Огненная Лилия для дракона

Глава 3

Возвращение в реальность было не из лёгких: меня сильно морозило, бросая, то в жар, то в холод, я то просыпалась, пытаясь понять, где нахожусь, то вновь проваливалась в сон без сновидений.

- И долго она будет в таком состоянии? - в одно из таких пробуждений услышала я недовольный голос тётки Марфы, но вида не подала.

- Трудно сказать, - тихий мужской голос казался незнакомым, - воспаление лёгких дело не шуточное. Скажите спасибо, что она вообще осталась жива. Это просто чудо, что в то время мимо ущелья пролетал один из вызванных нам на помощь драконов, иначе вы бы оплакивали не только мужа, но и дочь.

- Спасибо! - судя по тону, мачеха скривилась.

- Так не меня нужно благодарить, а Высшие силы, которые не оставили её в беде, - усмехнулся мужчина. - Если у вас всё, то вынужден откланяться, меня ждут дела. Вы можете, конечно, немного побыть с дочкой, но советую её не тревожить: бедняжке и так слишком многое пришлось пережить.

- Да-да, конечно же, я не буду беспокоить мою голубушку, - с подвыванием забормотала Марфа, разыгрывая из себя убитую горем, но я то знала, что за этим скрывается.

- Ну-ну, будет вам, жизнь продолжается, несмотря ни на что, - попытался её успокоить мужчина, перед тем, как за ним закрылась дверь.

Сил не было даже пошевелиться, поэтому мне не составило большого труда притвориться, что я сплю.

Совсем рядом скрипнул пол, извещая о том, что мачеха подошла ближе.

- У-у, злыдня, одни неприятности от тебя. Лучше бы ты отправилась следом за отцом, избавилась бы от обоих сразу, и не было бы теперь проблем,  - прошипела она, наклоняясь ближе, при этом окатив меня зловонным дыханием, и, уже тише, продолжила, размышляя вслух, видимо, даже не подумав, что я могу её слышать. - Да, похоже, придётся вновь искать очередного лопуха и опаивать его зельем. Ну, ничего, ни в первый раз. А эту… отдам Селивану за хороший выкуп, пусть развлекается мужик, авось и её вскоре в могилу сведёт, как и остальных.

Мурашки побежали по спине от таких слов. А ведь ей действительно ничего не стоит теперь сосватать меня этому упырю: заступиться-то некому. Нахлынувшие воспоминания чуть не выдали меня с головой. Из горла рвалось рыдание, а подступившие слёзы с трудом удавалось сдерживать. Останавливало только одно - если Марфа узнает, что я всё слышала - мне конец, в этом была уверена точно.  

Спустя некоторое время захлопнувшаяся дверь известила о том, что мачеха ушла, наконец, оставив меня одну. Открыв глаза, тихонько всхлипнула, горюя о своей судьбе, и оплакивая родителя, но опускать руки было нельзя: ему бы это точно не понравилось. Я должна быть сильной, должна справиться со всеми невзгодами и доказать, что я истинная дочь своего отца.

Всласть поревев, я начала снова засыпать, но на этот раз жара не было, поэтому сон продлился до самого утра, пока меня не разбудили тихие неспешные шаги.

- Да ладно, хватит притворяться, открывай глаза, я же знаю, что ты уже не спишь, - раздался совсем рядом голос Скилура, начальника местных егерей. - Я тебя не выдам, этой твоей достопочтимой мачехе, так что не переживай.

- Честно? - распахнув глаза, я уставилась на мужчину.

- Честно - причестно, - закивал тот, улыбнувшись, но взгляд по-прежнему оставался серьёзным, - я друзей не сдаю.

Казалось бы, простые слова, но от них сразу же стало легче на душе, вот только на глаза, почему-то, вновь навернулись навязчивые слёзы, спустя мгновение сменившиеся надрывным рёвом.

- Поплачь, милая, поплачь, - шептал мужчина, гладя меня по голове, - отца это не вернёт, но на душе станет полегче.

Кивнув, я без стеснения последовала его совету, размазывая слёзы по лицу, и Скилур терпеливо ждал, когда успокоюсь, давая возможность выплакаться.

- Вот и хорошо, вот и славно, - минут через пять, по-отечески коснувшись щеки, стирая оставшиеся слёзы, промолвил он, когда шмыгнув напоследок покрасневшим носом, я всё-таки успокоилась, - ну, а теперь, когда ты более - менее пришла в норму, надо серьёзно поговорить.

- О чём? - вздохнув, решила я уточнить.

- О твоём будущем, и, соответственно, о предстоящем замужестве, - ответил Скилур, своим ответом ввергнув меня в ступор.

Пододвинув стул к кровати, на которой я лежала, закутанная в одеяло, мужчина сел, доставая из кармана свёрток, и протягивая его мне. По комнате тут же поплыл восхитительный аромат сдобы и корицы. Втянув носом воздух, я грустно улыбнулась: егерь при встрече часто угощал меня всякими вкусностями, вот и в этот раз, несмотря ни на что, остался верен себе.

- Какие могут быть разговоры на голодный желудок, не так ли, Скилур? - вспомнив его любимую поговорку, вздохнула я.

- Именно, Огонёк, именно, - кивнул он, не обращая внимания на мой сморщившийся  из-за прозвища нос.

Так меня звали только егеря, и всё благодаря Скилуру, вернее его оригинальному чувству юмора. Можно подумать, что прозвище появилось у меня из-за цвета волос, напоминающих пламя костра, но… всё намного проще - мужчина стал меня так называть после того, как помогал отцу тушить амбар, который я нечаянно подожгла, пробуя активировать огненное заклинание. Что я только не делала, чтоб от него избавиться - и ругалась, и просила, и даже угрожала, но Огоньком от этого быть не перестала. Правда, надо отдать егерю должное, в последнее время называл он меня так всё реже и только тогда, когда не было поблизости посторонних.



Ирина Агулова

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться