Огонь и лед

Глава 2

 

— Аэли, что так долго? – требовательно спросила сестра, едва я успела прийти в себя после падения. Она потянула меня за плечо, помогая подняться с колен.

Я отряхнула с лица снег и недовольно посмотрела на Сэрру, но беседу пришлось отложить.

Пожалуй, представшую передо мной картину я могла бы описать всего одним словом — ужас.

Перед нами сидел мужчина, и от страха я даже не попыталась определить его возраст. Доспехи воина кто-то, очевидно,  пытался расколоть, а кровь заливала снег и превращала его в застывшее розовое месиво. Шлем рыцаря лежал рядом с ним, раздробленный на несколько неровных осколков из переливающегося льда. В области груди у неизвестного кто-то вырывал целый кусок металла, и там открывался вид на уродливую, рваную рану – куски кожи и одежды покрылись снежным налетом и свисали, точно розовые сосульки.

В руке рыцарь сжимал эфес меча, и острое лезвие покрывала кровь. Кровь была везде – вокруг воина, на стволе, на колючих кустарниках рядом с корнями упавшей сосны…

Он сидел, привалившись к стволу дерева, опустив голову к разбитому нагруднику и вытянув длинные ноги. Сэрра испугано сопела рядом, а я не могла найти в себе сил подойти к трупу. Отсюда нужно было бежать без оглядки, потому что, кто бы не сражался с павшим ледяным воином, он смог пробить его доспех и выдрать оттуда огромный осколок.

Это просто невозможно.

Казалось, даже ветер притих — я больше не слышала его жуткие завывания. Метель тоже успокоилась – исчез хоровод из огромных снежинок, замолкла лесная живность, а мир как будто застыл в ожидании смертоносной бури.

Лунный свет падал на павшего солдата, точно водопад искрящегося серебра, и я с ужасом поняла, что доспех усопшего явно выплавили из цитрозона.

Из металла, который, если верить книжным источникам, невозможно пробить оружием и можно уничтожить только очень сильной магией.

Ледяной металл переливался фиолетовым, синим и голубым, цвета сплетались в причудливом сиянии, в радуге из холодных зимних оттенков. Смотрелось красиво, и я бы восхитилась, если бы не видела рядом кровь.

Пламя, затаившееся в моей груди: кричало: беги!!! И я знала, что отсюда нужно было бежать сломя голову, бежать как можно дальше.

Вокруг царила тишина, не слышно было ни уханья ледяных птиц, ни шороха веток, по которым прыгали белые белки — ничего. Я обхватила себя руками и затряслась, правда, теперь уже не от мороза. Поглощённого из лампы пламени  хватит минут на двадцать, если идти бодрым шагом и не стоять в сугробах, а значит, до дома дотяну.

Воин лежал всего футах в четырех от нас, и у меня не было ни малейшего желания к нему подходить. Сэрра тряслась рядом, она вцепилась в рукав моей куртки и шмыгала носом. Сестра плакала.

Нас окружали кусты и деревья – ничего нового, но из-за трупа теперь каждая ветка казалась мне монстром, сотканным из снега и тьмы.

— К-кто это? – пискнула Сэрра и вытерла слезы. – Это дядя из Гвардии?

Судя по металлу, из которого сделан его доспех, это вполне мог быть солдат из Королевской Гвардии. У воинов Ледяного Короля на эфесах мечей выгравирован герб земель Эйс-Нора, но со своего места я не видела, было ли у этого трупа что-то такое. Честно говоря, я почти ничего не видела – ужас словно отнял у меня зрение. Герб должен быть на его нагруднике, но там сейчас зияла дыра с кривыми краями. Кто-то явно рвал этот доспех с собой жестокостью – я никогда не видела ничего подобного.

— Уходим, — скомандовала я Сэрре, но сестричка, утерев сопли, хмуро посмотрела на меня.

— Мы не можем уйти, Аэли. А вдруг он еще жив?

— Жив? — рявкнула я и дернула Сэрру за руку. – Ты спятила? У него в груди чертова дыра, повсюду кровь и он не шевелится. Как думается, мог этот несчастный выжить?

Злость кипела в моих жилах, как лавка, извергнутая вулканом – я была просто вне себя. Сэрра затащила нас в этот лес, полезла небо знает куда, и все ради чего? Я едва не промерзла до костей, мама, наверное, уже ищет нас и наверняка нервничает, а теперь эта маленькая бестия хочет, чтобы я подошла к этому трупу и пощупала у него пульс?

Я зарычала и толкнула Сэрру к стволу – сестра чуть не ударилась об него затылком.

— Быстро лезь обратно! Мы возвращаемся домой! Больше никаких ночных прогулок и тренировок. А ну лезь!

— Нет! — тихо ответила сестра и поглядела на меня так холодно, что огонь в моей груди отчего-то перестал яростно полыхать.

— Что значит нет? – взвивалась я, но Сэрра словно ногами в снег вросла.

— Иди и проверь его пульс. Мама бы не одобрила, если бы ты просто ушла и оставила дядю вот… так, — Сэрра указала пальчиком на трупа, прижатого к стволу.

В голубых глазах сестрички застыли кусочки льда, твердые настолько, что вполне могли бы заменить алмазы на Королевской короне. Она не отступится. А мой внутренний огонь не сможет гореть вечно и вечно меня согревать. Сэрра унаследовала ледяную кровь матери, она может часами торчать на морозе, но я замерзну насмерть через десять минут. А перелезать через ствол с Сэррой… мне не хватит сил — не могу же нести сестру на себе.



Лина Моэн

Отредактировано: 08.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться