Охота на невесту

Размер шрифта: - +

Глава 8.4

Раздумывая о вариантах расправы над бьёрнами, девушка продолжала тихо стоять и слушать.

— Ты еще скажи, что вокруг желтоглазые красотки косяками ходят и у каждой третьей папино наследство в запасе, — ухмыльнулся Акиллар, выпустив изо рта кольцо сизого дыма.

А ведь Эритэ ночью не заметила его пристрастия к сигаретам. Или это редкий случай и только ради компании? Сыскаря она видела впервые, поэтому про его привычки не знала ровным счетом ничего. Но они ей заранее не нравились, как и он сам.

— Почему же у третьей, — в тон ему отозвался рыжий.

— Ну да, ну да, у первой и единственной, — довольно осклабился Акиллар. — Лалари зовут. А знаешь, я после вчерашнего не против и на ней жениться тоже. Будет у меня разноцветный гарем. Красота!

— Меня обсуждают? — От шепота, раздавшегося рядом, некромантка чуть не подпрыгнула и едва не задела штору, возле которой стояла. — Чего дергаеш-ш-шься? — зашипела бьёрна, тоже глядя на мужчин.

— Ты меня видишь? — ошарашено спросила Рита.

— Я тебя чую. Хватит болтать, лучше прикрой меня тоже магией, пока мы тут не спалились обе. И давай послушаем.

— Нечего пока, — отмахнулась некромантка, видя, что Акиллару опять звонят. — А они нас не почуют? — озадачилась вопросом запаха Элгрэй, которая до этого момента как-то не думала про острый нюх модифицированных.

— Ветер в другую сторону, — пробурчала Лалари. — Колдуй уже, мать твою за пятку… ведьма.

— Я некромаг.

— Все равно колдуй, — потребовала «кошка» раздраженным шепотом, и Рита подчинилась. Ей тоже не очень-то хотелось быть разоблаченной из-за компании рыжей «кошки».

Спустя минуту обе они стояли под заклинанием отвода глаз и жадно вслушивались в возобновившуюся мужскую беседу.

Сыскарь спрашивал про Лалари, что она такого вчера устроила, раз Акиллар наконец-то решил и ее в свой будущий гарем записать. Еще прикалывался на тему кошачьей охоты за «волком» и чересчур острого язычка одной рыжеволосой особы. Акиллар же хохмил в ответ и выглядел на редкость благодушным для жениха, от которого сбежала невеста. А Лала, слушая все это, не то чтобы выругалась, она даже не засопела обиженно, чем сильно удивила напарницу по шпионажу. Не выдержав, Эритэ прошипела:

— И ты этому хаму все спустишь?

— Которому? — уточнила бьёрна.

— Рыжему. Он кто вообще? Анькин первый жених, да? Тот, который ее подставил? — жалея, что видит только спину и левую сторону лица незнакомца, уточнила некромантка.

— Не-а. Это его брат.

— Вот же… сволочная семейка, — сделала вывод Рита, а бьёрна шикнула:

— Заткнис-с-сь.

И снова обе превратились в слух. Акиллар ненавязчиво так обвинил Лалари в пособничестве его невесте и вроде как в шутку уточнил, не приложил ли к этому лапу и сам гость, припомнив ему памятный разговор в квартире ведьмы. На что сыскарь поклялся своей звериной ипостасью, что к организации побега отношения не имеет. И начал из профессионального интереса расспрашивать, как все было. После чего восхитился изобретательностью и подготовленностью Анны, умудрившейся не только наклепать за пару часов кучу летучих заклинаний, но и обвешаться защитными амулетами, способными останавливать дротики. Он также предположил, что помощником девушки был кто-то из ее любовников, возможно и сам Броуди, раз его перстень хранился у ведьмы, или и вовсе отец ребенка, на что Акиллар лишь раздраженно отмахнулся, бросив короткое:

— Выясним.

Выяснять, судя по дальнейшему разговору, должны были белые ищейки, работающие на клан. Но если Алекс, как назвал сыскаря «волк», свободен, от его помощи тоже никто бы не отказался. Все-таки удачное разрешение вопроса было выгодно обеим стаям, так что Акиллар недвусмысленно намекал на дальнейшее содействие со стороны «котов». Ведь один раз ему уже привезли беглянку в летний театр, так почему не продолжить в том же духе? На что сыскарь пообещал держать руку на пульсе и сказал, что, если узнает что-нибудь о пропавшей невесте, непременно свяжется с белым вожаком. За это Рите снова захотелось его прибить, но она сдержалась, только стиснула витой шнур от занавески, за что получила подзатыльник от Лалари.

— И белый «волк» — козел, и рыжий «кот» — тоже, — прошипела некромантка, едва не плюнув с досады.

— Рыжий — мой друг. Еще раз обзовешь его — вышвырну тебя на балкон, — с тихой угрозой процедила «кошка».

— Ты мазохистка? Разве можно спускать такое к себе отношение? — изумилась Эритэ.

— Не будь дурой, а? — вздохнув, попросила бьёрна. — Какое отношение? Он пытается вытянуть из Акиллара инфу про Анькин побег, общаясь на его волне.

Элгрэй задумчиво почесала кончик носа и снова посмотрела на сыскаря. С этой точки зрения она их беседу не рассматривала. Да и с чего бы? Она-то в отличие от бьёрны Алекса впервые видит и о его дружеских связях — ни сном, ни духом. Ладно, бес с ним! Не стоит пока мстить за обидные слова, пусть живет. Лучше сначала узнать мужика поближе и выяснить, на чьей он стороне.

— А ты можешь меня с ним познакомить? — глядя, как сыскарь отвечает на очередной звонок, шепнула Рита.

— Забудь, — хмыкнула в ответ Лалари. — Он запал на другую ведьму.

Свернув телефонный разговор, Алекс задал еще несколько вопросов, выясняя, нет ли у Акиллара новой информации о недавнем похищении сына Ани и ее самой, которым он занимается, дабы доказать непричастность «котов» к этой мерзкой истории. Но «волк» ничего вразумительного ему так и не ответил. Еще они перекинулись парой слов про клан черных «ящериц», подозрительно притихший в последнее время, и про какие-то общие дела между белой и рыжей стаей. Потом упомянули поединок Павла с Лексом, назначенный на вечер, и вновь вернулись к теме сбежавшей невесты.



Ева Никольская

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться