Огненный отбор

Глава 6

— И сколько она уже так?

— Один час.

Но по ощущениям, целую вечность.

— Без остановки?

Обернулась на Катриону и тяжело вздохнула.

— Да.

Как я тогда сказала? "Горжусь своей подопечной"? Сейчас уже не очень.

Катриона держалась молодцом на первом испытании. Не реагировала на насмешки, с улыбкой слушала мою похвалу, с поднятой головой дошла до своих покоев, и заревела.

Это было настолько неожиданно и резко, что я в первое время растерялась, застыв прямо на пороге. А принцесса ревела знатно, с чувством, с эмоциями, навзрыд.

Пришлось накладывать полог тишины, чтобы никто не услышал этих завываний. Даже когда нас зашла проведать Мириэль, подопечная не отвлеклась от своего занятия.

— Ну Катриона,  — ласково произнесла эльфийка, поглаживая, сидевшую на диване принцессу. — Ну перестань, что ты. Это же не конец жизни! А тому, кто это сделал всё аукнется. Кстати, кто это сделал? — спросила Мириль, поворачиваясь ко мне. Эльфийку уже просвятили, что результат испытания поддельный. —  Те драконицы, которых ты танцевать заставила?

— Нет, вряд ли, — развеселилась, вспоминая инцидент. — У них сил едва ли хватит на нормальное заклинание. Я почти не чувствую их магический фон, поэтому сдаётся мне, это дело рук тех, кто повыше, — потыкала пальцем в потолок.

— Подожди, хочешь сказать, что герцогиня Ла Фьерн и… — эльфийка запнулась, красноречиво посмотрев на меня.

Я кивнула.

— Да, император и Ледышка.

— Лед... ледышка?

Ой, оговорилась.

— Герцог Эстанвиль, — замешкавшись, объяснила я.

— Ты называешь первого советника ледышкой? — воскликнула Мириэль, отвлекаясь от Катрионы.

И столько возмущённости в голосе, словно я его чем похуже обозвала.

— Да. Только не спрашивай почему. Это оправданно.

Принцесса перестала хныкать и странно на меня посмотрела, вытирая влажные от слёз щёки.

Не понимаю, что такого в прозвище? Он сам его заслужил. А вещи… в смысле люде… в смысле драконов нужно называть своими именами.

— Осторожнее с этим, Оливия. Я слышала, почти все при дворе в серьез опасаются герцога. Только император с ним может фамильярничать. — хмуро посоветовала Мириэль. — Когда была на приёмах, наслушалась всякого. Некоторые говорят, что у него жёсткий нрав. Он не терпит предателей, наглецов, трусов, подхалимов… да многих не терпит. А ещё его обязанности, как первого советника, очень масштабны. Он не просто замещает Его Величество, но и заведует внешними связями, внутренним устройством империи. Говорят, ему эрши, — императорская армия, подчиняются беспрекословно. Так что, ты бы поаккуратнее с ним. Не нарывайся Ливи, у него слишком много полномочий. Вдруг отомстит.

Н-да. Угораздило же мне именно с ним лбом столкнуться. Но это странно, что у обычного советника, пусть даже и первого, столько власти в руках. В Невилании первый советник занимается делами внутри королевства. И то, в его правах только помогать Его Величеству Тириану.

Впрочем, неважно. Меня это волновать не должно. Ни сейчас, ни когда-нибудь ещё.

— Уже нет смысла осторожничать. Сегодня метку сниму… — начала, не подумав, и хлопнула себя по лбу.

Притихшая Катриона завыла с новой силой, и эльфийка опять кинулись успокаивать её. А я понуро стояла, наблюдая, как пол в моей гостиной превращается в одну большую лужу.

После двадцати минут беспрерывного проливания слез, было решено напоить Катриону успокоительным и отправить спать. Я навела слабый магический сон на принцессу и закрыла в спальне, а сама с Мириэль осталась в гостиной.

— Ты уверена, что императорская семья виновата? — спросила девушка, разливая ароматный цветочный чай по фарфоровым чашкам.

— Я ни в чем не уверена. Но сделала выводы из увиденного, — отложила печенье на тарелку и повернулась к эльфийке. — Когда в самом начале одна драконица не прошла испытание, все удивились. Кроме Ледышки, естественно. Хотя Бертранд тоже эмоции особо не показывал, а вот Савейя и смотрители была в шоке. И это ещё мягко говоря, — сказала, вспоминая выражение лица распорядительницы. Она явно не ожидала такого исхода от невесты своей расы, даже не сразу взяла себя в руки.

— В какой-то степени это логично. Нравы драконов из высшего общества немногим отличаются от наших эльфийских и, полагаю, от ваших тоже, — ответила Мириэль, задумываясь. — Они тоже чтят чистоту молодых девушек, особенно приближенных ко двору. А та драконица как раз-таки была одной из таких. Может поэтому все удивились?

— Тоже вероятно, но когда огласили результат Катрионы, ни у распорядительницы, ни у остальных и мускул не дрогнул. А ещё я видела ехидное лицо Освальда, — передернулась, вспоминая мерзкого ящера.

— Герцог Коннел ужасный тип, — скривилась Мириэль, поддерживая.

— В общем, я не могу быть до конца уверенной, но и отрицать очевидное нет смысла.

— Мда уж.

Мы на минуту замолчали, каждая думая о своём. У меня уже долгое время в голове вертится вопрос, в чём причина подобной неприязни драконов к людям? В истории, к сожалению, умалчивается многое. Какой бы учебник, какую бы книгу не брала, везде «Напряжённые отношения между расами установились из-за распрей в прошлом. А какие распри, что случилось в этом прошлом, — неизвестно.

Если подумать, испытаний на отборе достаточно. Невесты обсуждали, что будут проверки на выносливость, на смекалку, на смелость и прочие. Катриона вполне могла бы вылететь ещё в начале отбора, самостоятельно и честно. Зачем нужно было проворачивать такой обман уже на первом испытании? Не могу понять. Да, наверно, и никогда не пойму.

Завтра мы отправимся в Невиланию и у меня появятся другие заботы. Например, как пережить ещё одиннадцать дней в карете с Её Высочеством.

— Мириэль, знаешь, во сколько будут снимать метку Катрионе? —  спросила эльфийку.

— Знаю лишь то, что ритуал собираются провести вечером.

Я понятливо угукнула. Надеюсь, все пройдёт хорошо.



Мария Эванс

Отредактировано: 02.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться