Одно мгновение

Я здоров?

"Когда я успел отключиться? Мне так спокойно здесь. Я как змея в черном мешке, точно, так безопасно и тихо!" - не сдержав смеха от таких мыслей, Уилл засмеялся так, как будто это его последняя возможность порадоваться мелочам.
Было так уютно в доме матери, старая комната в которой прошло детство журналиста. Стеллаж с книгами, парта за которой он делал уроки. 
Проходя по комнате, касаясь пыльных вещей из юности, воспоминания так и врывались в память мистера Гамма.
Он вспоминал своих друзей, первую любовь, отца, который между приступами не так уж и плохо справлялся с ролью хорошего папы.
Джеймс Гамм старший очень любил своих детей, хотя и показывать свою любовь он не мог во всех красках. Отец пытался быть ближе к сыновьям. Быть обычным. 
-Уильям, ты проснулся, милый? - спросила Ингрид 
-Да, мам,  я скоро спущусь вниз. 
По приезду состояние молодого парня улучшилось, он опять тот самый жизнерадостный Уильям Аларик Гамм. Природа и семья хорошо повлияла на него. Спустившись вниз в столовую, Гамм решился позвонить в издательство и объясниться.
-Алло? Добрый день, вы позвонили в издательство газеты "Синица".
-Да, здравствуйте, это Уильям Гамм, можете ли, Вы, соединить меня с мистером  Смитом? - на удивление, Уилл был спокоен, даже чуточку равнодушен. 
-Ах, ты засранец, после четырех дней отсутствия решил все-таки объясниться? - заорал на журналист Джордж Смит
-Извините, я испытывал некоторые трудности и я во все не хотел ставить Вас в такое неудобное положение, надеюсь, я не уволен?
-Тащи свой зад в понедельник на работу!
-Спасибо, мистер Смит! До скорого!
Главный редактор в ответ положил трубку.
-Эй, братец, ты идешь завтракать? - окликнул его со спины Фредерик
-Да,да, что же у нас на завтрак? - направляясь к брату спросил Уилл
-Вишневый пирог, мама постаралась. 
После аппетитного завтрака, братья решили отправиться на озеро.
- Ты в порядке? —спросил Фредерик
- Я так растерян и беспомощен...
- Чувство беспомощности иногда полезно, Уилл. Оно учит нас тому, что некоторые события неизбежны, поэтому мы должны то недолгое время, отведенное нам, проводить с самыми дорогими людьми.
В ответ Уилл обнял брата  и прошептал «спасибо».
Стоя у озера на причале Фредерик и Уильям вспоминали прошлое. Оба брата хотели насладиться таким прекрасным последним летним днем.
-Я завтра должен уехать обратно, мне так жаль, что толком не побыл рядом с матушкой и с тобой, братец.
-Все нормально, просто приезжай на рождество. И надеюсь, ты приедешь не один. Мама каждый день задает мне вопросы по поводу твоей личной жизни. Я отбиваюсь как могу!
-Ох, было бы из-за чего отбиваться, у меня был шанс, но ты сам все видел. - помрачнев сказал Уильям. 
-Не бери в голову. - хлопнув по плечу старшего брата ответил Фредерик.
Дойдя до дома Уилл решил провести оставшийся вечер с матерью. Разговор был долгим, где-то проливались слезы, в каких-то моментах смех доводил до боли в грудной клетке. И вот возникло неловкое молчание. Уильям никогда не хотел обременять мать из-за своего недуга, старался, насколько возможно, держать все в себе. Даже уехав так далеко от дома он сумел доставить проблем, подумал Уилл. 
- Ты не похож на своего отца. - сказала госпожа Ингрид.
Такие слова удивили журналиста, но он понимал, что мисис Гамм просто хочет показать, что сын для нее важнее, чем его болезнь.
- Пойми, - продолжала матушка. - всю твою боль я заберу себе, ведь в этом и заключается роль матери.
Встав над сыном Ингрид поцеловала его в лоб и направилась спать.



Abananado

Отредактировано: 19.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться