Огненный отбор

Глава 8.1

Рейнард посадил меня в императорскую темницу. Взял в охапку и порталом перенёс в сырую камеру.

Уже несколько часов тут сижу. Точнее хожу из угла в угол, действуя на нервы сторожившим подземелье эршам.

Как он мог? Без суда и следствия, без права на адвоката просто запихнуть за решётку.

И никто ему и слова не сказал!

Хотя, чего я удивляюсь? Судя по реакции стражей, они его до жути боятся. Вот и не перечат.

А если бы он меня убивать начал, они бы тоже молчали?

Боюсь, что да.

— Герцог Эстанвиль, провалитесь вы в ядро мира! А потом ещё раз, чтобы окончательно и безвозвратно! — проорала в никуда, с чувством пиная кирпичную стену.

Знаю, что много кричу и вообще выгляжу, как истеричная дама. Но зато, сегодня полностью выговорюсь и завтра снова стану сдержанной, терпеливой фрейлиной. Надеюсь.

— Кхм, леди, вы бы поаккуратнее со словами, — обратился ко мне эрш, подходя к камере. — Вас, я так понимаю, посадили за хулиганство?

—  Никакого хулиганства не было! Оклеветали!

— Ладно-ладно, — быстро согласился мужчина. — Не кричите, умоляю. Герцог Эстанвиль не любит такого. Если услышит, может ещё срок добавить.

— Пусть добавляет. Пусть этот деспот на сколько угодно сажает! — ещё громче проорала в загнивший потолок.

Эрш грустно вздохнул и покачал головой. Переживает что ли? Дракон? За человека?

— А вы, собственно, из каких побуждений меня предупреждаете? — спросила заинтересованно, хватаясь руками за решётку.

— Ну, вы же девушка. Пусть и человек… — мужчина замялся. — И мне прилетит, если не успокою вас.

Меня назвали девушкой. В первый раз в Аргарионе.

Не человечкой, не взбалмошенной, а девушкой! Я даже готова слезинку пустить или вовсе пореветь, как Катриона. Неужели в этой империи есть адекватные драконы?

— Извините, я больше не буду кричать, — искренне ответила, шмыгая носом.

Эрш посерел, потом побледнел, потом начал комплиментами осыпать и запричитал, чтобы я не плакала. Но я и не собиралась.

У меня, кажется, насморк начинался.  Постояла, посчитала до трёх и от души чихнула. Точно насморк. Из-за этого тирана твердолобого ещё и заболею!

Всё-таки, тяжела моя доля. Как там говорил великий поэт Невилании? Сижу за решёткой в темнице сырой… Дожила, мало того, что фрейлина, так ещё и уголовница. Прекрасное резюме для будущей выпускницы Королевской Академии!

Примерно через час, а может и два, ко мне прибежали запыхавшиеся Мириэль с Катрионой.

— Ливи! — провизжала принцесса, бросаясь на решётку. — Ливи, за что они так?! Ты что-то сделала? Тебя пытали? Тебя посадили на несколько лет? Я буду требовать у отца защиты! Для иноземных гостей нужен хороший адвокат! Я сейчас же пойду и напишу Дэрришу, и он…

— Катриона, успокойся, всё хорошо, — прервала нескончаемый поток слов. — Я в порядке, правда. Меня посадили ненадолго.

— Ливи, за что? — поддалась Мириэль и, внимательно всмотревшись в меня, сообразила. — Ты с герцогом Эстанвилем повздорила? Опять?!

Понуро кивнула, утыкаясь макушкой в железные прутья.

— Оливия, ну как же так? — простонала эльфийка, запрокидывая голову наверх. — Я же предупреждала, что с ним шутки плохи!

— Так это первый советник тебя? — очнулась Катриона. — Ты к нему пошла после нашего разговора?

— Да. Но он сам виноват! — вспылила, снова начав метаться от стены к стене. — И я не жалею о случившемся. Если бы перемотали время назад, точно так же бы сделала.

Мириэль тяжело вздохнула, покачав головой. Она не понимает моего упрямства. И не поймёт.

А я не нежная барышня, чтобы роптать перед великим и ужасным. Мне пять лет в академии вдалбливали, что на всё нужно иметь своё мнение и всегда говорить только то, что думаешь. По-другому боевыми магами не становятся. Может, я где-то и перегнула, может не стоило так разговаривать со вторым по значимости драконом в империи. Но разве нужно было молча терпеть все нападки в свою сторону?

— Может тебе принести что? Покушать, попить? — поинтересовалась принцесса.

— Нет, — упрямо помотала головой. — Раз уж посадили без пайка, значит так тому и быть.

— Упёртая ты, Ливи, — заключила эльфийка. — Наверно, это меня и восхищает в тебе.

Да я бы сама восхищалась собой, если бы эта упёртость была мне в пользу.

Мы поговорили ещё несколько минут о всякой чепухе и девушек позвали на выход. А я осталась.

Поболтала с пробегающей мимо мышью. Отличная собеседница кстати: молчит и слушает. Посидела, походила, даже попеть умудрилась и, между прочим, настоящие аплодисменты заслужила.

Драконы, работающие в подземелье вполне адекватные и достаточно дружелюбные. Не знаю, что на них подействовало: отсутствие солнечного света или недостаток общения со своими сородичами из дворца, но пение моё они хвалили. И воды пару раз предлагали.

— Скажите, а стены тут антимагические? — спросила у эрша, ощупывая кирпичи.

— Да, леди. Магию не пропускают.

— А если я тут потренируюсь, будет откат? Меня не ударит в ответ?

— Нет, стены поглощают магию, перенаправляя её на бытовые нужды дворца: освещение, отопления, защита и прочие.

Я уважительно покивала головой. Умно сделали. И полезно.

Все последующие часы я то и делала, что стреляла боевыми шарами в стены, представляя перед собой Рейнарда. Так стреляла, что стоящие поблизости стражники отступили, покрутив пальцем у виска, а кирпичи почему-то жалобно затрещали.

Выдохлась, когда время, по ощущениям, перевалило за ночь, и тюремный коридор погрузился в тишину.

Именно в этот момент со стороны выхода раздались шаги. Твёрдые, размеренные, уж очень мне знакомые.

Советник пришёл.

Упрямо сцепив зубы, уселась на койку, боком к решетке, скрестила руки на груди и уставилась в стену.

— Открывай, — холодно бросил эршу герцог.

Стражник завозился, звякнул ключами, отворяя скрипящую решётку, и в моей камере появился новый посетитель.



Мария Эванс

Отредактировано: 02.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться