Охота на мамонтов

Размер шрифта: - +

9

Прошло два дня. Два очень скучных, долгих дня. Дом опустел. Никого, кроме меня и Похитителя, в доме не было. Я пыталась спрятать отчаяние чтением книг, большую часть времени сидела в гостиной и читала. Он был рядом. Иногда хотелось поговорить с ним, меня распирало изнутри желание узнать о его прошлом, прошлом Элизы. Сколько они прожили вместе? Сто лет? Больше? Что повидали за это время? Кем они были друг другу? Но после моего вопроса об Анастасии, я уже и не надеялась, что он удостоит меня своим вниманием.

‒ Ты выглядишь обеспокоенной.

В тишине пустого дома раздался голос Похитителя. Я встрепенулась и взглянула на него. Мы оба сидели в гостиной, вокруг «арены». Я закрыла книгу и отложила ее в сторону.

‒ Расскажи о себе, ‒ само собой вырвалось у меня.

Вампир отложил книгу и, вытянув ноги, сложил руки на груди.

‒ К чему тебе что-то знать обо мне?

‒ Я приняла тебя за прадеда, так расскажи правду, чтобы я тебе поверила, чтобы это больше не мучило меня. И вообще, почему бы и нет? Боишься, что сердце ёкнет, если вспомнишь, что был когда-то человеком?

‒ Мне никогда уже им не стать, и даже от этой ужасной мысли сердце не ёкает. Я стал забывать свою человеческую жизнь, ‒ он чуть поморщился. ‒ Совсем скоро настанет день, и мне не о чем будет рассказать.

‒ И ты чувствуешь боль? ‒ тихо спросила я. ‒ Из-за того, что в тебе все меньше от человека?

Мне вдруг вспомнилась его вспышка ярости, когда он громил музыкальную гостиную.

‒ Нет, ‒ помедлив, ответил Похититель. ‒ Слишком много во мне от человека, но нет самого главного. Больно мне потому, что отняли самое светлое, что было во мне. То, что лучом своим могло озарить любую тьму. Поддержать в минуты слабости и осушить слезы. То, что позволяло крыльям раскинуться в полную мощь и парить, нестись сломя голову к своей мечте. Это то, что губы любимой шептали, когда я засыпал.

На глаза навернулись слезы, и я отвернулась, чтобы Похититель этого не заметил.

‒ Это любовь, ‒ еле слышно произнес он, а затем с раздражением добавил: ‒ И я зол, и обидно мне, досадно, что никогда в жизни я больше этого не почувствую!

Я мгновенно закивала, понимая, о чем он говорит.

‒ Я бы тоже злилась. Я бы к чертям разнесла этот дом, до самого основания.

Про себя я подумала, что обязательно так и сделаю. Я найду выход. Мне нужно лишь оставаться живой, выигрывать эти чудовищные игры, и однажды я сожгу дотла этот дом.

Мысли мои прервал шум. Входная дверь открылась, а затем с грохотом захлопнулась, и через мгновенье в гостиной показался довольный Антон. Он сел рядом с Похитителем, но сначала посмотрел на меня.

‒ Все устроилось, ‒ затараторил он. ‒ Превращение не произошло. Можно продолжать Игру.

‒ Что значит «превращение не произошло»? ‒ с удивлением спросила я.

‒ Она не превратилась в вампира. Она умерла, ‒ сухо ответил Похититель.

Видимо мои брови поползли вверх, так как он продолжил:

‒ Да, такое случается. Поверь, так ей будет только лучше.

‒ Не сомневаюсь.

‒ Так что с Игрой? ‒ не унимался Антон. ‒ София и Лера через пару часов будут здесь. У меня как раз хватит времени найти еще одного игрока.

‒ А что, обязательно сегодня устраивать Игру? ‒ недовольно начала я, но Антон тут же меня перебил.

‒ А чего ждать-то? Боишься?

Я в растерянности посмотрела на Похитителя, но он кивнул Антону, от чего я с диким раздражением выбежала из комнаты и убежала наверх. С силой захлопнув дверь, я упала на кровать. Краем уха я услышала, как ушел Антон, и на сердце стало тяжело. Так мирно и спокойно прошли эти дни, и тут на тебе ‒ новая Игра!

Дверь отворилась, и в комнату вошел Похититель.

‒ Дай мне побыть одной, ‒ утирая слезы, сказала я.

Он прошелся по комнате, остановился на секунду у стеллажа с книгами, достал из кармана складной нож и положил его на тумбочку у кровати. Затем развернулся и направился к выходу.

‒ Что это? ‒ недоумевая, спросила я, когда его пальцы уже схватили дверную ручку.

‒ Я считаю, что Игра должна быть честной.

Я встала с кровати и, прихватив нож, подошла к нему.

‒ Он кого сюда собирается притащить? Волка? Льва? Зачем это?

‒ Удачи, Виктория, ‒ помедлив, ответил он.

Когда я осталась одна в комнате, то продолжила смотреть на лежащий в руке нож. Он вселял в меня дикий ужас. Я не могла себе представить, с чем мне придется столкнуться через пару часов.

Я спрятала нож в ящик прикроватной тумбы и спустилась вниз, в прачечную. Пока я пыталась отыскать свою одежду, в доме появились София с Лерой. Их голоса перемешивались с голосом Похитителя, и, казалось, в их хоре я слышала еще и голос Антона. Но нет, просто показалось. Он еще не вернулся, и мне хотелось, чтобы он никогда больше не возвращался. Свою одежду я так и не нашла, так что прихватила футболку со спортивными штанами, и отправилась на кухню. Еще с утра у меня ныла поясница, и нужно было поскорее избавиться от боли. В Игре ничто не должно было меня отвлекать.

В одном из шкафов я нашла аптечку. Приняв таблетки, я захватила пачку с собой и отправилась наверх. Волна нервозности окатила меня. Оказавшись в своей комнате, я начала расхаживать по ней, пытаясь глубоко дышать, чтобы прийти в норму. Только все было без толку. Я достала из тумбочки нож и, сдвинув кнопку, раскинула его. Лезвие было тонким, острым. Я старалась убедить себя, что имея такой козырь в рукаве, по любому останусь в живых.

‒ Я буду жить.

Раз за разом я произносила эти слова как мантру, пока в дверь мою не постучал Похититель.

‒ Готова? ‒ спросил он, глядя на нож, крепко стиснутый моими пальцами.

Я медленно сложила нож и спрятала в карман.

‒ Ну и кого он там нашел? ‒ нервно спросила я, когда подошла ближе к вампиру.

Он ничего не ответил, лишь пропустил меня вперед и пошел следом. Когда я спускалась вниз, в голове возник образ убитой девушки. Убитой этими монстрами, убитой мною. К счастью, он быстро испарился, и, заходя в гостиную, я перестала о чем-либо переживать. И вот когда я уже стояла в центре круга, а Антон вывел своего гостя, вот тогда я испугалась не на шутку.



Ольга Бажечкина

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться