Охота на невесту

Размер шрифта: - +

Глава 1.2

Дверной колокольчик снова звякнул, впуская в зал седовласую Марису, которая работала почтальоном в нашем районе.

— Привет, девочки! — бодро поздоровалась женщина, открывая свою большую сумку.

— Ты по делу или купить что желаешь? — тут же откликнулась Катрина, словно невзначай перетасовывая карточки с магическими символами. Талант продавца я почувствовала в ней при первом же знакомстве. Ни один гость, заглянувший к нам, не уходил без покупки. И не важно, был то дорогой амулет или дешевое заклинание на цветной картонке.

— По делу, — буркнула Мариса, выуживая из недр своей вместительной ноши желтоватый конверт с магической печатью, снять которую мог только адресат. — Хотя вот ту синенькую открытку покажи-ка, — заинтересовалась она. У этой женщины было четверо детей, отличавшихся буйным темпераментом, и эмоция умиротворения, которую навевала усиленная магией картинка, обычно помогала ей утихомирить сорванцов перед сном.

Пока Мариса разговаривала с Картиной, я вскрыла конверт и развернула письмо, напечатанное на официальном бланке. Но чем дальше его читала, тем быстрее таяла улыбка на моих губах.

— Ань? Все хорошо? — заметив странную реакцию хозяйки, спросила Катрина.

— Д-да… — ответила с запинкой. К чему нервировать продавщицу, у которой впереди чудесный день с чудесными посетителями, в то время как для меня, похоже, чудеса закончились. — Я сейчас прогуляюсь немного, а ты присмотри за Яном, если проснется.

Катрина кивнула и снова переключилась на Марису, которая перебирала в руках волшебные открытки. Я же, не надевая кофты, вышла из магазина, едва не столкнувшись в дверях с посетительницей, которая зачастила к нам в последний месяц. Высокая, темноволосая и темноглазая женщина, предпочитавшая черные одежды и забавные шляпки с вуалью из тонкой сеточки. В чародейской лавке она покупала краску для волос и бровей, а также капли, меняющие цвет глаз, что наводило на мысль: а действительно ли эта госпожа брюнетка? Впрочем, не мне в чужом глазу соринку искать, когда в своем бревно плавает.

— Доброго утра, госпожа ведьма! — поприветствовала брюнетка, и я рассеянно кивнула. — Погода сегодня просто восхитительна, — добавила эта вежливая женщина, а мне от ее слов, сказанных таким проникновенным голосом, захотелось взвыть. Чудесный теплый день и замечательное настроение были уничтожены, и именно сейчас я это ощутила особенно остро.

Выдавив ответную улыбку, дабы не срывать злость на ни в чем не повинной женщине, я вылетела на улицу. На крыльце раздраженно прищурилась, прикрывшись рукой от солнца, которое больше не радовало. Пройдя мимо закрытых соседских лавочек, расположенных на первом этаже нашего дома, заметила странное оживление в обувном магазинчике, где продавались только эксклюзивные модели ручной работы. Сейчас же одетые в форменные комбинезоны мужчины таскали оттуда коробки и мебель, выполняя распоряжения пышногрудой хозяйки, Антонии, стоявшей на крыльце. Поздоровавшись с ней, я спросила, в чем дело. Женщина же, кивнув на зажатое в моей руке письмо, с кривой усмешкой ответила:

— В этом.

— Тоже пересчет арендной платы в связи со сменой владельца дома?

— Ага.

— А может, получится с ним договориться, если собраться всем владельцам лавок и сообща пойти на встречу? — предложила я, на что женщина, отмахнувшись, только рассмеялась.

— Ты не понимаешь! — сказала она, устало потирая лицо. — Ему просто нужны эти площади. И он своего добьется — выселит нас всех не мытьем, так катанием. Ищи новое торговое место, Анюта. Поверь, уж я-то знаю, о чем говорю.

— А я все-таки попробую! — заявила упрямо. — В конце концов, взвинчивать в десять раз аренду незаконно.

— Ты хоть в курсе, кто наш новый хозяин, к которому собираешься явиться с претензиями? — сочувственно глядя на меня, спросила Антония.

— Тиран и деспот? — невесело пошутила я.

— Почти. Глава клана рыжих котов.

— Матерь лунная... Бьёрн! — выдохнула я, прикрыв ладонью рот.

— Вот и я о том, — многозначительно протянула Антония и тут же гаркнула, повернувшись к рабочему, едва не уронившему коробку: — Ты что творишь, душегуб?! Это ж единственные в своем роде сапожки с хрустальными вставками! Разобьешь — заставлю всю стоимость выплатить.

Мужик мрачно глянул на горластую тетку, засопел и покрепче перехватил дорогую во всех смыслах ношу. Вредить хозяйке обувной лавки он не хотел, хотя и теплых чувств к ней тоже не испытывал. На самом деле Антония была другой: жизнерадостной, улыбчивой, веселой. Но проблемы, неожиданно свалившиеся на нас — арендаторов торговых мест в этом доходном доме, испортили ее настроение так же, как и мое. Вот только в отличие от меня, она, судя по активным сборам, получила извещение еще вчера.

— Иди к себе, Ань, — проговорила Антония, вновь переключившись на меня. — Поищи в мирлинге объявления, подбери себе место по вкусу и готовься к переезду. Не стоит время тянуть. Остальные, — она кивком указала на закрытые двери других лавок, — уже вовсю заняты поиском. Странно, что ты только сейчас всполошилась…

— Мне пять минут назад принесли письмо, — сказала я, неприязненно взглянув на бледно-желтый конверт.

— А! — понимающе покачала головой подруга по несчастью. — Тогда все ясно. Нам-то еще вчера уведомления доставили. А твое, наверное, на почте завалялось.

Я пожала плечами, не соглашаясь и не опровергая ее версию. Да и какая, по сути, разница? Бежать, как эти «крысы» с «тонущего корабля», у меня не было никакого желания. Если уж покидать борт, так с музыкой! Ну, или со скандалом. Бьёрн он там или не бьёрн… в законе торговой гильдии четко прописано, что о повышении арендной платы следует предупреждать минимум за три месяца, но никак не за три дня.



Ева Никольская

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться