Охота на ведьм

Размер шрифта: - +

Глава 9 (начало)

Глава 9

 

«Избегайте тех, кто старается подорвать вашу веру в себя. Эта черта свойственна мелким людям. Великий человек, наоборот, внушает вам чувство, что и вы сможете стать великим.» Марк Твен

 

- Добрый день, - Анна приветливо улыбнулась.

- И вам добрый, - портной с надеждой в глазах посмотрел на входящих. Беспокойство прошедших дней не оставило без следов внешность портного: он весь как-то сжался, ссутулился и скукожился, на лице залегли глубокие морщины, а глаза были красными и влажными от бессонных ночей.

- Я Анна, Анна Клавель, - проговорила девушка не знаю, узнает ли ее убитый горем отец семейства.

- Да я вижу, шо это вы. Старея человек видит хуже, но больше. И вы здесь сеньор Дельгадо? Как ваше ничего? Как ваша девочка?

- Взрослеет. Спорит со мной все время, - пожал плечами Диего.

- Родители учат детей говорить, а дети родителей молчать, - грустно улыбнулся Хаим.

В этот момент из комнаты вышла Фейга Шмуль с грустным заплаканным лицом и жестом позвала Анну за собой.

- Та ви присаживайтесь, сеньор Дельгадо. Пока наши дамы наговорятся у нас тоже есть время перекинуться парой слов. Иногда я думаю, что мужчины бы больше сделали, если бы женщины так много не говорили.

Повисло неловкое молчание. Из-за двери высунулась рыжая детская веснущатая мордашка, за ней еще одна, и еще одна. Послышалась возня и шепот.

-Ану цыц там, - притворно сердито прикрикнул на детей отец. Те засуетились и затихли.

- Как вы с ними справляетесь? – улыбнулся Диего. – Может посоветуете.

- Не слушайте ничьи советы, сеньор Дельгадо. Все знают как воспитывать детей, и направо и налево раздают советы. Особенно те у кого нет детей. Слушайте свое сердце, оно плохого не посоветует. Я вот тоже был уверен шо знаю... Как вы думаете она жива?

- Не знаю, - честно сказал Диего. – Думаю, нужно поднимать на поиски людей. У нас в городе хорошие люди...

- Из далека все люди неплохие, - прикрыл глаза Хаим. – Знаете, сейчас часто говорят о том, что мир погубит то, что в нем развелось так много людей. Но они ошибаются. Много людей – это еще полбеды. Мир погубит то, что в нем развелось так много нелюдей.

Не зная, что ответить Дельгадо молчал. Из комнаты вышла Анна.

- Я напоила Фейгу отваром и уложила в постель. Ей нужно хорошенько отдохнуть. Она совсем расклеилась, - знахарка сочувственно посмотрела на Хаима и тихо добавила: - Держитесь.

- А шо делать? Человеку приходится жить, хотя бы из любопытства. Спасибо, вам Анна. И вам сеньор Дельгадо. Вы хороший человек. Берегите дочь.

Обратно шли молча. Каждый думал о чем-то своем.

- Домой? – нарушил молчание мужчина.

- Нет, мне еще в лес нужно, за травами.

- Я с тобой.

- Ты теперь везде со мной ходить будешь? - рассмеялась Анна.

- Нет, конечно, но пойти с тобой в лес звучит уж слишком заманчиво, - Дельгадо обнял девушку за талию и привлек себе. Он был настолько увлечен своей спутницей, что совершенно не заметил пару глаз, которая с ненавистью и презрением буравила его спину.

 

*****

Утро в доме судьи Гарсиа всегда начиналось одинаково. Во всяком случае для его жены Аделины. Она открывала глаза, протягивала руку к резному туалетному столику с позолотой, стоящему у изголовья кровати и белой холеной рукой брала с него медный колокольчик. Своим звонким голосом колокольчик призывал горничную, которая уже могла час, а то и два стоять под дверью спальни хозяйки, ожидая ее пробуждения. Поспать Аделина любила, а вот ждать - терпеть не могла. И если через секунду, после перезвона служанка не входила в дверь спальни с горячим травяным компрессом для улучшения цвета лица и стаканом свежевыжатого апельсинового сока, ей крепко доставалось. Иногда, чтобы компресс был горячим, а сок свежим, бедняжке приходилось до пробуждения хозяйки по нескольку раз бегать на кухню, которая находилась в другом крыле огромного судейского дома.

Нынешнее утро не было исключением. Аделина позвонила в колокольчик и дверь немедленно распахнулась. Но вопреки ожиданиям в нее вошла не робкая подобострастная горничная, а красавец брюнет с наглым слегка злым взглядом.

- Привет, мамочка, - бесцеремонно разглядывая полуголую женщину на кровати, протяжно проговорил он.

- Хосе, ты дверью не ошибся? Я не одета. Совсем совесть потерял?! Я жена твоего отца, если ты забыл! - возмутилась женщина, не спеша впрочем прикрыть свою наготу. Она знала, что необычайно хороша собой, а ее округлые бедра и стройные ноги, выглядывающие из нежно-розового пеньюара безотказное оружие. Она была очень зла на мужа, который уделял ей в последнее время так мало внимания, ссылаясь на загруженность на работе. Как этот старик может вообще такое говорить? Пренебречь ею из-за чего бы то ни было? К тому же это было очень неудобно, так как своих денег у нее не было. А потеря интереса мужа к ее прелестям, лишала ее рычагов давления на него и тех роскошных безделушек, на которые она бездумно и с удовольствием тратила целое состояние. Ну или почти лишала.

- Где моя горничная? Розита! Где эта девчонка?! Шкуру спущу! Голой на улицу выброшу, – бранилась Аделина, не забыв при этом принять более привлекательную позу.

- Как бы тебя на улицу не выбросили! Папаша то, похоже, новую игрушку себе нашел. Дома появляется редко. В твое крыло и не заходит, как я погляжу. Стареешь! – сверкнул белыми зубами красавчик Хосе.

- Ах ты мерзавец! Негодяй! Скотина! - забыв о своем внешнем виде, Аделина вскочила с постели и бросилась с кулаками на пасынка. Он больно перехватил ее нежное запястье, на котором тут же проступили красные следы от его пальцев. Затем толкнул женщину и прижав к стене злобно заговорил в самое ухо.

- Стареешь, девочка! Думаешь не знаю, что ты к кузнецу бегала, а он тебя отверг? Даже кузнец.



Nataliya Melnikova

Отредактировано: 22.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться