Одно мгновенье вечности

Размер шрифта: - +

4

4.

Пряный дым коры дерева сель криком новорожденного заполнял небольшое жилище. Небесными духами плясали пепельные кольца, а в потрескивании сучьев костра угадывались голоса ушедших.

Дрожащими руками Сат Ок надел на лицо маску. Глаза за затянутыми рыбьем пузырем щелями давно перестали слезиться. Сат Ок помнил, пока не привык, ему здорово доставалось от учителя - могучего шамана Зан Тока. Сат Ок позволил себе ухмыльнуться. Старого брюзги Тока нет уже много десятков вспышек и столько же вспышек он - Сат Ок - могучий шаман племени.

Желтые ногти подцепили пробку фляги с опитом. Вытяжка из стеблей мухора - тайна напитка была привилегией шаманов, и только шаманы могли пить его.

Проклятые ногти соскальзывали, теряя терпение, Сат Ок вырвал пробку зубами и уже трясущимися губами приложился к прохладному горлышку.

Как всегда после первого глотка густая жидкость опалила небо. Сат Ок с трудом оторвал сосуд, затолкал пробку и водрузил его на полку. Подальше.

Дым окончательно заполнил жилище, к тому же рыбьи пузыри не помогали зрению. Это не важно. Чтобы видеть то, что он собирался увидеть, не нужны глаза, чтобы слышать, не нужны уши...

Рот привычно начал выводить напевные мантры.

Жгучесть в горле прошла, голова начала немного кружиться. Сейчас начнется.

Сат Ок раскачивался в такт собственному пению.

Сок мукора можно было употреблять только во время камлания. Не больше одного раза в десять дней. Не столько побоями, сколько горящими глазами и страшными историями о муках Айда, которые ожидают душу преступившего, могучий Ток вбил это в голову ученика.

Сат Ок до сих пор не мог забыть своего первого раза. Первого, когда он попробовал опит. Учитель предупреждал, когда-нибудь наступит время и Сат Ок почувствует, что не может без напитка. Он будет готов на все и даже погубить бессмертную душу ради глотка зелья. Ток говорил, многие шаманы не выдерживали, пили опит едва ли не каждый день... не проходило и двух вспышек, как они сгорали. Сат Ок хорошо помнил наставления учителя. Помнил, потому что такой день настал. Одновременно с вечной жаждой, он приобрел и вечное знание - Сат Ок стал настоящим шаманом. С той поры он жаждал, ждал каждого камлания, как избавления от боли.

Последний раз Сат Ок камлал пять дней назад, уже не в первый раз, нарушая наставления учителя... ничего, он выдержит...

До ушей Сат Ока начали долетать голоса. За закрытыми веками возникли цветные всполохи. Сейчас нужно быть особенно внимательным. Вместо страны предков Голубой Зелы, зазевавшаяся душа запросто могла попасть в страшный Айд, где ей уже никогда не вырваться из нечистых объятий Марута - главы черного воинства проклятого Ибиса.

Сат Ок запел громче, дергаясь всем телом и подчиняясь ритму.

Он увидел поля, широкие, зеленые, на много стад поля. Он поднялся выше и увидел лес - верхушки деревьев образовывали сплошной ковер. Он поднялся выше...

Рядом с Сат Оком появилась птица. Шаман присмотрелся - это был селез, да селез, только необычный. Вместо темного оперения птицу покрывали зеленые, красные, желтые... цветные и неправдоподобно яркие перья. Селез открыл клюв, но вместо карканья оттуда вылетел страшный рык. Сат Ок моргнул, на месте селеза летело уже две птицы. Обе необычно цветные. В следующее мгновение, птицы накинулись на него. Усеянными зубами клювами они принялись рвать тело Сат Ока. Вниз полетели кровавые куски плоти. Сат Ок закричал. Селезы подхватывали мясо на лету и поедали. Сат Оку казалось, они улыбаются. Неожиданно снизу, из зеленой шкуры леса прилетела стрела. Стрела была черная. Приближаясь, она выросла до гигантских размеров, навылет, стрела пробила одного селеза. Издав последний рык, кувыркаясь, птица понеслась вниз. Второй кинулся за ним... в этот момент Сат Ок очнулся.

Шаман лежал рядом с догорающим костром. Маска неизвестно когда сдвинулась, и один глаз смотрел на осыпающиеся столбики сучьев. Дым давно покинул хижину сквозь многочисленные щели. Сат Ок тяжело дышал. Как всегда после камлания нестерпимо болела голова.

Сат Ок сел. Что означало его видение? Селез - к переменам, но цветной селез? К тому же их было двое, и они рвали Сат Ока. Если его съедают – добрый знак, как съели в расцвете лет великого святого Мухама, дабы и после смерти он мог пророчествовать. Но стрела... Сат Ок попытался вспомнить, были ли у убитого селеза целы ноги. Если перебиты, то... нет, не вспомнить. Не этого он ожидал от камлания. Смутные близятся времена, смутные.



Владимир Лароу

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться