Охотник: Новый мир

Размер шрифта: - +

Глава II Дитя северной звезды — это так плохо?

— Артемон, ты готов?

— Эх. Да, я готов!

Все то же место — тренировочный лагерь, все та же огненная баба, что всегда мутузила Артема, вдруг взялась за него всерьез.

Когда Артем вернулся через портал, Жанна плакала: она проклинала все и вся лишь из-за того, что он выжил. Неужели она так его не любит?

Как жаль, что парню никто не даст ответ на этот вопрос.

Вернувшись, Артем отдал голову Вильгельма и уже хотел было уйти, так как страж был мертв, но Жанна поведала ему нечто удивительное, что произвело на юношу впечатление: оказывается, все твари подземелья перерождаются, в том числе и страж. Поэтому ему приказали ждать.

Прошло коло суток, прежде чем Сил выбрался на свободу. Парень вышел потрепанный и изнеможённый. Его тело было сплошь и рядом измазано чёрной кровью, в тусклых усталых глазах всё ещё сверкали огоньки бывалого гнева. В одной руке он сжимал сломанный напополам меч, в другой — голову «нового» Вильгельма. Но буквально через минуту его взгляд накрыла пелена спокойствия, и парень снова превратился в молчаливого и обиженного на все Сила. Только он и Артем смогли выжить.

— Сил, — закричала Жанна, — плавнее! Меч — это продолжение руки.

— Понял.

Сил продолжал стоять возле деревянных кукол и отрабатывал удары.

Артем находился рядом с Жанной, которая ввиду своей вспыльчивости и необоснованной ненависти вновь хотела его избить.

— Может, дашь мне пистолет? Тогда мы будем с тобой на равных условиях, — предложил Артем, на что был одарен хмурым взглядом рыжей бестии.

— Нет, — строго ответила Жанна, — ты должен научиться владеть мечом. А потом, если так хочешь, можешь взять пистолеты и комбинировать.

— Комбинировать?! — в Артеме проснулся некий интерес. — А это, дельный совет.

— В общем, отработай удары, что я тебе показала, потом идите в комнаты и помойтесь. От вас воняет. Вечером вы должны быть готовы к балу. Там вы получите свои метки семьи.

— Окей.

Жанна только цыкнула языком, презренно осмотрев Артема с ног до головы, и ушла по своим делам. Артем принялся колотить куклу. Он уже неделю как вернулся, но так и не встретил Элизабет.

«Может, она погибла? — Артем со всей силы вонзил меч в куклу, сам того не понимая почему разозлился. — Да плевать. Что я так переживаю?! Мне же лучше, если ее больше нет в живых».

Покончив с упражнениями, Сил и Артем отправились в свои комнаты. Пусть теперь они больше не жили в казармах, зато комнаты были на вид очень бедные: старые скрипящие кровати с продавленными тюфяками, дырявые тюли, прикрывающие пейзаж за окном, и полуразрушенные стены. Артем боялся, что когда пойдет дождь, дом попросту рухнет, погребая их с Силом заживо под каменные развалины. Благо парню объяснили, что в этом мире никогда не шел дождь, и поэтому Артем был весьма рад данному известию — он не любил плохую погоду.

Он так ненавидел стук водных капель о крышу. Запах свежести и шум за окном. Все это напоминало ему о былых обидах и несчастьях.

Дождь напоминал ему о собственной смерти.

В комнате была ванна, наполненная горячей водой. Рядом лежали мочалка и мыло, так необходимые парню на данный момент. Артем долго пытался отогнать от себя зловонный запах смерти. Все-таки кровь вурдалаков источала не очень приятный аромат. Уже неделю от него несло как от помойного ведра, и горячая ванна была самым настоящим спасением.

Когда Артем помылся, в его комнату зашла прислуга и положила ему на кровать смокинг.

Парень обрадовался такому повороту. Одно только слово «бал» говорило ему о том, что он должен будет надеть старинный костюм с лосинами, которые неприятно сжимали все причинные места. Но нет, все оказалось куда лучше, чем он предполагал.

Надев брюки и рубашку, он завязал галстук и надел пиджак. Туфли были начищены до блеска, в котором можно было даже лицезреть свое отражение. Оставалось дождаться вечера, чтоб показать себя во всей красе.

С желанием скоротать время до торжества, Артем решил прогуляться по дому.

Спустившись на первый этаж, он оказался в главном зале, где с треском горел камин, а за диванном сидела Мишель в белом платье. Ее черные волосы были завязаны в пучок. Она читала какую-то книгу, держа ее в одной руке, и вальяжно перелистывала страницы указательным пальцем. Артем обошел диванчик и аккуратно присел рядом.



— Тебе идет, — Мишель оценила наряд Артема.

— Спасибо. Никогда бы не подумал, что в вашем мире есть смокинги.

— А в твоем мире они есть?

— Да, и не только. Ваша одежда такая же, как и в моем мире.

— Как интересно, — Мишель захлопнула книгу и уставилась спокойным взглядом на Артема. — Расскажи мне про свой мир. У нас было много пришлых, и у каждого был свой мир, свои законы. А иногда попадались даже из общих миров.

— А сколько всего миров существует? — поинтересовался парень.

— Множество. Одно я знаю точно: наш мир — это середина.

— Ого. Блин, услышали бы наши ученные про существование других миров, они бы все с ума посходили, — усмехнулся Артем, на секунду представляя себе их лица.

— Тысячу лет назад появилось подземелье, а через сто лет начали приходить пришлые. Как думаешь, удивило ли это кого-нибудь?

— Мне кажется, что у вас башню снесло, — улыбнулся Артем, пожимая плечами. — Не у вас... я имею ввиду, — юноша активно жестикулировал при разговоре, — а у народа.

— Да. Ты правильно выразился. Но монстры, что в подземелье, тоже приходят из другого мира.

— Да ладно? — глаза парня готовы были вылезти из орбит.

«В моем мире тоже есть вурдалаки. Не уж-то они из моего мира?» — предположил Артем, задумавшись на некоторое время.

— Поэтому мне интересно послушать о твоем мире, — Мишель с нескрываемой заинтересованностью уставилась на парня.

— Мой мир… да… — Артем сложил пальцы своих рук друг с другом, уперев локти в колени, и нахмурился, смотря на языки пламени, разгоревшегося в камине. — Он жесток. Он сожрёт, если ты слабый. Этот мир очень отличается от моего. В моем каждый думает, как бы убить кого-нибудь. Будь то даже просто прохожий. Ну, а если смотреть в целом, то мой мир намного развит, чем ваш. У нас есть машины, самолеты, корабли. Я могу перечислить столько, что пальцев не хватит ни на руках, ни на ногах. Но у народа этого мира есть магия, которая может заменить все причуды моего мира.

— Очень интересно. Но я слышала про машины и, как ты сказал… самолеты. Они есть и в других мирах.

— Хм. Ясно. Кстати, хотел спросить. Почему нельзя творить вещи из своего мира? Мне кажется, что ваш мир обрел бы новые краски.

— Да, — Мишель закрыла глаза, будто что-то вспоминая. — Сначала так же думали. Но новые, как сказал один раз пришлый, «инновации» принесут законы и порядки вашего мира. Ты сказал, что твой мир жесток. Если ты начнёшь творить, то будешь воссоздавать свой мир. И зачем он тебе?

— Вы, несомненно, правы, — Артем сжал кулаки. — Я бы не хотел воссоздавать свой мир. Ни за что!



Александр Робский

Отредактировано: 08.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться