#охотник на волков

Размер шрифта: - +

#Волк десятый

Счастье, друзья мои, хрупкая, почти невесомая эссенция, которая дается в руки далеко не каждому. Долгое время я считал себя недостойным даже малой толики радости, но мой визит в Сижарле все изменил. Итак, мой предвзятый читатель, ваш покорный слуга влюбился…

 

Я отложила книгу со словами:

– По-моему, у парня налаживается жизнь. Ему не сильно везло с волками, да и с людьми, если на то пошло. Но, видимо, книга закончится на мажорной ноте. Свадьбой, например.

Моя юность прошла на западном юге Королевства, где жаркому дню предшествовало утро, полное нежного тепла, песен птиц и кристально чистого воздуха. По другую сторону Тракта теплый день начинался совсем иначе. Прежде всего, все вокруг заволокло туманом, который липкой кисеей покрыл палатку, все вещи и даже тела и лица. Туман оседал каплями, и вскоре одежда промокла насквозь. Ощущая, что заснуть в этом мокром и унылом мире мне все равно не удастся, я решила посторожить наш лагерь. У нас не было в обычае спать по очереди, мы отдыхали все вместе, но сегодня на душе скребли кошки. Хотя, возможно, дело было в воспоминаниях, которые пробудила история Слэйто. Давно позабытый звук разрываемой ткани снова ожил в моей памяти. Но, точно этого было мало, теперь я слышала еще и судорожные всхлипы, чередовавшиеся с бульканьем в горле холодной илистой воды. Это были чужие воспоминания, но маг постарался описать свою историю так ярко. Вот уж спасибо, Слэйто.

Вторым отличием этого утра от тех, к каким я привыкла, когда росла в замке, был сумрак. Солнце пряталось. Стояла знойная духота, казалось, воздух можно резать ножом – таким он был густым. Но свинцовое небо не пропускало ни единого луча. Тучи, жара и влажность делали утро невыносимым. Пушок тоже страдал. Никто не позвал лиса в палатку, и ему пришлось остаться снаружи. От влаги его шикарная шерсть сбилась в колтуны и теперь напоминала грязную половую тряпку и пахла соответствующе.

Поэтому, промокнув насквозь и намаявшись от жары, я достала из дорожного мешка дневник охотника на волков. Пушок скучающе поглядывал на меня, пока я устраивалась поудобнее. Но я успела прочитать лишь первый абзац, когда из палатки, зевая и при этом изящно прикрывая рот ручкой, вылезла Аэле.

– Это ведь истории про охотника? – спросила она, потягиваясь.

– Да, книга Слэйто. Неужели он тебе ее не давал?

Девушка присела на поваленный ствол напротив меня, и Пушок тут же подбежал к ней, желая получить утреннюю порцию ласки. Даже в окружении мокрых кустов, сидя на гнилой коряге в грязном платье, Аэле излучала счастье и довольство.

– Нет, он сказал, что книга страшная и противная. Что она не подходит для леди вроде меня.

Я засмеялась:

– Ну, в чем-то он прав.

Вздохнув и взглянув на небо, которое не становилось светлее и не позволяло просохнуть моей одежде, я начала раздеваться. Аэле молча, но с нескрываемым любопытством следила за мной, не задавая лишних вопросов. Вся прелесть одежды ока в том, что она создана кочевым народом. Они, конечно, сохранили традиционные узоры и крой, но сейчас каждая деталь моего костюма словно заявляла: я понятия не имею, где окажусь завтра, поэтому подготовлюсь к любой погоде.

Сняв фаранк и высоко, почти на макушке стянув волосы в хвост, я сделала из шарфа некое подобие рубашки, перекинув его концы крест на крест через шею. Штаны-фауси я подтянула с помощью скрытых шнурков. Скинутые сапоги аккуратно скатала и убрала в вещевой мешок, откуда перед тем достала пару кожаных сандалий, которые и надела. Перевоплощение было завершено. Аэле даже зааплодировала:

– За пару минут у тебя готов наряд для лета! Я тоже так хочу.

– Мы что-нибудь придумаем, – пообещала я, критически осматривая себя. Сняв сапоги, я значительно потеряла в росте, и теперь было заметно, что мы с Аэле обе невысоки. Мне вспомнился Атос, двухметровый кранийец, рядом с которым я никогда не переживала из-за своего роста. Хотя мнением этого человека я прежде дорожила больше всего на свете. Так почему же я внезапно заволновалась, что подумает Слэйто? Ответ, пришедший на ум, совсем мне не понравился.

– Хорошо, что ты переоделась. Наверно, тебе было очень-очень жарко, – засмеялась Аэйле, указывая на мои щеки. – Видела бы ты себя – лицо красное, как помидор!

Хмыкнув, я предпочла сменить тему.

– Как думаешь, мы все-таки пойдем по мосту через озеро?

– Наверное. Слэйто очень спешит. Мы не можем позволить себе задержаться даже на два дня. Оказывается, наша страна не такая уж и большая, раз ее можно пройти за месяц?

– Мы ведь не всю ее обошли. Хотя когда я путешествовала со своими братьями из токана, мы за месяц доходили до границ Тилля. А ведь там мы даже не пересекали горы Хаурака.

Я задумалась, так ли уж необходимо было как можно скорее попасть на юг и девушке, или только Слэйто намеревался совершить что-то грандиозное возле южной белой башни. Поэтому и решила задать вопрос в лоб:

– Аэле, а ты любишь Слэйто?

На лице девушки не промелькнуло ни тени сомнения. Ее ответ прозвучал естественно, а не как заученная фраза:

– Да, я его очень люблю.

Потом, подумав немного, она добавила:

– Но не переживай, я и тебя люблю!

– Глупенькая, – рассмеялась я. – Я не об этой любви говорю. Не о дружбе и приятельстве. Любишь ли ты его как мужчину?

– Ах, это. – Девушка выглядела растерянной. – Видишь ли, Лис, я не делаю различий в любви. Я люблю хороших людей и не люблю плохих.

Видимо, дознаватель из меня был неважный, ведь я никак не могла объяснить этой пташке, что хочу от нее услышать.



Демоница Касикандриэра

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться