Однажды в Вавилоне

Размер шрифта: - +

Часть первая. БИОХАЗАРД \ 1. РУССКАЯ КУКЛА

– Старина Джек, береги свою голову. Она прямо-таки революция в науке, – сказал ему лысый парнишка в белом халате. – По сравнению с обычной башкой она как микроволновка рядом с костром неандертальцев!

Кто такие неандертальцы, Джек не знал, но сообразил: с новой черепушкой ему повезло не по-детски. Состояла она из нескольких сегментов. Сегмент номер раз – настоящие волосы. Вместе с натуральной кожей они снимались с титановой платформы сегмента номер два, который, если правильно нажать, обнажал сегмент номер три – сверхпрочный квазиживой пластик с псевдонейронами.

А всё из-за аварии на белковой фабрике.

Взрыв был такой, что весь персонал вмиг превратило в фарш и смешало с обломками цехов. А Джек – везунчик! – выжил, всего-то лишившись половины черепа. Вот докторишка и заменил ему недостающие извилины экспериментальной наностроганиной на пальчиковых батарейках.

Обнова Джеку не то чтобы нравилась, но и не раздражала. Заталкивать в неё гамбургеры получалось даже лучше, чем в прежнюю, – благодаря челюстям с акульими резцами (других в клинике не оказалось). Лбом же он смеха ради вбивал в барную стойку гвозди – да так ловко, что его собутыльники визжали от восторга!

Семья Джека с пониманием отнеслась к апгрейду родителя и мужа. Жену впечатлило, что его больше не тянуло «налево». Ещё любимый папочка стал положительно воспринимать посещение дочуркой районных драгс-оргий. А вот с работы Джека не то чтобы уволили, но на прощание в трудовой файл впаяли статью о нарушении корпоративного этикета в особо извращённой форме и подали в суд, желая компенсации за потерю интеллектуальной собственности компании. Под собственностью подразумевались мозги Джека, поэтому процесс фабрика проиграла.

Но нет худа без добра – устроиться в таксопарк не составило труда. На собеседовании Джек, клацнув акульими резцами, обворожительно улыбнулся – и тут же получил работу. Старина Бобби, менеджер таксопарка, дрожащими пальцами ввёл данные нового работника в видавший виды «фудзин спайдер», за что Джек очень благодарен старине Бобби.

«Фудзин спайдер» – отличная тачка, работающая на углеводородном топливе, уране и биомусоре. «Спайдер» очумительно справляется с заторами на многоуровневых магистралях, прыгая с этажа на этаж и карабкаясь по моноциклетным желобам. Правда, в первый же день на новом месте вдруг сработала система экстренной эвакуации – и старину Джека выщелкнуло из салона тачки вместе с креслом-катапультой. Очнулся он почти сразу – минут через двадцать. Коллеги, роняя слёзы скорби, обсуждали, как поступить с телом «этого урода и мудака Джека»: сжечь, сбросить в канализацию или бальзамировать, а потом метать в него дротики в обеденный перерыв?..

И все бы ничего, но вот беда – пластиковые мозги у Джека перекосило. Поэтому он при всех снял волосы, второй сегмент сдвинул по направляющим, по третьему кулаком бахнул – аж в глазах молнии свернули – и всё стало нормалёк.

С тех пор старину Джека и прозвали Матрёшкой.

Из-за сегментов.

Мол, у «этого урода и мудака Джека» голова как та самая русская кукла.

Но это всё присказка, а так-то в пятницу вечером, примерно в восемнадцать ноль-ноль, высадив последнего клиента, Джек врубил автопилот и откупорил баночку вишнёвого пивка-микса, понадеявшись, что умная тачка без проблем доставит его домой. Но не тут-то было: на ближайшем перекрёстке «фудзин» вляпался в пробку.

– Что за на?! – миролюбиво спросил Джек у бортового компа, ведь на экране заторов не наблюдалось. В это время суток на пересечении проспекта Хризантем и улицы Мира подобных безобразий никогда не случалось.

В такой ситуации другой водила, может, и растерялся бы, но старина Джек – не другой водила. Он же таксист, а не фасовщик с белковой фабрики. Отставив банку, он соединился с диспетчерской и попросил оператора внимательней отслеживать ситуацию на дорогах, а то лажа и беспредел.

Ответ он получил на каком-то непонятном наречии. С каких это пор на работу в таксопарк берут таких дремучих иммигрантов, что их языки не внесены в ОКСВ, то есть в Общую Коммуникационную Сеть Вавилона? Это ж из какой тундры-пустыни оператор выбрался?

При всём уважении Джек не согласен с кадровой политикой шефа.

 

***

 

Миссис Иванофф – высокая брюнетка с внушительным бюстом. У неё обалденная фигурка. Бойцы местной подростковой банды готовы перегрызть горло любому ур-роду, м-мать его так, если он, ур-род, считает иначе. А всё потому, что миссис Иванофф – почётный член «Помоечных прыщей», и на плече у неё есть соответствующая татуировка, накарябанная лазерной иглой. О том, как именно проходил обряд инициации, мистеру Иванофф лучше не знать. С сердечком у него порядок, и не очень-то он ревнив, но лучше как лучше, правда?

Выпав из одиночной капсулы, миссис Иванофф глубоко вздохнула, потом выдохнула, потом опять. Так она справлялась с тошнотой. При этом обильная грудь миссис Иванофф – для друзей просто Юльхен – чудом не проткнула сосками тонкую блузку. Сколько Юльхен живёт в двухсотэтажном Клоповнике, столько и мучится, пользуясь скоростным лифтом.

В Клоповнике нет лестниц, нет переходов между этажами, но есть сложная транспортная система, доставляющая вас к любому боксу любого уровня.

Примерно тридцать секунд назад миссис Иванофф в своей трёхкомнатной квартирке на сорок пятом этаже набрала адрес источника. Запрос умчался к центральному серверу. Тут же прихожая квартирки завибрировала, издавая звуки, похожие на слив ватерклозета, – это прибыла изрисованная граффити капсула. Оставалось только задать координаты вестибюля. Ввод – и…



Макс Топоров

#2243 в Фантастика
#77 в Киберпанк
#1641 в Разное
#515 в Юмор

В тексте есть: киберпанк, импланты, вирт

Отредактировано: 29.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться