Огненная Лилия для дракона

Размер шрифта: - +

Пролог 2

*8 месяцев спустя

«Тише солнышко, тише, - мысленно обратилась Скайра к малышу, находящемуся в её чреве. Тот разволновался не на шутку, словно чувствуя страх матери и упирался ножками в живот изнутри, так сильно, что ей пришлось остановиться, чтобы перевести дыхание, - всё хорошо, мама не даст тебя в обиду».

Нашёптывая нежности, молодая женщина гладила живот, говоривший о немалом сроке её беременности, прислушиваясь к лесным шорохам, наполняющим ночной лес. Над головой раздался шорох крыльев, и небо прорезал крик вылетевшей на охоту совы. От неожиданности сердце замерло в груди, чтобы спустя миг застучать с удвоенной силой, что тут же почувствовал ребёнок, вновь завозившись в чреве. Сделав глубокий вдох, Скайра попыталась успокоиться, только так она могла спасти своего неродившегося малыша от той ужасной участи, что была уготована ему судьбой. Хотя, судьбой ли?

До рассвета оставались считанные часы, а она ещё не прошла и половины намеченного пути. Ей бы только добраться до реки, где уже ждёт приготовленная матерью - настоятельницей лодка. Пожилая женщина, вырастившая её, и открыла ей на днях страшную тайну, от которой Скайра не спала уже вторые сутки.

И где только были её глаза? Почему она не поняла сразу, что Властителю от неё нужен только дар, унаследованный от предков, тот самый, который уже сейчас чувствовался в её малыше. Почему она раньше не задавалась вопросом, каким образом этот мерзавец стал настолько сильным? Как ему удаётся сохранять молодость, после стольких прожитых лет жизни? Почему она была настолько слепа в своей любви к нему, что не замечала, как он тянет из неё силу, опустошая, словно тот паук, выпивающий из глупой мухи, что прельстилась на радужное мерцание его паутины, все соки?

За блеском прекрасных синих глаз, как оказалось, скрывалась лишь непроглядная тьма, поработившая его душу, а сердце, бьющееся в широкой мужской груди, было насквозь пронизано ложью, из-за чего давно превратилось в кусок льда.

Скайра ненавидела Властителя всей душой, за то, что тот, воспользовавшись её наивностью, умело играл с нею, словно с глупой куклой, но… настолько же сильно и любила. Внутри буквально всё рвалось от боли, из-за сплетённых в клубок противоречивых чувств, которые она пыталась похоронить глубоко внутри,  ради спасения своего малыша, вот только те, то и дело, пытались с новой силой вырваться наружу, затапливая сознание обидой и не давая сосредоточиться на дороге.

На небе уже начала разгораться заря, окрашивая горизонт алыми красками, когда молодая женщина, наконец-то, добралась до реки. Оставалось пройти всего пару метров, когда за спиной раздался насмешливый мужской голос, который она узнала бы из тысячи других.

- Птичка слишком рано выпорхнула из гнезда, - обернувшись, она встретилась с презрительным взглядом голубых глаз, от которого сердце ухнуло в пятки. - Ра, солнце моё, неужели ты и правда надеялась, что сможешь от меня сбежать? Ах, да, ты же думала, что тебе поможет та старая курица, в которой на старости лет проснулись совесть и сострадание. Ладно, с ней я разберусь после, а с тобой…

Мужчина, тряхнув рыжими волосами, на которые упали первые солнечные лучи, делая тем самым пряди ещё более яркими, шагнул в сторону Скайры, и та, решившись на отчаянный поступок, кинулась в ледяную воду, ища в ней спасение.  Огненный не последует за ней во враждебную среду - это она знала точно, жаль только и ей здесь долго не протянуть.

Холод пробирал до самых костей, когда над Скайрой сомкнулась водная гладь, скрыв её от мага, ставшего безумным, под властью собственного гнева. Лёгкие жгло от нехватки кислорода, но девушка настойчиво барахталась в толще воды, стараясь оказаться как можно дальше от берега. Надежда, что до этого горела ярким пламенем в её душе, с каждой секундой затухала всё сильнее, в конце - концов, став лишь тлеющим угольком в море безысходности, что накрыла Скайру с головой.

Замутнённым сознанием девушка видела возникшие вокруг себя силуэты, кружащие в призрачном хороводе, и даже пыталась их рассмотреть, но бесполезно. Лишь на душе стало почему-то легко и спокойно, словно рядом с ней были те, кто мог ей помочь, кто на протяжении всех этих лет оберегал её, окружая незримой родительской любовью. Мама? Папа? Не может быть! Скайре мерещились её родные. Хотя, кого ещё она могла увидеть в последние минуты своей жизни. Казалось, разум оставил её окончательно, подбрасывая всё новые и новые видения - вот к ней тянуться полупрозрачные руки, увлекая за собой, затем, спустя миг, в толще воды вспыхивает, мерцая и переливаясь, странное марево, в которое её направляет невидимая сила, ещё секунда, и лёгкие наполняет такой желанный кислород… 

- Вот дурёха! Это чего ж ты удумала? - горячие пальцы сомкнулись на запястье, вытаскивая девушку из воды. - Да ещё и беременная! Совсем что ли умом тронулась? О себе не думаешь, хоть о ребёнке подумала бы!

Подхватив Скайру на руки, мужчина, огромный будто медведь, выбрался из воды, и бегом направился к костру, ярко пылающему рядом с шалашом, что соорудил себе на ночь на берегу реки, желая, как следует отдохнуть после дальней дороги, даже не подозревая, как после этого резко изменится его жизнь...

 



Ирина Агулова

Отредактировано: 08.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться