Однажды в С С С Р

Размер шрифта: - +

Глава 48

 

- А, шалава, приперлась! Вся в мать!

Бабка внучку не любила, именовала только шалавой и норовила стукнуть клюкой при каждом удобном случае. Удавалось это не всегда - старуха была слепа как крот, да и с годами легкости в суставах не прибавлялось.

Внучка была незаконнорожденной. Единственный сын бабки, некогда, не вставая с больничной койки, заделал ребенка смазливой, по его мнению, медсестричке. Позже сына зарезали в какой-то тюремной разборке, однако внучка осталась.

«Сука не захочет, кобель не вскочит», - заключила бабка, осуждая также еще трех матерей ее внуков.

- Шалава, в отцовский дом хахаля притащила, - бранила она Валентину.

На самом деле в дом старуха их не пустила и на порог, но удалось устроиться в пыльной и гадкой летней кухне, которую сдавали бы квартирантам, если бы они все же смирились со скверным характером бабки.

Аркадий презирал себя за то, что оказался зависимым Валентины. Она весь день где-то пропадала, и появилась лишь под вечер, принесла бутылку ситро «Буратино», буханку хлеба, да банку бычков в томате.

- В городе облавы. Половину дружков Пашки замели. Везде ментов полно: на вокзале, на автостанциях. Говорят, на дорогах машины перетрушивают.

- И что теперь делать? Сдаваться?

- Я тебе сдамся!

- Пересидеть тут?..

Валентина покачала головой:

- Нам нельзя тут оставаться. Не сегодня-завтра бабка проболтается про тебя. Что хахаль – это чепуха, а вот то, что ты сидишь в этом курятнике безвылазно – это подозрение. Тут обычно пьют да орут дурным голосом.

- И что мне делать?..

- Постарайся выспаться. У меня есть план.

-

Из двора бабки вышли в самую темень, в два часа ночи, шли тихими улочками, по краю поселка, обогнули кладбище по дороге, что шла по краю кручи.

Затем снова улица поселка. Минули дом, в котором свой беспокойный сон смотрел Карпеко, мимо двора деда Коли, который спал куда крепче на своем жестком топчане. Один раз залаял разбуженных их шагами пес, но он замолчал, как только пешеходы удалились.

Вышли к садам, повторив частично тот путь, который проделали два дня назад с Пашкой и Викой. Но у кварталов не свернули вверх, а пошли прямо. Потом брели по спящим дворам, по закоулкам. Лишь раз вышли на центральную улицу, когда требовалось перейти по мосту на другую сторону реки. Снова подворотни. Только раз им попался автомобиль, да еще встретилось три человека – двое спешило куда-то, третий выгуливал пса.

- Куда мы идем?

- Узнаешь.

Прошли весь город, стали спускаться. Чуть левее был вокзал. Город для пассажирских поездов был конечной станцией, и составы отправлялись лишь днем, в удобное для пассажиров время.

На подъездных путях дремали электрички. Завтра они проснутся, отправятся в путь, понесут живой груз через жаркие поля. Неужели Валя хочет его спрятать в каком-то вагоне, в рундуке?.. Но их наверняка проверяют, благо поездов немного. Но нет, Валентина повела его в Приморский парк, который меж пансионатов сбегал вниз к морю.

Чего-то ждали в какой-то роще, сидя на цоколе заброшенного фонтана.

В четыре часа стало сереть, в полседьмого сыграли побудку в пионерском лагере на взморье. В начале восьмого из пансионатов на море потянулись отдыхающие. Аркадий и Валентина пошли с ними. На пляже расположились в метрах трех от воды.

Она бросила ему плавки:

- Иди, переодевайся.

- Это и есть твой план?..

- Да…

Когда он, переодевшись, вернулся, Валентина протянула ему огромные солнцезащитные очки с зелеными стеклами и панамку. Затем из бумаги сделала лепесток, который крепился на переносице очками. Такой носили многие – чтоб кожа на носу сильно не облазила. Ушла переодеваться сама. Вернувшись, пошла к морю. Солнце только встало, и лучи мягко очерчивали женское тело. Валентина определенно была хорошо сложена: в ней имелось все то, что обычно нравится мужчинам: большая грудь, которой тесно в купальнике, трусики обтягивали мускулистую попу, ровные стройные ножки, вполне отчетливая талия.

«Интересно, а Пашка ее…» - уколола ревность. Аркадий постарался прогнать это чувство: все же нехорошо ревновать к мертвому, да и никаких прав на эту женщину он не имел.

Подойдя к полосе прибоя, Валька потрогала ножкой воду, затем наклонилась, отчего ее попа стала еще более соблазнительной. Поплескав на себя водичку, девушка вошла в море и поплыла. Плавала она аккуратно, не поднимая брызг, чтоб не замочить волосы.

- Водичка – просто чудо. Ты не желаешь освежиться? Неизвестно когда придется поплавать, сказала Валька по возвращению.

Аркаше было не до купаний.

День был субботний, и пляж стремительно заполнялся. Лефтеров ожидал, что вот сейчас кто-то крикнет, на него бросятся, скрутят. Но мужчин куда больше привлекали студенточки здешнего института. А женщины, если и смотрели, то лишь пока не натыкались на взгляд Валентины. Да и вообще, на этом пляже Валентина привлекала куда больше внимания.



Andrew Marchenko

Отредактировано: 15.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться