Огненная Лилия для дракона

Размер шрифта: - +

Глава 8.3

 

Попрощавшись с Тиреном, я сделала вид, что направляюсь обратно к домику начальника егерей, но оказавшись вне зоны видимости знахаря, тут же свернула в сторону и, держась в тени, пробралась к огромному дереву, которое приметила ранее.

Стоило приблизиться к намеченной цели, как в ветвях старого вяза тревожно ухнула сова, недовольная моим появлением, отчего сердце гулко забилось в груди. Обернувшись по сторонам, я убедилась, что вокруг по-прежнему никого нет, и лишь после этого вскарабкалась по стволу на одну из нижних ветвей, надеясь с её помощью перебраться через забор, поскольку ворота стана на ночь запирались, и вряд ли мне удалось бы пройти мимо сторожки с охраной незамеченной.

Привлекать же к себе лишнее внимание не входило в мои планы, ведь узнай Скилур, что я задумала, не одобрил бы подобного точно, тут же усадив на место. Конечно, можно было просто попросить его о помощи… Но второй раз на подобные грабли я наступать не собиралась, усвоив пройденный урок на «отлично» - в этой жизни лучше изначально рассчитывать только на себя, чтобы потом не испытывать разочарования, оставшись у разбитого корыта из-за своей доверчивости.

Пробравшись через забор без приключений, мне оставалось только найти узкую тропинку, ведущую через рощу в селение, чтобы добравшись до дома, который когда-то считала родным, провернуть задуманное.

Вещей, за всю сознательную жизнь, у меня накопилось не много, что не удивительно, ведь основная масса заработанных нами денег уходила на мачеху и сводную сестрицу. Но не ради них я отправилась в ночь, а из-за маминого сундука с магическими книгами, что были важны для меня не столько знаниями, вложенными в них, сколько памятью о женщине, подарившей мне жизнь.

Ночь выдалась безлунной, и в неярком свете звёзд всё вокруг выглядело иначе, чем днём, поэтому я долго не могла отыскать нужную мне тропку, начало которой затерялось в зарослях разросшегося лопуха и пижмы.  Егеря предпочитали передвигаться на лошадях, и от тропы давно бы уже не осталось и следа, если бы не деревенские бабушки-старушки, носившие на продажу в стан то молоко, то сметанку, то творог, то сдобные пироги, особо ценившиеся у молодых парней, только недавно поступивших на службу, и всё ещё скучавших по дому и мамкиной стряпне.

Прислушиваясь к малейшему шороху я пробиралась по роще, время от времени останавливаясь и возвращаясь назад в поисках затерявшейся в густых зарослях тропы.

Места рядом с егерским станом были спокойные: мужчины ответственно охраняли близлежащие вверенные им территории от нечести. То ли дело дальние поселения, как то, в низовье реки, где мы побывали совсем недавно. Там бы я точно не рискнула отправляться в тёмное время суток в лес, да к тому же в одиночестве. Хотя… именно так и сделала, когда бросилась бежать за оборотницей с ребёнком. Но, одно дело в пылу, когда эмоции берут верх над разумом, и другое дело как сейчас - вполне отдавая себе отчёт в происходящем.

Тем более, насколько я помнила, за всё время лишь раз прошёл слух о расшалившемся лесовике, взявшемся озорничать рядом с развалинами древнего храма, что находился в лощине, неподалёку от селения. И то, это было ровно год назад, в канун новолуния, поэтому вряд ли опасность ждала меня здесь под каждым кустом, но чувство самосохранения заставляло держать глаза и уши открытыми, во избежание всякого рода неприятных сюрпризов.

Ночная роща жила своей жизнью - сверчки и кузнечики распевали под каждым кустом, треща без умолку, под деревьями в прошлогодней листве шуршали мыши, не подозревая о том, что с высоких ветвей за ними без устали наблюдают совы, время от времени срываясь в полёт, за очередной зазевавшейся добычей… И совершенно ничего не предвещало неприятностей, пока внезапно взгляд не зацепился за небольшой камень, мимо которого, как мне казалось, не так давно я уже проходила. И как это понимать?

Тряхнув головой, подозрительно оглянувшись по сторонам, и не найдя ничего, что могло бы хоть как-то объяснить причину происходящего, я взглянула на небо и, заприметив наиболее яркую звезду, вновь пошла по едва заметной тропе, стараясь не упускать светящуюся точку из вида. Таким образом, я рассчитывала идти прямо, не сворачивая в сторону, как, похоже, получилось в прошлый раз, из-за чего, обогнув по дуге, вернулась на то же самое место. Вот только злополучный камень, каким-то необъяснимым образом, вновь оказался на моём пути. И на случайность это списать уже не получалось.

ОБНОВЛЕНИЕ от 01.02

Резкий порыв ветра зашелестел в кронах деревьев, отчего ледяные щупальца страха сдавили грудь. Если в начале пути звуки ночного леса вызывали лишь настороженность, что вполне естественно, учитывая обстоятельства, то сейчас каждый шорох начал казаться подозрительным, в каждой промелькнувшей тени виделась нежить. А что если это снова проделки какого-нибудь лесовика? В таком случае можно нарезать круги по этой самой лощине до самой зари, а с места, по сути, так и не сдвинуться.

«И что мне не сиделось в стане? Попросила бы Скилура пойти со мной… - но тут же тряхнула головой, отгоняя подобные мысли».

Начальник егерей не стал бы таиться: ни в его это характере, а я надеялась уехать так, чтоб об этом не узнала Марфа. Ведь пока её вина не доказана, она оставалась в семье за главную, на время отсутствия отца, а это давало ей право выдать меня замуж в любую минуту. И, если честно, я сомневалась, что мачеха упустит подобный шанс. Да, начальник егерей обещал мне защиту, но рисковать всё же не хотелось. И дело даже ни в моей гордыне, а в элементарном чувстве самосохранения, ведь если Марфа смогла околдовать отца, где гарантия того, что она не сделает того же со Скилуром? Тогда мне точно конец.



Ирина Агулова

Отредактировано: 08.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться