше. Мы все ждали гостей, оставалось полчаса до их прилета. 

Время пришло, и на табло высветился прилет самолета Алматы – Тбилиси. Подождав минут 25, мы увидели, как из контрольно-пропускного пункта вышла армада наших современных кочевников. И действительно, возникло впечатление, что совершилось второе пришествие кыпчаков на родину Давида. Толпа блогеров, казалось, привезла с собой в Грузию казахстанский драйв. Их было человек сорок, веселых, слегка подшофе.

Их встречали не только мы, но и некоторые местные казахи, живущие здесь давно, а также представитель посольства. Погрузив багаж и попутно знакомясь, мы сделали общую фотографию. Посовещавшись, решили сначала поехать в отель, где остановилось большинство гостей. 



Раимов Мади

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться