Огребенцы

Размер шрифта: - +

Глава 2: Перекрёсток.

 

***

 

Глава, в которой игра заканчивается, а прокачка начинается.

 

***

 

Темно, холодно, сыро, очень хотелось блевать. Хотя почему хотелось...

- Б-в-е-е-е-е-е. «Воняет… И как же ##### плохо».

Юра попытался встать, но тело, что сначала подчинилось, предательски внезапно потеряло силы и подвело. Голова резко закружилась, и он упал на холодный пол, растянувшись в луже собственной блевотины.

«Мерзость! Липко, я что голый? И почему здесь темно?»

Он попытался подняться ещё раз, но сил в теле не осталось совершенно. И как бы ни было противно лежать в вонючей луже на холодных камнях, сделать с этим молодой человек ничего не мог. А делать, тем временем, что-то да следовало.

«Постойте, где я? Это морг? Почему темно? - замелькали в голове страшные мысли. - Ах да, мне было плохо, сердце заболело. Увезли в больницу, а там что-то напутали. Но мать должна вернуться только в пятницу… Нет, чушь, я сплю наверно».

Правда подобные сны Юре никогда не снились. И вообще, сны он видел редко, а виденные всегда были беззвучны словно немое кино. Иногда цветные, но всегда беззвучные.

«Всё такое реальное и блин, во сне не может быть так плохо», - простонал он про себя он.

- Б-в-е-е-е-е-е, - новая порция блевотины возникла перед носом и, что плохо, покидать носоглотку полностью не пожелала. Отчего лежащий на каменном полу молодой человек начал немедленно задыхаться, так как сил вытряхнуть из себя остатки не имелось даже в перспективе.

Стало страшно, очень страшно. Так, как не было никогда в жизни, даже тогда, в шестом классе, когда он поздним вечером упал в открытый канализационный люк на отшибе, сломал ногу и просидел в темноте два часа, истошно вопя от боли. Юра начал посапывать, побулькивать, дёргаться и неумолимо задыхаться.

- Fresh? – раздался из темноты голос. Звучал голос совсем не по-русски.

Кто-то подошёл к лежащему и носком ботинка отодвинул ему нижнюю челюсть, а после довольно сильно пнул ногой в живот.

- Б-в-е-е-е-е-е, - продолжил традицию Юра. Но, как ни странно, после столь грубой «терапии» дыхание восстановилось.

- Ничего себе поросёночек! - раздался другой, на этот раз чисто русский голос.

После голос соотечественника добавил что-то непонятное по-английски. На что первый голос посмеиваясь ответил. Сказанного Юра не понял. Впрочем, жалеть о том, что в школе он изучал немецкий и французский сил не было совершенно.

Оба голоса засмеялись, и, что почему-то поразило страдальца, смеялись не злобно, скорее как-то сочувственно что ли.

- Как там узкоглазая леди? – на понятном родном языке спросил второй голос.

- В норме, но без сознанЕя, - с некоторым акцентом, выдающим заокеанского жителя, но вполне понятно, ответил первый голос. – Тоже НЕВенькая.

- НОВенькая Майк, НОВенькая.

- Ок, кеп, - подтвердил голос. – Володя, а толстячок походу ещё и обделался, - сообщил голос англосакса, который, как оказалось, весьма ловко владел великим и могучим, хотя периодически перевирал ударения и окончания слов.

- Да нет, что ты, - задушевно протянул на это замечание упомянутый Володя, - как он мог!? Посмотри на это мускулистое поджарое тело… Наверно это я не удержался, когда Пустынный рвач добрался до моего бренного тела.

- М-м-м, - словно терпя зубную боль, простонал некий Майк, - надеюсь с Кристофером и Наташей всё хорошо, к этому дерьму никогда не привыкнешь. Кстати, что ты потерял на этот раз?

В темноте послышались шорохи и похлопывания.

- Да как обычно, выронил карцибел и камни ментальной силы, - довольно безразлично ответил Владимир. – Чтоб меня! – внезапно помрачнел его голос. – Расходник на ментальное сопротивление уплыл из наших запасов.

- Факен… езаменерис товангерс семеркус, экседес… Ест Володя, геменес тавас мартаганас, - перешёл предполагаемый янки на какой-то лично свой вариант английского языка. - Я говорил, надо было брать пластинчатый доспех!

- Да нет, всё верно делали, с этими тварями лучше делать ставку на скорость. Кто мог подумать, что он будет такой здоровый, озондорос озентес…

Далее упомянутый Володя принялся что-то бодро рассказывать янки на вполне благозвучной тарабарщине.

- Б-в-е-е-е-е-е, - тело вновь напомнило Юре насколько ему плохо и что не стоит отвлекаться на чужие разговоры, а стоит озаботиться собой - любимым. Где бы только силы на эту заботу найти. Хотя нет, напитанный сырым воздухом организм сообщил, что может слегка двигать конечностями.

Голум, голум, - попытался попросить помощи Юра, однако смог лишь спародировать небезызвестного героя.

Тарабарщина ненадолго прекратилась.

- Моя прелесть… - протянул голос соотечественника и ехидно хмыкнул.

- Фмолочи! - к своему удивлению, сумел выпалить раздавленный обстоятельствами геймер.

Дикий смех явился ему ответом.

- Лежи карапуз, минут через десять чуть отпустит и лучше не двигайся, а то вырубишься. Можешь пока поглядеть свой статус, - посоветовал ему янки.

- Хряк 80 левела… - съехидничал Владимир.

Далее невидимые в темноте собеседники потеряли к Юре всякий интерес и начали обсуждать что-то на незнакомом ему языке.

- Фто?

- Глаза закрой и представь рамку перед глазами, она не сразу появляется, - разъяснил земляк.

- Эсгеменис озгер артарис - добавил янки.

- Да не, нормально, я думаю жрецы уже в курсе. Ты же знаешь, пока работяг подтянут, пока то, пока сё, минут через десять - двадцать откроют. О! О! Смотри, ещё один голозадый появляется! Эй поросёнок, вы там на земле не ядерную войну устроили? То вас по полгода ни одного не увидишь, то трое за раз…!



Денис Петриков

Отредактировано: 30.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться