Однажды в замке или берегись новый граф

1

Большая кухня была забита людьми до отказа. Вся прислуга огромного замка старалась уместиться в маленьком уголке, отданном нам, как обеденная. Кто-то тихонечко перешептывался, кто-то, напротив, сидел в полном молчании, но ясно было одно – мы все ждали, что же будет дальше.

- Все, - в кухню вошла Розалинда, старшая экономка. – Помер.

Народ загудел. Никто открыто не выражал своей радости, но гнетущее настроение, что заполняло пространство ранее, расступилось.

- Чего радуетесь? – спросила она, грубо сталкивая конюха с ближайшего стула. – Теперь вообще неизвестно, кто будет нашим хозяином. Может, будет еще хуже, чем было, а вы уже собираетесь плясать.

- Ну, хуже, чем было, вряд ли будет, - тихо сказала Сюзанна, довольно молодая горничная. С кем с кем, а с ней об этом спорить не стоит. Уж она на своей шкуре испытала и милость, и немилость старого хозяина.

«Ну, помер, и туда ему дорога», - я думаю, что именно это пронеслось у всех в головах в тот миг, когда Розалинда вошла в кухню.

- Не засиживаемся, - все-таки вспомнила старшая экономка, что она еще здесь имеет какое-то слово. Вряд ли новый хозяин оставит старый штат приближенных людей. Мы – горничные, конюхи, поварята, белошвейки и лакеи можем не волноваться за свои места, а вот высший, так сказать, управляющий состав – экономка, дворецкий, управляющий и личный секретарь его светлости – не те люди, которых оставляют подле себя новые владельцы. – Переодеваемся в траурную форму и вперед, чтобы это место блестело к приезду нового хозяина.

А новый хозяин – это никто иной, как новый граф Кронский. Графство Крон – одно из самых больших на территории нашей страны, занимающее по площади территорию, практически равную соседнему герцогству. Покойный дед нашего короля так сильно любил своего младшего сына, что не смог обделить его землями, и вот теперь непонятно в чьи руки попадут такие огромные владения.

Я в этом замке работаю уже ни много ни мало – шесть лет — и могу с уверенностью сказать, что наследников у нашего работодателя не было. Нет, конечно, ходят слухи, да и Марфа – наша повариха, самая старая работница этого замка, говорит, что у графа и покойной графини был сын, но подробностей о нем мы так и не добились. Она все отмахивалась: «Не ваших умов дело. Ваше дело – пол мыть да пыль протирать, а в хозяйские дела нос не суйте». И так на любой вопрос о жизни нашего хозяина, теперь уже покойного.

Старый граф был человеком тяжелым, я бы даже сказала, жестоким, обладающий изощренной любовью к различным играм сексуального характера. За свою жизнь он боролся до конца. Три недели страданий, и вот, наконец, можно выдохнуть. Помер. Конечно, нельзя так говорить о покойном, но скорбеть я о нем, как и большинство жителей замка, точно не буду. Некогда привлекательный мужчина в глазах домочадцев и окрестностей был хуже демонов, которыми нас пугают священники, но, на мой взгляд, ни один демон не сравнить по своей жестокостью с графом МакЭвоем. Едва завидев его в коридоре, прислуга бросалась врассыпную или старалась слиться со стенами. Сколько было назначено публичных порок, сколько крови мы вымывали из его «игровой», что становилось больно только от одной мысли о том, чтобы оказаться рядом с этим человеком и вот, наконец, заветные слова произнесены. Граф мертв.

***

- Ну, где это видано, что покойник в доме трое суток лежит? – причитала Марфа, сидя на большой табуретке у себя на вотчине, на кухне, а я примостилась сбоку, доедая ароматные овощи. Пока хозяина нового нет, нам, можно сказать, урезали довольствие. Старый граф, хоть и был редкостной сволочью, но в еде никого и никогда не ограничивал, а тут старый управляющий и Розалинда, видимо, посовещавшись, пришли к мнению, что раз нового владельца графства Крон нет, то транжирить еду не стоит, убирая из нашего рациона мясо, рыбу, соленья, оставляя лишь овощи да крупы, которыми был до отвала забит погреб. Конечно, там были и бочки с вином, медовухой и пивом, но к ним нам и до этого было запрещено прикасаться. 

- Новый граф уже едет. К ночи должны быть, - Розалинда уселась на стул рядом со мной и, ловко подцепив чищенную морковку со стола Марфы, отправила ее в рот. – Сита, чего рассиживаемся? Иди, подготовь комнаты новому графу и его сопровождающим.

- Комнату графу – это ту, в которой в данный момент лежит его светлость? – уточнила я. – И насколько большая свита?

- Ты в своем уме? – вспылила экономка, ставшая в последние дни еще более раздражительной, чем была, хотя нам всем казалось, что иметь более скверный характер просто невозможно. – Конечно, готовить комнаты на графском этаже, но другие. Не маленькая, сама разберешься, а свита – трое человек. Это все, что сообщил мне некий Эдриан Ройс, приславший магическое письмо.

- Эдриан Ройс? – уточнила Марфа. – Пойдем, Сита, я покажу тебе какие комнаты приготовить для свиты его светлости.

Я удивленно приподняла брови, но все равно проследовала за старой поварихой.

Мы поднялись на на этаж господ и пошли в комнаты, которые за все время моей работы ни разу не открывались.

- Подготовь вот эти комнаты и две следующие, - сказала Марфа, любовно поглаживая запылившуюся мебель. Комната была мужской. Чувствовалось, что раньше эта комната принадлежала знатному и очень близкому к графской семье человеку. Возможно, их таинственному сыну, про которого ходило так много слухов. – Я пришлю тебе на помощь Карину и Виолу.



Марина Дианова

Отредактировано: 17.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться