Офицерская внучка

Размер шрифта: - +

Шёл месяц май

Яркие лучи весеннего солнца, словно сотканные из тонкой золотой паутины, лениво скользнули по траве, играя с цветами, вспыхивающие яркими красками под их напором и тянущие к свету свои тонкие полупрозрачные лепестки, будто желая насытиться этим солнцем, сохранить в себе эту божественную энергию, дающую жизнь и тепло. Где-то над головой шелестела листва береговой рощи, неподалёку жужжали пчёлы, а в воздухе ощущался сладкий аромат дикого мёда... Над большим пышным жёлтым цветком пропорхала бабочка, едва слышно прошелестев своими бархатными крылышками, в траве застрекотал кузнечик. Послышалась мелодичная трель горихвостки. 

Агата медленно следовала за дедушкой, аккуратно ступая маленькими лапками по тёплой земле и внимательно прислушиваясь к волшебный лесной музыке; казалось, вместе с птицами пел весь мир: под дуновением ветра шелестела трава, слабо звенел колокольчик, затерявшийся в зарослях бесконечной зелени, скрипели стволы старых деревьев, шуршали крыльями стрекозы... А где-то в траве забавно то похрюкивал, то посапывал маленький ёж. 

Вдруг до слуха девочки долетел отчётливый лязг металла с продолговатым скрипом. Агата замерла, новострив маленькие ушки, не послышалось ли. В воздухе повисла тишина, даже жужжание пчёл отодвинулось на задний план. Девочка сделала несколько осторожных шагов вперёд, откуда, как ей казалось, впервые послышался волнующий звук. Он повторился, но теперь к звону добавился ещё и топот ног, свистящий шелест буйного ветра, воинственный клич дикого зверя. Чём ближе подходила Агата к зарослям шиповника, тем отчётливее слышались звуки схватки, тем громче свистели стрелы, тем громче разрезали воздух раскаты грома, тем быстрее билось её сердце, тем гулче журчала в теле кровь, а в ушах приглушенными ударами отдавался пульс. 

Под напором маленьких, но крепких лапок колючие кусты раздвинулись, оставив на плече лёгкую царапину, почти не заметную под густым слоем шерсти, и девочка проскользнула вперёд, оказавшись прямо перед ареной, огражденной высоким деревянным частоколом. Каждый, ступивший за черту этой ограды, открыто бросает вызов каждому игроку арены, заявляя о своих правах на звание победителя. Раньше, это место было ужасным местом, где могли безнаказанно убить даже случайно попавшего на поле новичка. Но теперь, благодаря чистилищу, умершие здесь легко могут вернуться к жизни.

В самом центре площадки стоял пожилой воин в тяжёлых доспехах, светящихся на солнце, будто он сам небесное светило. Его рука крепко сжимала увесистый меч, а другая прижимала к груди щит с выгравированным на нем гербом золотого орла. Неожиданно, из правого угла арены на него ринулась канийка с длинными волосами цвета вороньего крыла, сверкнувшими синевой на солнце, у неё не было столь внушительного оружия, лишь небольшой кинжал с рукояткой из чёрной драконьей кожи покоился в чехле на поясе. Но, будучи буквально в нескольких шагах от воина, девушка предприняла неожиданный приём; оттолкнувшись ногами от земли, она подлетела вверх на несколько метров, оказавшись за спиной противника, непонятно откуда, в её руках возник чёрный массивный лук, размером чуть ли не превышающий саму лучницу, звякнула тетеива, и стрела со свистом сорвалась с места, целясь в открытую шею, не защищенную бронёй. Но воин будто предугадал действия молодой соперницы, в мнгновение ока развернулся и подставил щит. Стрела со звоном отлетела от металлической поверхности, неприятно скрипнув по ней алюминиевым наконечником, и вонзилась в землю по самые лопасти. В несколько шагов воин сократил до минимума расстояние от него до лучницы, уже приземлившейся на землю, в луче солнца сверкнуло острие меча и, чиркнув по щеке девушку, вошло в землю. 

- Ты проиграла, - спокойно констатировал факт победитель, убирая меч в ножны, и направился прочь с арены, даже не оглянувшись на свою противницу.

Боясь пошевелиться, будто все это способно испариться в мнгновение ока, Агата завороженно наблюдала за поединком, и даже когда он закончился, всё равно продолжала смотреть на утоптанную землю, а в голове всё ещё всплывали отрывки недавнего поединка. В груди гудков билось сердце, девочка прижала к нему маленькие лапки, опасаясь, как бы не выпрыгнуло. Ей до ужаса понравилось увиденное, захотелось самой ощутить чарующий холод металла, дотронуться до кожаной рукоятки, почувствовать эту невероятную лёгкость, как ей казалось, испытываемую, когда держишь в руках оружие. 

Чёрные глазки возбужденно сверкали на маленькой мордочке, словно две искры, почему-то решившие зажечься средь бела дня. В тот день Агата наконец-то поняла, к чему так стремилась её душа, но о чём не догадывался разум. 

В тени склонившей свои ветви старой берёзы стоял пожилой гибберлинг, с мягкой улыбкой смотря на свою притаившуюся внучку и с печалью осознавая, что, видимо, уже пришло время, когда Агата повзрослела где-то в глубине души. Офицер усмехнулся в седые усы и, поправив сползшую с плеча походную сумку, запрокинул голову. Средь тонкого кружева листвы проглядывало чистое голубое небо. Шёл месяц май. 



Кузьмина Татьяна

Отредактировано: 30.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться