Одне в поисках идеала

Размер шрифта: - +

32

Я шел на посадку, постоянно оборачиваясь. Мне хотелось запомнить взгляд этих небесно-голубых глаз, грациозность моей нимфы и ее великолепие. Она грустно смотрела вслед, и я не желал улетать, я мечтал бросить всё и побежать обратно, но нужно работать... Ещё неделю, успокаивал я себя, и на день рождения я вернусь. Я приеду и буду с нимфой, буду только с ней: с моей необыкновенной греческой богиней, буду только с ней.

Нежная и ласковая улыбка, заботливый взгляд, светло-русые локоны и любовь: чистая, искренняя, настоящая. Не это ли нужно для счастья? Не это ли? Зачем мне кто-то, если есть нимфа, зачем? Я вздохнул, конечно, было легко рассуждать, но, как изменить свою жизнь, когда так привык к свободе, как? Фривольные улыбки, кокетство на устах, преданные искренние взгляды, и смех, смех такой задорный, такой веселый. Они разные, но красивые и беспечные. Они свободны, они ветрены и они влюблены, влюблены в меня. Как отказаться от всех милых созданий ради женщины, но женщины с большой буквы? А, что если попробовать остепениться, а, если получится… А смогу ли я? Смогу ли я сдерживать себя рядом с Адой? Я тяжело вздохнул, увы, но единственным выходом станет не видеться с ней, избегать встреч, по-детски глупо, но, как иначе, как?

За тяжелыми думами прошла неделя и, весело улыбнувшись, я встретил 4 октября. Закрытый концерт в небольшом клубе наконец-то закончился, и, переполняясь радостью, я пошел переодеваться.

- Одне, - окликнул меня Даниел, - Найдешь пять минут расписаться? Тут диски, футболка, несколько фоток, - протягивая мне вещи, сказал он.

- Есть конкретные пожелания? Может, дорогой и любимой? – улыбнулся я.

- Смотри сам, - пожал он плечами, - Всё, как обычно.

- Какая-то знакомая? – поинтересовался я, расписываясь.

- Типа того, - уклончиво ответил он, - Фанатка твоя ярая, ну, набор стандартный, в общем. О чем это я? А, ну, да, лет шестнадцать, ничего так внешне, но фанатка, фанатка…

- Фанатки, - отдавая вещи, улыбался я, - Они такие. А мне домой, самолет скоро, - поделился я радостью, - Меня Катрине ждет.

- Какого… – начал материться Юстан, - Я устраивал праздничный вечер, если ты уезжаешь?!

- Вам и без меня будет весело, а я по дому соскучился.

- Но, Одне, - обиженно сказал он, - Грандиозное шоу, всё, как ты любишь: выпивка, неописуемые красотки и сумасшедшее веселье до утра.

- Юстан, - снисходительно улыбнулся я, - Не сегодня, не сейчас… Пресытился, устал, хочу домой, хочу к нимфе, - и, помолчав немного продолжил, - Ты же сам говорил, что я должен больше времени уделять Катрине, любить ее… Я улетаю в Осло, провести день рождения с любимой женщиной, - счастливо закончил я.

- Ты и так недавно летал, - влез в наш разговор Эдвард.

- Тебе-то какое дело? – возмутился я, - Тебе-то чего?

- Переживаю, не заболел ли ты, - усмехнулся он.

- Ах, так, - начал я и продолжил в более грубой форме рассказывать всем, что я думаю о них и об их мнении, и, окончательно рассорившись с ними, помчался в аэропорт.

- Посадка закончена, - мило улыбаясь, сообщает мне девушка.

- Пожалуйста, - молю я, - Я успею, я к любимой женщине.

- Нет, - пожимает она плечами, - Нет.

И, тяжело вздохнув, я иду бродить по городу. Так ли я хотел провести день рождения? Так ли? В расстроенных чувствах я иду, нет, я шагаю, я просто медленно шагаю вперед, неважно, куда заведет меня эта дорога, неважно, что я бродил здесь раньше, бродил по молодости часами, безмятежно смотря вдаль. И непременно мечтая, мечтая, грезя о ней, но то, когда было, когда оно было, вздыхаю я. Давно, давно, говорю я себе, очень давно. Тогда я любил дождь, тогда я был ему рад, а сейчас он моросит, и что, пусть моросит себе, хмурюсь я, пусть моросит. Но это же дождь, пытаюсь развеселить себя я, это же мой обожаемый дождь, а как же Катрине, интересуется что-то внутри, а как же Катрине? Увы, но Катрине и дождь несовместимы, а я хочу к нимфе, хочу к ней, хочу. Но, видимо, не сейчас и не сегодня, вздыхаю я, в другой раз, думаю я, грустно смотря вдаль, в другой раз.

Дождливую улочку не жалуют прохожие, лишь изредка кто-то быстро проходит мимо, лишь иногда кто-то встречается на моем пути. Может, я не там брожу, нервно улыбаюсь я, может, не там.

Из-за угла выбегает девушка, она быстро мчится вперед, привлекая своей стремительностью моё внимание, может, за ней кто-то гонится, думаю я, и, немного ускорившись, иду следом. Она бежит, бежит, потом останавливается, смотрит на воду, и снова отправляется в путь только более размеренно, медленно шагая куда-то вдаль. Что ж, улыбаюсь я, смотря на хрупкий женский силуэт, мне всё равно нечем заняться и некуда идти, и продолжаю следовать за ней.

Длинный плащ, высокие каблуки, капельки дождя блестят на ее темно-коричневых волосах. Лица незнакомки не видно, но непременно я представляю ее красавицей. Моё воображение уже рисует нежные линии обворожительного портрета, наделяя мифический образ идеальностью черт. Я мечтательно улыбаюсь, продолжая наблюдать за беспечностью девушки. Она снова бежит, опять останавливается, смотрит в пустоту, разводит руками, поднимает руки к небу, пытаясь схватить в пространстве что-то невидимое, что-то неосязаемое, но именно ей понятное, именно ей знакомое. Я слышу тихий смех: легкий, нежный, задорный. Хороша, сглатывая, думаю я, хороша, а ведь она пытается поймать дождь, определенно, она ловит его капли, и от этой мысли на душе становится так светло, так радостно. И, согреваясь внутренним теплом, я следую дальше. Боясь подойти слишком близко, боясь ее спугнуть, я не тороплюсь и лишь издали наблюдаю за изящным силуэтом. Она подпрыгивает, веселится, и, конечно же, девушка похожа на умалишенную, но я-то знаю, я-то знаю, что это не так. Она всего лишь любит дождь, определенно она любит дождь, радуюсь я.



Malin Ask

Отредактировано: 03.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться