Одно неосторожное желание

Глава 2

*****
Что за тип? С какой стати он решил, что я из себя кого-то строю? Я что, так сильно ему не понравилась? Не понимаю, как это вообще возможно. Я ведь проверяла - всё на месте, всё в лучшем виде. Небесно-голубая короткая дубленка с белым мехом на отворотах сидит на мне идеально, шапка цвета индиго выгодно оттеняет золотистые густые локоны. Сапожки...
Вспомнила его издевательский тон при упоминании праздника, ухмылку на его лице, и покраснела. Поймав себя на том, что думает о незнакомце слишком много, стряхнула с себя мечтательно-идиотский вид и уже уверенно зашагала по тоненькой серой дорожке из песка, заботливо посыпанного дворниками.

Наша редакция - идеальное место для работы. Особенно, если учитывать, что офис находится через квартал от дома.
Несмотря на то, что вышла я на десять минут раньше, стрелка на больших настенных часах в холле неумолимо коснулась последней черточки. Еще одно движение, и опоздание было бы зафиксировано строгим блюстителем за массивным столом.
Тишина такая, до мурашек. Ну неужели все уже на рабочих местах? Легкая улыбка стражу в темно-синей униформе охранника, и я уже возле лифта. Двери милостиво распахнулись передо мной, приглашая в пустую кабинку. А, нет. Не пустую. И не одна я такая. Вслед за мной в уже зашумевшие двери протиснулась юркая девица в джинсах, ярко-красной куртке и синей шапочке. Я уже не первый раз сталкиваюсь с ней. Она работает на пятом этаже. Приветливо улыбнулись друг другу и тут же, уйдя каждая в свои мысли, уставились на безмолвные двери.
В кабинет я уже просто ворвалась. Неосторожно оставленные на ближайшем столе документы вихрем взметнулись и полетели, устилая пол за моей спиной. Обернулась, чертыхнулась и молча собрала. Положила аккуратно обратно на стол Ирины, пока не увидела. У этой брюнеточки есть одна хорошая и одна плохая привычки. К первой относится как раз её нынешнее отсутствие - она каждое утро по десять-пятнадцать минут пропадает в туалетной комнате. Иногда я задаюсь вопросом: может, у неё нет дома, и поэтому ей приходится наводить марафет на работе? Плохая привычка - бросать всё как есть. Никогда не заботится о том, что у неё на столе. Зато если потом она никак не может найти какой-либо документ или флешку, зачастую беспечно оставленную на краю стола, виноваты все, кроме неё самой.
Закинув дубленку на вешалку, села за свой стол, наконец, выдохнув. Пять минут девятого.
- Мелкий апокаліпсис явился, - Артем не смог не поддеть.

Высокий, широкоплечий, с пронзительными серыми глазами, он всегда в форме, готов в любой момент сорваться в самую горячую точку. Его статьи всегда на первых страницах: интересные, живые, с привлекающими внимание яркими заголовками.
Мысленно послала его куда подальше, но вслух лишь сказала, мило улыбнувшись:
- Всё-то ты, Тёма, преувеличиваешь... - на последних словах моя улыбка испарилась. Я чуть вжала голову в плечи и зажмурилась как раз в тот момент, когда двухлитровая баклажка с газировкой с грохотом рухнула на пол под тяжестью моей дублёнки. - Упсь.

Паша, скромный клерк нашего отдела в круглогодичном пиджачке, вечно провожающий меня голодным взглядом, тихонько засмеялся. В эту секунду мне захотелось его придушить. Кажется, он понял свою ошибку и спрятался за монитор.


Наконец, всех собрали на совещание. Как же я ждала! Как ждала! Именно сегодня должно свершиться то, о чем я мечтала уже два года!
Генеральный директор редакции, Фокин Андрей Кириллович, статный мужчина в самом расцвете сил, уже устроился во главе стола в конференц-зале. Каштановые волосы уложены непослушными прядями в хаотичном порядке, а цепкий колючий взгляд болотных глаз пропускает всех, остановившись… Черт, спокойно, Настя. Он оценивает тебя. Это что-то да значит. Где ближайшее зеркало? А, какое здесь зеркало может быть. Быстрый взгляд в окно, где я умудрилась выхватить часть своего отражения, мысленно дорисовывая образ целиком. Белое платье-футляр, обшитое сверху нежно-кремовым кружевом выгодно подчеркивает мои формы, даже не обтягивая фигуру змеиной кожей. Широкие гипюровые рукава в три четверти дополняют ансамбль, почти идеально гарморинуя с сапогами мягкого пудрового оттенка. Всё должно быть просто восхитительно, а лёгкий предпраздничный наряд просто не может не произвести должного действия на начальника.
Однако мне не по себе. При каждом взгляде, брошенном вскользь или целенаправленно, я чувствую ледяное пренебрежение, отчетливо читающееся в его взгляде. Может, стоило всё-таки надеть строгое серое платье? К щекам подбирается жар. Я понимаю, что что-то идёт не так.
И вот, наконец, я услышала свою фамилию. Приподнялась с натянутой улыбкой. Настя, соберись уже! Ведь это твой час!
- Анастасия Сергеевна, можете сказать, как давно Вы переквалифицировались на чёрный пиар?
В голосе шефа звенит сталь. Все вдруг притихли, и в этой гробовой тишине моё сердце отбивает какой-то слишком неправильный ритм. Я чувствую, как становлюсь пунцовой. Голос меня подводит, задрожав в такой ответственный момент:
- Андрей Ки...риллович, я… н-не…
- Снегурочка решила добиться справедливости для малого бизнеса?

Гололедица и острый язык Артемки кажутся сказочной шуткой по сравнению с тем, что происходит здесь, сейчас. Я встала, глядя на директора непонимающе, умоляюще. Только не это! Только не при всех! Зачем? За что? Я вспоминаю лихорадочно статью, размещенную на третьей странице четыре дня назад. Но там ведь нет чёрного пиара! Как так?
- Андрей Кириллович, это, наверное, какое-то недоразумение…
- Недоразумение - это ты, Настя! - он взял в руку папку, где, судя по всему, был отчет по моей работе за этот месяц, и с силой швырнул её на стол. - Ты хоть понимаешь, где работаешь? Ты понимаешь, что должна отвечать за каждое, напечатанное тобой слово!?
- Н-но…
- Значит так! Если до Рождества ты не урегулируешь вопрос с транспортной компанией, можешь писать заявление по собственному желанию. И скажи спасибо, что Новый Год на носу, иначе вылетела бы отсюда с пинка!



Valentina May

Отредактировано: 23.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться