Охота за Богом. Чистилище

Глава 1. Предчувствие

    Она проснулась в десять часов утра от противного звона будильника. Щелчком выключила несносно звенящее устройство и уставилась в потолок. Визуально оценивая качество побелки, она заметила, что с потолка капает вода. Резко сев на кровати, девушка поняла, что её комната, как и вся квартира затоплена. Хлюпая ногами и чертыхаясь, она накинула поверх пижамы халат и поспешила к соседям сверху.
     В раздражении поднимаясь на этаж выше, она успела мысленно окрестить соседа самыми разнообразными именами, даже указав куда конкретно и для чего ему стоит сходить. Поднявшись разъярённая девушка с силой постучала в дверь квартиры сверху. За дверью слышался визг, музыка и невнятные пьяные возгласы. Она постучала снова с ещё большим напором. Никакого эффекта. Как будто она била кулаком не в стальную дверь, а в тридцатисантиметровый слой прессованной ваты.
      На секунду закрыв глаза и глубоко вдохнув, она грациозно ударила в дверь ногой. Та, слетев с петель, полетела в противоположную стену прихожей, хорошо приложив парня, который уже хотел было открыть. Бедняга ещё секунду корчился от боли, после чего отключился. Музыка стихла. Девушка стоящая возле проёма пронзительно закричала. Гостья приложила свою ладонь к её щеке и та упала без чувств. Быстро оценив обстановку, она решительно зашла в квартиру, где навстречу ей с бутылкой чего-то алкогольного вышел с встревоженным видом хозяин — молодой, лет двадцати пяти, симпатичный парень. Найдя цель своих поисков девушка уставилась на него грозным взглядом, явно ничего хорошего не обещающим.
      — Во-первых, — начала она, — потише. Во-вторых: чтоб когда я вернулась, — девушка перевела взгляд всех присутствующих, — в моей квартире было сухо. И не дай Бог вам что-то оттуда стащить. Найду, убью и закопаю. Сеня, проконтролируй, — сказала она владельцу квартиры-виновника, бросив ему ключи от своей. Тот, поймав ключи, закивал.
      Девушка же направилась к выходу. Проходя мимо скорчившегося бедняги, она остановилась. На секунду приложив ладонь ко лбу пострадавшего, девушка тут же метнулась к выходу.
      — Вы ему хоть скорую вызовите, — бросила она напоследок и поспешила вниз. В квартире царила звенящая тишина. И только эхо от шагов спускающейся соседки доносились до находившихся в ней обескураженных молодых людей.
      — Сень, а кто это? — спросил парень стоящим рядом.
      — Соседка снизу, — ровным голосом ответил тот.
      — По-моему она охренела!
      — Нет, мы ещё легко отделались, — сказал Сеня, с досадой глядя на помятую входную дверь.

      Спускаясь по ступенькам, девушка скользнула пальцами по амулету на своей шее. Пижама с халатом сразу сменились плащом поверх чёрной футболки, джинсами и высокими сапогами. На поясе болтался нож, небольшой стеклянный сосуд и два пергаментных свитка. За спиной висел меч в ножнах, а чуть ниже груди по бокам висели в кобурах два ствола Марк 19.       Выйдя из подъезда, она направилась к кофейному автомату, который стоял у супермаркета через дорогу. Шедшие мимо прохожие на её оригинальную экипировку не обращали абсолютно никакого внимания. Впихнув в автомат последние деньги, девушка нажала на кнопку «Эспрессо».
      — Впечатлительно сегодня день начинается, — подытожила она, извлекая из кармана плаща пачку «Мальборо», — Даже не представляю, чем он может закончится.
      Она затянулась. На небе, как обычно, висели серые тучи, у прохожих были такие же серые лица. Очередной день всё того же серого города. Именно такие мысли летали у девушки в голове, пока она ждала своего напарника возле супермаркета, допивая кофе.
      Спустя двадцать минут к супермаркету подъехал форд мустанг 65-го года выпуска. Негромко играл старый рок на магнитоле. За рулём сидел симпатичный темноволосый парень в солнцезащитных очках. На нём была коричневая кожаная куртка поверх обычной серой футболки, синие джинсы и простенькие кеды. Притормозив, он откинулся на сиденье и достал из кармана пачку красного «Lucky Strike». Допив кофе, девушка направилась к автомобилю.
      Парень закурил, снял очки и глянул на приближающуюся девушку. Во взгляде читалась вальяжность с крохоткой пафоса, а уверенная улыбка сразу очаровывала.
      — Доброе утро! — сказал он нашей героине.
      — Это спорный вопрос, — ответила ему девушка, запрыгивая на соседнее сиденье, — Покатили.
      — Ты сегодня угрюмей, чем обычно. Что-то стряслось? — поинтересовался парень, разворачивая машину.
      — Да так, ничего, — ответила она немного задумавшись, — У меня хреновое предчувствие.
      — Это по поводу сегодняшней халтурки?
      — Да. Последнее задание было, мягко скажем, не очень пушистым. Если бы не поджимали финансы, то я бы за него бы вообще не бралась бы.
      — Да ладно тебе, Валь, — сказал её напарник, — по-моему неплохо повеселились, да и с чего ты взяла, что этот заказ будет таким же?
      — Не знаю, Легавый, — ответила она после небольшой паузы, — одно то, что это срочно и поручено нам, потому что более сильных Вольных в штабе сейчас нет, уже напрягает.
      — Не дрейфь. Прорвёмся, — усмехнувшись сказал тот и дал по газам.

      Проездив около часа по городу, они остановились у неприметного трёхэтажного здания. Дом ничем не выделялась на фоне других — такой же как и все здания в округе. На углу дома красовалась уже немного поржавевшая металлическая табличка: «ул. Мира 11». Валя выпрыгнула из машины и, закусив губу, медленно перевела взгляд на вечно пасмурное небо. Легавый заглушил мотор, достал сигарету и перевёл взгляд на напарницу. Он знал, что она постоянно закусывает губу, когда её что-то беспокоит. Закурив, он спросил:
      — Ну что?
      — Седой хотя бы приблизительно говорил с чем мы будем иметь дело, когда звонил тебе вчера? — поинтересовалась она.
      — Нет. Он сказал только, что «дело имеет исключительный характер» и он может доверить его только нам, — ухмыльнулся её напарник и после небольшой паузы добавил:
      — Мне кажется, ты слишком загоняешься по этому поводу.
      — Да, пожалуй ты прав, — ответила девушка, задумчиво глядя на третий этаж, — В любом случае я хочу пропустить ещё стаканчик-другой перед тем, как на нас повесят очередное дерьмо, так что пошли.
      Первый этаж этого затхлого совкового дома представлял собой небольшой холл, в котором было четыре двери и лестница наверх. Всё, за исключением стен было сделано из дерева, а если точнее, из красного дуба. На первом этаже было пусто. Поднявшись по лестнице напарники свернули налево. Пройдя в конец коридора, они зашли в дверной проём и оказались в небольшом зале, который представлял из себя просторный бар. Окна были зашиты плотной чёрной тканью, а на потолке еле светились желтые огоньки ламп. В зале царил приятный тёплый полумрак. С полутора десятка столиков пустовали, лишь пару зевак сидело попивая свою отраву. В углу на диване развалился завсегдатай бара Мартин, который внимательно слушал новости по телеку.
      За барной стойкой, протирая стаканы, стоял русоволосый бармен в очках, а рядом с ним старая магнитола, на которой играл переписанный ещё виниловый джаз.
      — Как обычно, Джо, — бросила Валя бармену, усаживаясь на стул.
      — Есть как обычно, — ответил бармен, уже подавая ей стакан виски с двумя кубиками льда. Достав бутылку коньяка, Джо вопросительно уставился на Легавого. Тот кивнул и через несколько секунд уже держал в руке стакан со своим любимым напитком. Чокнувшись напарники сделали по глотку.
      — Что расскажешь, старина? — обратился парень к бармену.
      — Говорят, на днях Хорас с Лумом заглянут, — задумчиво ответил Джо, глядя куда-то в зал, — Поговаривают даже, что они будут принимать следующий экзамен на ранг «А».
      — Ого, старички подтягиваются, — улыбнулся Легавый.
      — Хорас и Лум? — удивлённо переспросила Валя.
      — Да, я сам удивился, — ответил бармен, — От них три года не было ни слуху, ни духу, а тут на тебе и на днях приедут. Не знаю правда когда точно.
      — Видно скоро будет сбор, — изрёк Легавый, глядя на пустующие столики, — Интересно, брат тоже заглянет?
      — Это вряд ли, — отозвался Джо, — Насколько я знаю, они вместе с Ирвин, сейчас где-то глубоко под землями первого сектора, так что вряд ли в ближайшее время их можно будет здесь увидеть.
      — Ясно.
      — Ходят слухи, что начинается какая-то очень масштабная заварушка, — продолжил бармен, — И именно поэтому Хорас с Лумом возвращаются. Деталей обратно же не знаю…
      — И не надо тебе их знать, — резко прервал разговор грубый сипловатый голос.
      — Слушай, старик, может дашь нам хотя бы выпить по стакану нормально, — не оборачиваясь усталым голосом спросил Легавый.
      — Потом допьёте своё пойло! Быстро ко мне в кабинет, дело не терпит отлагательств, — рявкнул стоящий возле входа «старик» и растворился в воздухе.
      — Седой как всегда в своём репертуаре. Ни минуты покоя, — вздыхая подытожила Валя, поставив на стойку свой стакан с недопитым виски, — Пошли.

      Кабинет Седого был единственной комнатой на третьем этаже. Кабинет был просторный. На одной из стен висело несколько портретов, щит поверх двух скрещенных мечей и несколько чёрных цепей. Другая же была заставлена книжными шкафами, полностью забитыми всякой литературой. Над дверью висела деревянная табличка, надпись на которой каждый день менялась. Сегодня на ней было написано: «Фехтование придумали трусы, которые боятся отхватить по роже кулаком!». Одно большое почти панорамное окно было единственным не зашитым в штабе. Спиной к нему стояло за широким письменным столом старое чёрное кресло, в котором сидел хозяин кабинета. Напротив в двух креслах поменьше сидели напарники.
      — Ну, не будем тянуть держателей за их хрупкие жезлы, старик, — сказал наконец Легавый, — выкладывай, что хотел.
      — Буду говорить без обиняков, — сказал Седой пристально глядя ему в глаза, — Нужно, чтобы вы доставили в штаб одного человека. Он появится в театральном сквере в половину пятого вечера. Мне плевать как вы это сделаете: украдёте его, убедите, заставите силой и угрозами. Сегодня до семи он должен быть в штабе целым и невредимым. Разговор идёт об обычном человеке, так что трудностей конкретно с ним возникнуть не должно.
      — А с кем должны возникнуть? — поинтересовался Легавый.
      — С другими ветвями, вампирами, возможно с оборотнями. На него охотятся все.
      — Ого! Не слишком ли много чести для «обычного человека» — мрачно спросила Валя.
      — Вы читали когда-нибудь «Предание Судеб»? — после небольшого молчания поинтересовался Седой.
      — Нет.
      — Речь идёт об Избранном, — ответил тот, — только он ещё не пробудился. Но вот-вот…
      — Стоп! Что ещё за избранный? — опешил Легавый, — Не то чтобы я не верил в сказки и легенды, но…
      — Амулет Бога, — медленно с напором проговорил старик, — Один из пяти великих Амулетов Чистилища. По пророчеству, он способен навсегда уничтожить всю нечисть в нашем мире или стать её самым страшным порождением. Поэтому вы должны до конца сегодняшнего дня мне его доставить, уяснили?
      — Одну минутку, — запротестовал Легавый, — Если это так важно для всех охотников, почему тогда каждая ветвь действует отдельно?
      — А тебе не кажется, что ты задаёшь слишком много вопросов, — холодно опустил его Седой, — доставите его в штаб — тогда уже всё расскажу. В семь часов сбор. А не доставите — объяснять смысла не будет. Свободны!

      — Чёрт, нужно сигарет купить, — сказал Легавый, доставая из пачки последнюю. Напарники стояли у входа в штаб и курили. Моросил мелкий дождь.
      — Не нравится мне всё это, ой как не нравится, — вздохнула Валя, — Не под нашу лопату всё это дерьмо.
      — Не дрейфь, — успокоил её Легавый, — Всё это, конечно, выглядит до ужаса паршиво, но ведь и кэш неплохой.
      Оплата за задание действительно была не хилая. Можно было бы следующие полгода жить ни в чём себе не отказывая. Валя запрыгнула в тачку и открыв бардачок достала оттуда бутылку виски, которую её напарник постоянно держал в машине для своей коллеги.
      — Ладно, что мы имеем, — запрыгнув за руль подытожил Легавый, — Очень ценного кадра, с перспективным в мировых масштабах потенциалом, которого все хотят прибрать к своим рукам. И, насколько я понял, даже среди охотников начались разногласия по этому поводу. Видимо та ветвь, которая его заполучит, и будет заказывать музыку в нашей берлоге.
      — Только не хватало нам битвы за трон среди охотников, — фыркнула Валя.
      — А что поделать, дорогая? Приказ есть приказ, — сказал парень, заводя машину, — Но мы ведь просто должны доставить его в штаб, а всё остальное уже не наше дело.
      Работа в структуре у этих двоих была в добровольно-принудительном порядке. Ты приходил брать задание либо когда у тебя поджимало с финансами, либо когда с тобой на связь выходил Седой. И последнее обсуждению не подлежит. «Если взялся за задание, то обязан его выполнить», — даже если это задание на тебя безбожно повесили, и тем более если его повесил мастер. Так гласит «Кодекс Вольных», коими эти двое и являлись.
      Легавый нажал на кнопку возле коробки передач и крыша кабриолета тотчас начала медленно подползать к лобовому стеклу, закрывая салон от серого неба.
      — Остались мелочи: завалить всех, кто попытается нам в этом помешать.

      До назначенного времени оставалось около двух часов, и они, выехав на дорогу, неспешно двинули в сторону театрального сквера. Валя бесстрастно смотрела на мелькающих в окне людей. Ничем не обременённых обычных людей. Она всегда им немного завидовала. Им не нужно каждый день опасаться неведомой угрозы неизвестно откуда. Нет, не смерти — чего-то намного хуже. Не нужно было постоянно рисковать своей душой. У иных же в этом мире всё было намного сложнее, чем у простых смертных. И это её, хоть и немного, но постоянно угнетало. Дождь усилился. Стук капель о крышу кабриолета монотонно убаюкивал Валю. Склонив голову к стеклу, вольная поглощённая своими мыслями задремала.
      Легавый разбудил её через час. Та сразу из окна окинула взглядом местность. По правую сторону уже виднелся сквер. Вот она опасность. Внутри Вали потихоньку заворачивался узел. Она ощущала, что вот-вот произойдёт нечто ужасное. Легавый притормозил у ближайшей тропинки. Валя озабочено глянула на него. Её напарник отпил немного коньяка из лежащей рядом бутылки и вышел из машины. Она помедлив несколько секунд, последовала его примеру. Направляясь в сквер она то и дело оглядывалась по сторонам, ожидая внезапного подвоха. Но никакого подвоха не было, и до главной аллеи они дошли без неприятностей. Люди и всё движение вокруг постепенно сходило на нет, огибая место, к которому направлялись вольные. «Выходит кто-то уже поставил барьер» — промелькнуло в голове у девушки. И тут они заметили цель.



Слава Долматов

Отредактировано: 20.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться