Однажды в С С С Р

Глава 43

- Вика, а где Валька? Пашке помощь нужна.

Аркадий огляделся по сторонам, ожидая увидеть на территории больницы следы переполоха. Но та была будто притихшей.

- Какая помощь?

- Я ей скажу.

- Мне говори.

- А потом ей пересказывать буду?.. Позови ее сюда.

Виктория, подумав, кивнула.

- Подожди на улице.

Девушка принялась искать Валентину. Это было не так уж и легко. Из-за смутных слухов в больнице все были слегка растеряны и невнимательны. Часто медики были не на своих рабочих местах. Приемный день подходил к концу, но врачи словно не замечали этого. Шептались на лестницах, в курилках, сходились и снова расходились.

Достоверно было известно, что машина «Скорой помощи» выехала на машиностроительный завод, где будто произошел несчастный случай. Машина пропала, водителя с разбитой головой, старика с сердечнім приступом и окровавленного бойца ведомственной охраны привезли уже в милицейской машине. После оказания помощи их поместили в одиночные палаты, приставив к каждой милицейский караул.

После пронесся слух: на заводе случилось что-то настолько страшное, что вход и выход оттуда запрещен. Собирались у радиоприемников. Ожидали, что Гражданская Оборона сейчас прервет вещание центрального канала и сделает важное объявление. Однако же радио меланхолично рассказывало о новостях с полей, о визите Индиры Ганди и о договоре, подписанном между СССР и США.

По улицам хуже чумы поползли слухи и заползали в больницу: якобы на заводе страшная авария, что людей везут в Донецк на скорых сотнями.

Но перекрыв движение через проходные, милиция не догадалась отключить связь, и скоро достоверно стало известно – завод ограбили.

Собственно, в больнице узнали это через Викторию. Когда она проходила мимо кабинета старшей медсестры, ее окликнули, позвали к аппарату.

- Алло?.. – по голосу Вика узнала Данилина. – Как дела, солнышко?.. Я сегодня буду занят, много работы. Тут какие-то идиоты сперли на заводе четверть миллиона.

Положив трубку, Вика тотчас это пересказала медсестре, справедливо полагая, что слухи просочатся все равно.

Затем в манипуляторной Вика все же обнаружила Валю. С ней вместе вышли на улицу.

Аркадий дожидался их на лавочке – на той самой, на которой ожидал вестей о здоровье мамы. Все вокруг произошедшее с того дня, казалось ему страшным сном. И сейчас он очнется, и окажется, что мама жива, что на заводе его ждут.

Но нет. Реальность была несокрушимей бетона.

Минуты ожидания тянулись вечностью. Чудилось: сейчас кто-то крикнет: смотрите-ка, вот именно он украл два мешка полновесных советских рублей. Но нет: каждый шел по своим делам.

- Ну? – спросила подошедшая Валя. – Чего он там еще натворил?

- Его… Пашку подрезали. Зовет тебя к себе, просит перевязку сделать. Ну и обезболивающего…

- Ему надо в больницу.

- Он не хочет, говорит, что нельзя. Его ищут те, кто подрезал.

Валька кивнула, но лицо ее не выражало ничего хорошего.

- Где он? У тебя дома?..

- Нет. Туда ему еще нужно дойти.

Валентина кивнула еще раз.

- Хорошо, я сейчас отпрошусь. Жди.

Девушки ушли. Их не было еще около получаса. Наконец, появились обе в цивильных платьях. У Валентины в руках была безразмерная женская сумочка

- Ну что, пошли? – сказала она.

Аркадий взглянул на Викторию.

- Я с вами, - пояснила та.

- Тебе лучше остаться, - заметил Аркадий.

- Я сама решу, что мне лучше.

И они отправились по улице Блажевича – долгой, прямой, тенистой.

-

От памятника Ленину на одноименной площади Донецка, от обкома партии до алюминиевого Сталевара на въезде в Мариуполь обкомовская «Волга» ехала пятьдесят минут. Мчалась, прямо скажем, нарушая правила. А первый секретарь обкома, занимающий заднее сидение автомобиля, лишь торопил водителя.

Легушева-старшего бесило то, что почти час, проведенный в дороге, как бы выпадал из жизни. Он не знал, что твориться в Донецке, что твориться в Жданове, не мог руководить ничем и никем. В машине стоял «Алтай» - мобильный телефонный аппарат, размером с небольшой чемодан, но уже на окраинах Донецка созвониться через него с кем-то было большой удачей.

В Жданове Легушев, не заезжая в горком, направил машину прямо к заводским проходных. Через них перепуганные вохровцы машину сначала не пустили – пришлось звонить в заводоуправление.

- Лучше бы вы раньше такие бдительные были, - ругнулся на прощание секретарь обкома.

Машина понеслась к цеху, но там уж ажиотаж спал, лишь на месте преступления трудились флегматичные эксперты, кои отлично понимали, что преступление будет раскрыто не их трудами.



Andrew Marchenko

Отредактировано: 15.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться