Одно отражение на двоих

Размер шрифта: - +

Глава 4

Темнота вдруг расступилась. Я резко открыла глаза и поняла, что лежу на полу. Надо мной с хмурым лицом стоял Тельнан и, судя по его виду, злился.

- Самилия, - испуганно выкрикнула Патрисия, подбегая и приседая возле меня на корточки.

Она осторожно достала нож, чем вызвала очередной вскрик боли, сорвавшийся с моих губ. Едва Патрисия аккуратно передала окровавленный предмет в руки юноше, служившему здесь храмовником, с ее пальцев сорвались желтые нити и устремились к ране. Второй раз за день меня лечили. Но теперь мама подруги была встревожена не на шутку.

Я заметила слезы на ее глазах и горечь, с которой она закусила нижнюю губу. Патрисия постоянно покачивала головой, словно не верила в происходящее. Однако после женщина часто поморгала, смахнула ненужную влагу с лица и поднялась на ноги, стараясь не смотреть на меня.

- Извините нас, - залепетала она, обращаясь к Тельнану. - Но зачем проводить полный обряд? В ней нет Огня, разве вы не знали?

- Поднимайся, - обратился ко мне Оррелл, отец Самилии, помогая встать на ноги.

Патрисия еще выпрашивала прощения у жениха подруги, лебезила, смотрела на того с мольбой, но до меня эти слова уже не доходили. Я бы с удовольствием послушала, вот только Оррелл быстро повел за собой, увлекая подальше от посторонних глаз.

- Теперь довольна? - грубо спросил мужчина, заталкивая меня в хорошо освещенную комнатушку. Больше он ничего не сказал, лишь напоследок громко хлопнул дверью.

Шок переплелся с обидой и непониманием. Эмоции одна за другой нападали со всех сторон. Мне было то холодно, то жарко, порой кружилась голова, с трудом удавалось дышать, хоть от раны не осталось и следа. Следовало, наверное, рассмеяться, ведь все выглядело как дешевый розыгрыш.

Помещение напоминало небольшую комнату в башне, где с окон тянутся дорожки света и желтым пятном падают на пол, однако рассмотреть мне его полностью не позволили. Я даже не успела прийти в нормальное состояние и перестать притрагиваться раз за разом к окровавленному пятну на платье, как мой покой был нарушен.

- Сами, ты просто великолепна! - воскликнул незнакомый блондин, предварительно прикрыв за собой дверь.

Я с настороженностью поджала губы. То ли он говорил про мое платье, то ли имел ввиду вообще что-то другое.

- До последнего не думал, что осмелишься пойти на такое, - с улыбкой на устах проговорил он и быстрым шагом сократил разделяющее нас расстояние. - Как ты их всех, - добавил мужчина и потянул за кружевной ворот платья, сразу же припадая к моим губам.

Разве можно было предположить, что он сделает нечто подобное? Я настолько опешила, что первые пару минут могла лишь смотреть на целующего меня мужчину с широко открытыми глазами. Как только мне удалось совладать с мыслями и попытаться отстраниться, блондин полностью приблизился и захватил в плен своих рук. Я замычала, начала выворачиваться и протестовать. Вот только он вел себя слишком собственнически. Одну руку незнакомец положил на затылок, не позволяя уклониться от поцелуя. Вторая же опустилась чуть ниже талии и слишком нагло легла куда не стоило.

- Отпусти, - промычала я и уперлась ладонями в твердую мужскую грудь.

Он слегка отстранился, ухмыльнулся и толкнул меня, заставляя упереться в край стола. Симпатичный молодой человек, которому я явно нравилась и с которым у Самилии определенно что-то было раньше, показался мне ужасно противным. Его напор не удавалось ослабить. Незнакомец словно разъяренный бык, не слышавший возмущений, не обращающий внимания на мои протесты и жалкие попытки оттолкнуть его, все равно припадал к губам, облизывал их, сминал грудь, а в какой-то момент и вовсе потянулся к подолу платья. Его язык раз за разом намеревался пробраться в мой рот, но со временем я перестала его открывать, чтобы с помощью слов достучаться до помутившегося сознания этого человека.

В какой-то момент мне удалось оттолкнуть блондина и кинуться наутек. Однако платье стало помехой. Ноги в нем заплетались, быстро перемещаться не было никакой возможности. Незнакомец обхватил меня за талию и усадил на стол.

- Сегодня хочешь поиграть? - с огнем в глазах спросил он и его губы коснулись моей шеи.

Казалось, он несокрушимый камень, который стоял горой и не обращал внимания на мои сопротивления. Я хотела было закричать, однако сдержалась, вспомнив о толпе людей за дверью.

От треска разрываемой ткани екнуло сердце.

- Нет! - на этот раз я громко запротестовала и приложила все усилия, чтобы высвободиться. - Что вы себе позволяете?.. Отстань!

Я попыталась ударить его в пах, но помешала многослойная юбка, так нравившаяся мне еще пару часов назад. Каблук зацепился за кружево на подоле платья, раздался звук рвущейся ткани, однако ноги запутались еще больше. Мне с трудом удавалось держаться ровно и не упасть спиной назад, предоставляя ему еще больший простор для действий. На шее и плече чувствовалось мокрое прикосновение его языка. Он больно покусывал кожу, с большей силой прижимал меня к себе и уже начал пробираться под корсет, прямиком к груди.

- Нет, нет, только не это! - завопила я, пытаясь воспрепятствовать мерзкому типу.

- Самилия! - послышалось возмущение со стороны двери.

Там стоял Тельнан, за ним Патрисия. Незнакомец же лишь теперь оторвался от меня с ехидной улыбкой на лице. А я только и могла, что обреченно сесть на стол, находившийся как раз за мной.

На лице Патрисии отразилось разочарование. Сложилось ощущение, будто я подставила ее, подвела, сделала что-то непростительное. Жених же со злостью смотрел прямо мне в глаза, затем ненадолго опустил взгляд вниз и выгнул бровь. Я вспомнила о порванной ткани. Оказывается, ранее красивые кружева болтались на плечах дешевой тряпкой, остался только корсет и оголенная верхняя часть груди, вздымающаяся от тяжелого дыхания.

- Миллер, - расстроенно сказала Патрисия, - вы ведь знаете о последствиях?



Надежда Олешкевич

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться