Охота на мамонтов

Размер шрифта: - +

22

‒ Боже мой! Антон! ‒ вырвалось у меня. ‒ Теперь все становится на свои места.

Мы стояли на дороге, вокруг только ночь и голые деревья. Я смотрела на Виктора, и голова моя ходила ходуном.

‒ Так вот почему ты Антона при себе держишь. Если он вспомнит свою человеческую жизнь, то расскажет все Совету, так?

‒ Если Совет узнает правду, мы с Элизой окажемся в тюрьме. Мы должны были там оказаться, когда Антон стал вампиром.

‒ Значит, самого интересного я еще не узнала.

‒ Пойдем, ‒ я взяла Виктора под руку, и мы продолжили путь. ‒ Антон прятал отца в своем доме, на окраине Москвы. Андрей легко отыскал Николая. Связь никогда не дает упустить друг друга из виду.

‒ Значит, и Николай знал, что Андрей идет за ним?

‒ Конечно. Когда мы оказались в доме, Николай с Антоном стояли рядом, готовые дать отпор. Антон ведь только вернулся с войны, он не раз видел смерть и не боялся. Уже не тот мальчик, которого я однажды спас. Николай обещал, что никто никогда не узнает обо всем, что мы натворили, если мы дадим им уйти вместе.

‒ Какие знакомые слова, ‒ тихо сказала я.

‒ Ты же понимаешь, что мы не могли их отпустить, как теперь я не могу отпустить тебя.

Внутри меня вспыхнуло раздражение, но я не дала ему вырваться наружу и продолжила слушать рассказ.

‒ Но я не мог больше видеть, как Андрей выходит за рамки. Николай не дал бы своему создателю убить Антона, но и убить его он тоже не смог бы. Как и Андрей не мог причинить ему хоть малейший вред, поэтому и просил у нас помощи, уговаривал, угрожал. Я сказал, что не буду больше в этом участвовать и вышел из дома. Следом за мной вышла и Элиза.

« ‒ Однажды мы лишимся из-за этого головы, ‒ сказал она, обняв меня.

‒ Трусы! ‒ Андрей выскочил из дома и убежал»

‒ Но он, все-таки, обратил его.

‒ Однажды он умудрился выманить его в город. Антон сам к нам приехал и, конечно, не смог защититься. Элиза попыталась остановить брата, но он лишь отбросил ее под потолок, после чего она убежала, чтобы не видеть, как снова текут реки крови, как брат ее бесчинствует и дичает все сильнее. Я бесконечно на него злился, мои кулаки так сильно сжимались, что я не мог не пустить их в ход. Мы дрались отчаянно, как враги, понимая, что только один из нас продолжит свой путь. Антон умирал, в его жилах практически не осталось крови ‒ Андрей должен был дать ему своей, чтобы началось превращение. Как только я давал слабину, Андрей возвращался к его бездыханному телу и пытался насытить его кровью. Я прерывал его десятки раз, но он каждый раз возвращался к Антону. Мы переломали всю мебель в доме, и мне под руку попала ножка от стула.

Я закачала головой. Все-таки тяжело было слушать такие вещи. Они были друзьями, но ему пришлось убить. Шаг Виктора замедлился, и мы остановились.

‒ Я пытался выпить из Антона всю кровь, что Андрей успел ему дать. Я чувствовал физическое отвращение, хотя обычно вампиры такое не чувствуют. И так обычно не действуют, и я не знал, поможет ли это. Но мне совсем не хотелось, чтобы Антон превратился, ведь было бы намного удобнее найти позже Николая и сказать, что Андрей, все-таки, добрался до его сына, а я просто не успел его спасти.

‒ Никогда не бывает так, как мы хотим.

‒ Элиза вернулась под утро, перед самым рассветом. Она увидела меня, сидящего рядом с двумя телами, и не произнесла ни слова. Утешала меня. Хотя это я должен был утешать ее. Мы сидели в доме несколько дней и гадали, произойдет ли превращение.

‒ Вы не могли их там оставить?

‒ Нет. Очередное преступление, за которое нам пришлось бы расплачиваться. Когда Антон открыл глаза, то не узнал нас. Оказалось, он забыл все, что случилось, всю свою человеческую жизнь.

‒ Какое должно быть облегчение.

‒ Не то слово. Я решил найти его отца, пока Антон привыкал к новой жизни. Элиза осталась с ним. Однако в доме Антона я никого не нашел.

‒ Николай отправился на поиски сына?

‒ Да. Связь между ним и Андреем помогала ему в поисках, но когда я убил Андрея, связь оборвалась. Ему не хватило времени нас найти.

‒ И что же дальше? ‒ я видела, что еще одно признание маячит на горизонте.

‒ А дальше, ‒ Виктор вновь зашагал в сторону дома, ‒ я предложил Элизе навестить Совет и рассказать, что вампир, все-таки, может убить своего создателя, если под угрозой оказывается его кровный сын.

‒ Поверить не могу! Вы подставили Николая? ‒ догоняя вампира, спросила я.

‒ Да, Виктория. Я этим не горжусь, но с тех пор мы с Элизой живем спокойно.

‒ Я даже не знаю, как на это реагировать. И в Совете поверили этой сказке?

‒ Поверили. Николая нашли, судили за убийство вампира.

Вдалеке уже виднелся дом, а на меня продолжало обрушиваться негодование. Я вдруг поняла, что в моем рукаве стало на один козырь больше. Но смогу ли я правильно им воспользоваться?

‒ Ты не жалеешь, что открылся мне? ‒ осторожно спросила я.

‒ Если ты услышала меня, то понимаешь, чего стоит твоя свобода для всех нас.

Остаток пути до дома мы молчали, мне уже нечего было сказать, ему, видимо, тоже.

‒ Тебе легче? ‒ на крыльце нас встретил Антон и поинтересовался моим самочувствием.

Я поблагодарила его, и мы вошли в дом. Виктор, не останавливаясь, прошел мимо и спустился в подвал. Мы с Антоном стояли в прихожей, глядя друг на друга, после чего он решил проводить меня в спальню.

‒ Я хотела согреть себе немного чаю.

‒ Поднимайся, я сделаю и принесу.

‒ Как будто не с тобой разговариваю, ‒ после разговора с Виктором Антон перестал быть просто вампиром для меня, и я с удивлением смотрела на него. ‒ Почему ты такой участливый? Дом сейчас закроется.

‒ Я успею, иди.

Я скинула грязную обувь и пальто и поднялась наверх. Первым же делом я зашла в ванную комнату и умылась. Прохладная вода стекала по лицу, и я не могла оторвать взгляд от зеркала. Это завораживало меня, и в голове шумело от вампирских секретов. Я смотрела на отрастающие волосы, на оставшийся след от укуса на шее, вспоминала реки крови, пролившиеся в доме по моей вине, и поняла, что ничего еще не кончилось. Я пыталась придумать хоть какой-нибудь план, но мозг отказывался сопоставить всю известную информацию, чтобы найти выход.



Ольга Бажечкина

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться