Охота на невесту

Размер шрифта: - +

Глава 8.6

Через полтора часа…

— То есть ты предлагаешь мне сделать артефакт, используя кровь сирены? — доедая последний пирожок и рассматривая разложенные передо мной рукописные схемы, спросила я Лекса.

— Насколько мне известно, ты именно этим и занимаешься по жизни, — ответил бьёрн, расположившийся в кресле напротив.

В обитом деревом кабинете мы находились втроем: я, хозяин дома и Северьян, который не пожелал расставаться с «нуждающейся в защите мамой». Поначалу он сидел у меня на руках, но, когда мы с Алексеем стали рассматривать довольно сложные для детского понимания рисунки и записи, перебрался на мягкий ковер строить из книг домик для кота и мишки, которых прихватил с собой. Мы же с Лексом продолжали обсуждать тему Зова и возможные варианты его снятия.

На самом деле их было всего два. И если первый оказался простым до неприличия, но совершенно неприемлемым в нашей с Алиной ситуации, то второй требовал определенной подготовки. И нам всем очень повезло, что Алексей, в свое время увлекавшийся историей морских дев, прожил целых два года на одном из их островов. Судя по всему, страсть к загадкам у близнецов была одинаково сильна. Только Александр предпочитал распутывать преступления, а Алексею требовалось что-то помасштабней. Например, изучение сирен, много лет назад покинувших сушу и выходивших на поверхность лишь на территории расположенных в Океании островов.

Причем выходили они с одной конкретной целью — найти самца для спаривания. Чтобы размножаться, этому странному народу, состоящему исключительно из женщин, требовалось мужское семя. Как и в былые времена, во время брачного гона морские красавицы всплывали на поверхность и пели удивительно прекрасные песни, заманивая к себе мореплавателей. Но, в противовес страшным сказкам, где зачарованные их голосами моряки разбивались о скалы, на деле эти мужчины получали умопомрачительный бесплатный секс с потрясающими блондинками, который их ни к чему не обязывал, так как сирены, даже забеременев, никогда не разыскивали отцов своих дочерей, чтобы предъявить претензии или затребовать алименты. Да они, скорей всего, даже не помнили своих бесчисленных любовников.

Естественно, при Яшке Алексей старался говорить намеками, рассказывая об интимной жизни моих дальних родственниц, но суть от этого не менялась. Выслушав его, я не смогла сдержать любопытства, потому и спросила: не стал ли он сам донором для одной из сирен. На что мне уклончиво ответили, мол, все это было давно и неправда. А потом многозначительно добавили, что истинный ученый, имеющий возможность стать частью истории, которую пишет, просто обязан использовать свой шанс. На что я только хмыкнула и покачала головой.

В конце концов, это его личная жизнь, а не моя. Да и с сиренами он путался задолго до женитьбы на Алине. Более того, это даже хорошо, что путался! Потому что теперь у меня была куча материалов, которые я раньше тщетно пыталась найти в мирлинге. И все это разложенное по столу богатство записывалось и зарисовывалось со слов первоисточника, то есть одной из разболтавшихся после жаркой ночи сирен. Насколько я поняла, чем-то молодой бьёрн ее все же зацепил, потому что возвращалась она к нему не раз за эти два года, хоть назваться его парой и уехать с ним так и не пожелала. Что хорошо, учитывая будущую встречу «кота» с Алиной.

Вот уж точно не угадаешь — где найдешь, где потеряешь. Рассматривая записи Лекса, я думала о том, что есть смысл хоть за что-то сказать Илье спасибо. Без авантюры, в которую он меня втравил, я бы никогда не узнала о своих предках так много. А еще не познакомилась бы с Алексеем и его беременной женой. И Сашу бы тоже не встретила. Где может пересечься хозяйка чародейской лавочки, которая практически никуда не выходит из своей уютной «норы», с погруженным в работу сыщиком? Только на помолвке его старшего брата!

Последняя мысль была насквозь пропитана иронией. Илья, чтобы у него кошачьи усы отвалились, четко дал мне понять сегодня, что если я не буду с Акилларом, то останусь с ним, а не с его младшим братом или с кем-то еще. Козлина он, а не кот!

Говорить спасибо этому бьёрну резко расхотелось. После того как мы оставили его спать на полу, я минут сорок проторчала в бане, пытаясь в жутко неудобных тазиках отмыться от посторонних запахов и расцветок. И все равно волосы сохранили бледно-золотистый оттенок, который окончательно должен был сойти только к ночи. Зато пахла я теперь белыми розами, потому что добавила каплю концентрированного зелья с этим ароматом в шампунь Алины.

С одеждой тоже ситуация разрешилась наилучшим образом. Как оказалось, «волчица» зашила и все же постирала мое платье с помолвки, пока я спала. Еще и извинялась потом, что в сумку без спросу влезла, глупая! Да я ее расцеловать была готова за то, что она для меня сделала. Когда я чистая и переодетая вернулась на кухню, там уже сидел проснувшийся Илья и с невозмутимым видом пил чай с пирогами.

Увидев меня, он издевательски спросил, не хочет ли его невеста присоединиться к трапезе, на что я в том же тоне поинтересовалась, выспался ли мой экс-жених? После чего быстро добавила, что мне срочно надо к Лексу, и, схватив с тарелки пирожок, чтобы этот «котяра» из вредности не слопал все, отправилась наверх. Яшка забрал из-под носа дяди бьёрна еще три пирога, засунул под мышки игрушки и пошел следом за мной. Составить компанию главе кошачьего клана решилась только «волчица». Впрочем, ей как хозяйке положено.

И вот последние полчаса мы с Алексеем мирно беседовали за столом, заваленным уникальными материалами, а Северьян играл на полу. Красота да и только. Хотя вопрос на повестке дня был довольно серьезный. Как выяснилось, Зов сирен брал начало от брачного призыва, который вплетали морские певуньи в свои чарующие песни. Именно так устанавливалась магическая связь с поймавшим Зов партнером, которого путеводная нить приводила в объятия белокурой красавицы, жаждущей страстной любви.



Ева Никольская

Отредактировано: 18.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться