Огненная Лилия для дракона

Глава 2

 

Капли росы то и дело скатывались с травы и листьев на землю, искрясь и переливаясь в лучах утреннего солнца, добавляя окружающей природе очарования. Тёплый ветерок, ласково касаясь волос, теребил выбившиеся из косы локоны, щекоча шею и щёку...

Вроде всё как всегда, за одним единственным исключением - вокруг царила тишина. Не было слышно ни пения птиц, ни переругивания белок в кронах деревьев. Не всхрапывал в отдалении лось или кабан, даже мыши и те куда-то запропастились, отчего страх ледяными щупальцами начал сжимать сердце, напоминая о недавнем предчувствие.

Направляя Буланую вверх по тропе я не переставала оглядываться, прислушиваясь к каждому шороху и даже принюхиваясь, поскольку в утренней свежести явственно ощущались различные запахи, но звериного среди них не было. Я бы может и расслабилась, списав всё на разыгравшееся воображение, но кобылка тоже вела себя не спокойно - фыркала, прядая ушами, жалась к каменистой стене, подальше от зарослей, росших густой стеной вдоль утёса.

До поляны, на которой росли древесные исполины с кроваво-красными цветами, упругими лозами обвивающие их старые ветви, оставалось не больше двадцати метров, когда я услышала тихое рычание и яростный отцовский рёв, эхом пронёсшийся в горах. Сердце ухнуло в пятки, а руки затряслись от страха и напряжения. Ударив пятками по бокам Буланой, перепуганной не меньше моего, я попыталась заставить её скакать на поляну, но вместо этого, встав на дыбы, она скинула меня, и бешено тараща глаза, помчалась в противоположную сторону.

Приземлившись прямёхонько в кусты, смягчившие моё падение, я, ругаясь сквозь зубы, выбралась на тропу, и, зажав в руке подаренный отцом кинжал, побежала на звук борьбы.

Страх уверенно сменился всепоглощающим ужасом, когда вместо рычания и криков вновь воцарилась тишина. Чувство самосохранения настойчиво пыталось повернуть меня обратно, убеждая в бессмысленности моего поступка, но я мчалась вперёд, гоня прочь назойливые мысли.

За поворотом взору открылась обширная поляна, заросшая пожелтевшей травой, и я на миг остановилась, чтобы перевести дыхание и осмотреться. Высокая каменная стена с одной стороны, густые заросли с другой и крутой обрыв, на дне которого бурлила горная река, несущая свои воды в долину, с третьей. В центре поляны возвышались те самые деревья, увитые страстоцветами, и именно там, придавив отца к земле, стоял огромный зверь, напоминающий волка.

Подобное существо я видела впервые, но слышала о них предостаточно, чтобы понять - шансы благополучно выбраться с этой поляны стремительно падали, приближаясь к нулю. Вот только расставаться с жизнью без борьбы не собиралась.

Как ни странно, страх начал отступать, сменяясь холодной решимостью. Видимо, прав был отец, утверждая, что осознание проблемы  - это как минимум половина успеха, другую же его половину составляли приложенные усилия. Но, с чего начать, я и понятия не имела.

Резкий порыв ветра толкнул меня в спину, будто поторапливая, шевельнул нижние ветви деревьев, прошёлся по высокой траве и достиг зверя. Тот, шумно втянув носом воздух, медленно обернулся, ощутив моё присутствие, и оскалил пасть полную острых клыков. Тихое утробное рычание не предвещало ничего хорошего, но я и не думала отступать, заметив, что отец слабо зашевелился, стоило только когтистой лапе убраться с его груди. Именно это и послужило сигналом к действию.

Перехватив поудобнее кинжал, так сказать для отвода глаз, поскольку толку от него всё равно было мало, я двинулась к зверю, твердя про себя слова заклинания из маминой книги, с помощью которого пробовала сотворить огонь, и, вспоминая, каким образом должны быть сложены пальцы при активации, надеясь, что в последний момент память меня не подведёт. Если получиться призвать пламя, то маленький шанс на спасение у нас возможно и появится, а если не получится…

Казалось, воздух вокруг меня накалился от напряжения, когда оборотень, припав к земле, неспешно пошёл навстречу, сверкая жуткими красными глазами. Оскал его пасти был похож на усмешку: выходит, что как противника меня всерьёз не воспринимали. Оно и к лучшему!

Усилившийся ветер всё сильнее раскачивал кроны деревьев, срывая мелкие веточки и бросая их под ноги, завывая меж каменистых уступов и подгоняя ближе тяжёлые дождевые тучи, показавшиеся на горизонте, но, ни я, ни оборотень не обращали никакого внимания на испортившуюся погоду.

Не сводя взгляда с отвратительной морды, я, осторожно ступала по траве, выбирая наиболее удачный момент, чтобы активировать заклинание, и совершенно упустила из вида отца, а когда увидела его пошатывающуюся мощную фигуру за спиной у оборотня, было уже поздно.

Взглянув на меня глазами полными боли и раскаяния, отец прижал кулак к груди, там, где билось его сердце, что было нашим заветным знаком, своеобразным признанием друг другу в любви, которым мы обменивались давным-давно, ещё до появления в нашей жизни Марфы, и, заревев, словно раненый медведь, кинулся на зверя, обхватывая того поперёк тела. Из-за шума создаваемого ветром для оборотня это стало полной неожиданностью.

- Лилиэн, дочка, залезай  на дерево, - закричал отец, таща четвероногого монстра к обрыву, внизу которого бурлила, скатываясь по порогам, река, и его голос сорвался от напряжения.

- Я могу помочь, - упрямо замотала я головой, собираясь подойти ближе.

Заклинание применить было слишком опасно, чтоб не задеть родителя, но ведь у меня был ещё кинжал, а вместе мы…



Ирина Агулова

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться