Одной ногою по ту сторону

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

Глава одиннадцатая

I

Влад стоял перед злополучной дверью, за коей находился виртуозный истязатель, и втайне мечтал покинуть этот ненавистный пыточный полигон, именуемый плутоватой табличкой «психотерапевт». Он не желал переступать порог так же сильно, как и опасался остаться без финансирования со стороны отца, который избрал неукоснительным условием посещение Германа Григорьевича, сулившегося исправить учащённые проявления агрессии отпрыска, неизменно отнимающие у клана влиятельного бизнесмена солидные суммы.

Молодой повеса нередко вступал в конфликты с людьми любого социального статуса, однажды даже расколотив бутылку о голову сына градоправителя, неспешно ретируясь затем в тёплых летних сумерках, оставляя за собой шлейф изысканного французского вина, давеча лично презентованного именитым виночерпием. Выходка тотчас получила разглашение, вмиг достигая ушей родителя пострадавшего: обличённого властью чиновника, каковой грозился спустить шкуру с дерзкого обидчика уже тем же вечером, тревожа мобильный телефон Влада вполне ожидаемым звонком. Однако оказавшийся рядом Юрий Павлович перехватил стремительный поток сквернословия и мастерски отразил острый выпад оппонента, в лице собеседника узнав стародавнего знакомца. Обе выдающиеся шишки, набитые дюжим телом мегаполиса, безотлагательно встретились на созванном за городом фуршете, где в компании сексапильных дам посетили сауну и плодотворно провели неформальную беседу, после коей Влад познал горечь неутешительных вестей.

Отец не внял привычной снисходительности, наблюдши, наконец, отсутствие верных суждений о жизни у беспутного сына, и обязал пострелёнка экстренно ввериться содействию «хорошего знакомого», который с радостью откликнулся на просьбу, определив крупный счёт в знак априори ликвидированной проблемы.

Оценив вероятность скорого исчезновения дармовой монеты в кормящих руках Юрия Павловича, Владислав безропотно принял предложение любящего батюшки, усыпляя тем самым его бдительность, а затем скрепя сердце навестил психотерапевта, молчаливо осматривая вычурный кабинет на протяжении удручающих трёх часов.

Герман Григорьевич оказался весьма терпеливым человеком: отрывистые вопросы, открыто проигнорированные превознёсшимся пареньком, он припас до следующего визита, к которому, впрочем, Влад преждевременно отнёсся скептически, наивно пожелав использовать ранее применённую тактику весь грядущий курс. Однако очередной запланированный приём не обременил ожиданием, вновь угнетая опаляющей аурой замкнутого помещения, каковое отталкивало даже беглый взгляд, направленный в сторону ведающего души гуру. Удрать от обещания было невозможно, и Владислав твёрдо решил до последнего потакать отцу, впервые совершая нетипичный для себя поступок.

Мужчина лихорадочно переминался с ноги на ногу, теребя затрёпанный ногтями колпачок пластиковой бутылки. Сердце бешено колотилось, а жаркий нрав призывал покинуть пыточную камеру, дабы не отдаваться изобличающим расспросам, но охота поскорее отделаться от смятений Юрия Павловича и продолжать беспечную жизнь в охватах возлюбленной одерживала верх, вселяя силы и титаническое терпение, дозволяющее пережить представшую неловкость.

Волнение таинственной природы словно ведало о неминуемой исповеди, понуждая довериться фатуму, осторожно стуча в запертую дверь:

- Можно? – Влад сжал кулаки, выдавливая резкие щелчки из пальцев.

Откликаясь эхом, гробовое затишье пустующих коридоров еле заметно шевельнулось, донося ответ кажущейся безжизненной комнаты:

- Да-да?

Парень наполнил лёгкие воздухом, допивая выдохшуюся минеральную воду, и решительно ввалился внутрь:

- Здрасте.

- Приветствую вас, Владислав Юрьевич! – психотерапевт отвлёкся от растений, убрав распылитель и переводя взор на посетителя. – Помнится мне, в прошлый раз вы не проронили ни слова, и грешным делом уж было подумалось, что не встретимся более. Тем не менее – я польщён! Всегда приятно видеть человека пришедшего к осознанию. Теперь крайне полагаюсь на ваше благоразумие и наше дальнейшее сотрудничество! – протягивая руку, Герман неопределённо улыбнулся.

- А вот папаша мой иначе считает! Ему в голову взбрело, будто бы я помешался, оттого и направил сюда! – холодный тон Влада постепенно раскалялся, преисполняясь гневом.

- Отнюдь. Уверяю вас, Юрий Павлович адресовался ко мне, чтобы вычленить причины ваших «тревог» без вторжения препаратов и, так сказать, специалистов несколько иного профиля.

- Пф-ф! По факту, вы такой же мастак, как и они, просто творите свои тёмные делишки под другой эгидой! – мужчина открыто нервничал.

- Тут вы в корне не правы, Владислав Юрьевич. Мой метод всецело основан на вербальном воздействии и категорически отрицает применение каких бы то ни было стимуляторов сознания, если хотите.

- Хм. Не скажу, что подобный ответ меня удивил, даже наоборот – отмахнувшись, Влад сел в кресло.

- Всё же вам довелось провести мысленный анализ допустимых событий? Значит отчасти вы дали согласие на продолжение терапии и борьбу с недугом? – голос Германа отдавал заинтересованностью.

- М-да. Каждый слышит то, что хочет слышать – парень произнёс фразу вполголоса, заминаясь. – Наплевать. Я по-прежнему не собираюсь ничего говорить.

Собеседник опешил:

- Позвольте полюбопытствовать: зачем же тогда вы явились? Насколько помню, я не заявлял о наличии телепатических способностей и молчание едва ли склонно поведать о дисбалансе между вашей гармонией и агрессией – скрестив руки в замок, Герман медленно проследовал к столу и опёрся на него, пятой точкой сдвигая кипы документов.

- Папочка рассчитывает, что я справлюсь со своими приступами, а для этого, видимо, придётся торчать здесь. Ему так спокойнее будет, или вообще, глядишь, перебесится.



Kle{V}er, Magnus Orange

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться