Однажды в Грузии

VIII

– Девочки, встаем, едем на экскурсию, – начал будить я гостей. 

Проснувшись, они быстро собрались, и мы отправились на экскурсию. Первым объектом нашего маршрута была Метехская церковь. Выйдя из машины недалеко от подножия Метехской скалы, стали подниматься к храму, находящемуся на его вершине. 

Пока шли, я решил моим гостям рассказать немного о Тбилиси.

– Пока идем, немного расскажу вам о городе и истории Грузии. Место, в котором мы находимся, – Метехи, исторический район Тбилиси, расположенный на высокой скале, нависающей над берегом реки Куры,– указав рукой, объяснил я. – Считается, что район был населён ещё при Вахтанге Горгасале, который построил здесь свой дворец, а в VIII веке на Метехской скале, как гласит легенда, принял мученическую смерть св. Або Тбилисский. Современное название квартала появилось в XII веке и означает «окрест дворца».

В историю Грузии Метехский мост вошел, как дань памяти 100 тысяч мучеников. Завоевав почти весь Иран, в 1228 году наш предок, хорезмшах Джелал ад-дин начал второй поход на Грузию. Он предложил царице страны Расудане выйти за него замуж, но та отказала ему. Она призвала для защиты всех грузин, осетин, абхазцев и горцев. Их собралось множество, и всех царица направила на битву с хорезмийцами. В Болниси, где стоял лагерь султана, произошла страшная битва. Сначала верх брали грузины, но вдруг хорезмийцы потеснили и окружили их. Грузинские войска потерпели поражение. Оставшиеся в живых бежали в горы. 

В первый день боя у подступов к Тбилиси грузинское войско доблестно отразило атаку врага, но жившие в Тбилиси персы ночью предательски открыли городские врата и впустили вражеские войска в город. По словам летописца, описывающего один из страшнейших дней в истории Грузии, «слово бессильно передать содеянное врагом истребление христиан, когда, отрывая от материнской груди, младенцев на их же глазах головой хлестали по мостовой». Кровь рекой текла по городу. Юношей кастрировали, женщин насиловали, матерей закалывали над трупами детей. От воплей и причитаний содрогался город. Река и городские улицы были наполнены убиенными, – от моих леденящих кровь рассказов об истории Грузии мои спутницы содрогнулись и, видя их реакцию, все же продолжил:

– Султан приказал снять купол Сионского храма и вместо него поставить его трон. Затем зло перешло всякие пределы: по приказу Джалал-ад-дина из Сионского храма вынесли иконы Богородицы и Спасителя, положили на середину моста через реку Мтквари (Куру) и, пригнав горожан к мосту, приказали пройтись по мосту, попирая святые иконы. Тех, кто откажется от христианства и попрет святые иконы, обещали оставить в живых, а остальным отсекали головы.

Сто тысяч грузин пожертвовали жизнью ради поклонения святым иконам. Сто тысяч отрубленных голов и обезглавленных тел унесли кровавые волны реки Мтквари. Царице пришлось выйти замуж за Джелал ад-дина. Вот такие были кровавые времена. Ну не будем о грустном, – закончил я на этой ноте свой рассказ.

-Дамы, посмотрите на живописно поставленную на скале Успенскую церковь, построенную в 1278-84 гг. при царе Деметре II. В XIX веке церковь была перестроена под казармы казачьего полка, а при Берии едва была не снесена (за протест против её сноса художник Дмитрий Шеварднадзе заплатил собственной жизнью). С 1988 года церковь вновь действует (в своё время первый грузинский президент Звиад Гамсахурдия объявил голодовку, требуя возвращения храма Грузинской церкви).

В XVII веке прилегающая к церкви территория была обращена в крепость, а на другой стороне реки появилась мечеть Шах-Аббаса. С присоединением Грузии к России необходимость в укреплениях отпала, на их месте была устроена тюрьма. Нодар Думбадзе в своем романе «Белые флаги» писал именно об этой тюрьме. При Сталине тюрьму закрыли, но вместе с тем снесли и часть старинной застройки квартала (что было мотивировано строительством моста через Куру). В 1961 году площадка перед храмом украсилась конной статуей Вахтанга Горгасала.

Пока говорил, мы дошли до церкви. 

– Очень удивительно и красочно рассказываешь об истории. И по тебе видно, что ты любишь эту страну. Я уже очарована ею с твоих слов, – улыбнувшись, ответила Анна.

– Зайди и помолись в этой церкви, Анна, говорят, что тут мощная энергетика. И часто все пожелания сбываются здесь, но, прежде чем зайти в церковь, надень платок. Не стоит заходить с непокрытой головой. Перед входом продают свечи, зажги свечу и помолись, – сказал я Анне. 

– Ты так много знаешь, вплоть до мелочей, – удивленно произнесла Айгуль.

– Когда пишешь о стране, то изучаешь досконально ее веру, культуру, историю, – ответил я. 

Помолчав, мы зашли в церковь, многие гости из Казахстана были уже там. Одни с любопытством разглядывали архитектуру церкви, другие зачарованно любовались панорамой Тбилиси с высокой смотровой площадки. 

Выйдя из Метехской церкви, я показал рукой наверх, в сторону, противоположную церкви, и сказал моим спутницам:

– Вот, смотрите – Нарикала. Когда отсюда смотришь на древнюю крепость Нарикала, можно увидеть серебристую фигуру женщины в длинном платье, в ее левой руке – круглая чаша с вином, а в правой – меч. Посмотрите внимательно: она улыбается, но строгим материнским взором смотрит на людей в долине, на всех нас. Это «Мать-Грузия», как говорят грузины: «Кто приходит к нам как друг, того мы,как дорогого гостя, приветствуем виноградным вином наших гор. Ну, а врага...».

Я не закончил фразу, позволив своим спутницам самим додумать.

– А давайте поднимемся по канатной дороге и сами все посмотрим, – предложил я.

– Конечно, мы с радостью, Мехди, – сказала Айгуль.

Если с Нарикала смотреть вниз, видна панорама всего центра Тбилиси! Город перед ней лежит как на ладони. Эти стены наверняка помнят больше побед и поражений, чем любая энциклопедия, а ее история неотделима от Тбилиси. Говорят, она видела, как рождался город. Крепость Нарикала высится над столицей добрым ангелом, защищающим от невзгод. Именно для этого ее построили много веков назад. Сейчас на крутой горе – лишь остатки былого величия. А когда-то неприступная цитадель служила для Тбилиси заслоном, щитом. Врагов хватало, за время своего существования крепость, вслед за городом, меняла хозяев и названия, разрушалась и отстраивалась заново. Первоначально, как говорят исторические документы, она именовалась «Завидная крепость», а по-грузински Шурис Цихе («шури» – зависть «цихе» – крепость). Потом, с легкой руки очередных захватчиков, стала «Малой крепостью» (Нарын Кала), и, в конце концов, получила имя, вписанное во все туристические справочники Грузии – Нарикала. Возникновение цитадели некоторые относят к четвертому веку нашей эры – до того, как обросла легендами.



Раимов Мади

Отредактировано: 10.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться