Однолюбка в попаданках.

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. Будни практики и будни военных учений. Две большие разницы.

             За учёбой, тренировками и поглощением офицерских пайков двумя сержантами вреся бежало интенсивно. Взялась серьёзно за модуль сполотов, третий ранг медтехника подтягивала неспеша, в учебный период освою остатки, процентов 60 должно остаться, не более.

               Тренировки боевых искусств проводила с группой абордажниц, не хреново девки пляшут. Меня на спаррингах старались не убивать, но повреждения присутствовали. Я с ними сравнялась только по частоте использования медицинского бокса, больно бьют и точно. Но не унываю, опыт приобретаю неплохой. Беда изначально состоит в земной конституции телосложения, слишком женственна. В спарринг лучше мужика, бабы безжалостны.

               Самостоятельно поддерживаю систему рукопашного боя Первых сполотов. Эта заточена под мне подобных, напоминает айкидо по моторике использования сил инерции и моментов масс.

               Продолжила тренировки с холодным оружием, метание ножей и стрельба из арбалета требуют регулярности в занятиях, навыки уходят, что неприемлемо.

              Через месяц тактических манёвров соединения флотов разделились на свой и чужой и приступили к активным действиям с условным противником.

                   Вот не хрен этим воякам делать, придумали ученья, а так было спокойно. Нельзя забывать, что практика на боевом крейсере, тут экипажа под двести человек.

                  Боевая тревога была объявлена два часа назад. Крейсер возглавляет одну из эскадр в гуще событий. Корабли обеспечения отведены в тылы, если они в космосе присутствуют, там же дрейфует госпитальный корабль и не один. А вот когда их помощь необходима, то не нашлось ни одного поблизости. Тыл, оказывается, определяется удалённостью от места боевых действий, чем дальше, тем тыловее.

               В один момент боя наш крейсер оказался ближайшим к месту события форс мажорного характера. На борт доставили кучу раненых. Двое на последнем издыхании. Конечно, полутрупы попали в мои руки. Даже не знаю, что произошло, но ребята излучали не на много меньше, чем в эпицентре ядерного взрыва, мне так показалось. Не специалист в ядерной физике, могу и ошибаться, но не сильно.

                  - Сержант. Тела нельзя помещать в бокс. Уровень радиации выведет электронику из строя. Требуется предварительная дезактивация.

               Это дежурный врач начал учить. Сама знаю, но вид у ребят ужасный, дезактивацию наверняка не выдержат. Мне трупов только не хватает на первой практике.

              - Лейтенант, сейчас моя смена, прошу не вмешиваться. За состояние камер несёт ответственность дежурный медтехник. Времени на дезактивацию раненый не имеет. Принимаю решение поместить тела в реанимационные боксы по факту состояния.

                   Два дрона выполняя задание удаляли с раненых скафандры и одежду. Одежда могла и растворится в боксе, но таким образом удаляется часть общего радиоактивного заражения. Уровень снизится, но не на столько, чтобы спасти медбокс от повреждений. Главное состоит в том, что 40-45 минут реаниматор выдаст нужные параметры. Это даст значительный шанс на выживание. Остальное чушь. Доктор камерами не распоряжается, его дело диагноз и заключение о способе лечения.

                - Сержант, это нарушение инструкции по использованию медоборудования. Дура, ты угробишь дорогое оборудование и карьеру заодно.

                   - Да, хер с ними. - Меня понесло на нервной почве.

                Сама знала, но парни не виноваты. Их жизнь для меня дороже собственного благополучия. Вак сейчас тоже в пространстве на корабле. Обычно, я подобными выражениями не пользуюсь в качестве аргумента. Времени нет подбирать нужные, как в скорой помощи на Земле, там и научилась материться, инвективой лексикой называется по культурному, русский мат по-простому. Часто помогало вдолбить прописные истины в больные головы.

                  Дроны удалив максимально остатки скафандров пострадавших, уже укладывали фонившие тела в стерильные саркофаги. Нужно 40 минут по минимуму. Лейтенант медицинской службы, дежурный врач, не могла вмешаться в работу дронов. После заступления на смену мои команды приоритетны в исполнении, но и отвечать должен дежурный медтехник.

               Боксы продержались 42 минуты.  Дежурный врач выдал предписание по результатам диагностики, полный кошмар. Диагностика с настройками бокса заняли три минуты, поражение жёстким излучением всего спектра, включая тяжёлые альфа частицы. На Земле таких товарищей везут в персональный морг, чтобы не облучал окружающий медперсонал, тут иначе. Хотя дозу схватили обе, но это на час лечения после окончания вахты. Работа не отменяется по «пустякам».

                 Индикаторы жизнедеятельности изменили цвет с красного на почти жёлтый. Зато индикаторы ресурса бокса дружно загорелись красным и отключили питание. Одновременно с оказанием реанимирующих процедур, медбокс выполнил дезактивацию.



Дмитрий Гаук

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться