Охотник: Новый мир

Размер шрифта: - +

Глава XLI Это ты!

Яркое раскалённое солонце не переставало опаливать песок своими сжигающими лучами, но, к счастью, медленно и верно оно уходило за горизонт. Одинокая гора, высоко возвышающаяся к небесам и протыкая их, словно лазурную ткань, отдавала тенью, укрывая от угасающего жара светила. На горячем песке, красном от своей собственной крови, лежал мальчик. Вещи его были разорваны, а из головы тонкой струйкой стекала кровь. С трудом он открыл глаза, тело ломило, а голос пропал из-за страха, сделав своего хозяина немым. Перед глазами всё мутнело и плыло, но он видел впереди себя машину, военный уазик. Возле автомобиля столпились солдаты в типичной зеленной униформе с маленькими детьми подле себя, глаза их были как обычно бывают о смертников. Или же вовсе мертвецов. Эти юнцы — куклы в чужих руках.
Мальчик слабо дёрнул руками и почувствовал цепи. Ноги тоже были оплетены холодным металлом. Цепь ветвилась неподалёку, а удерживал её забитый в землю кол.

— Построиться!

Дети выстроились перед мужчиной в ровную шеренгу. Он кивнул на первого и тут же задал острый вопрос.

— Кто ваш пленник?!

— Проклятый Ванхельсинг! — закричал первый в шеренге ребёнок.

— Правильно! Почему он достоин смерти?!

— Потому что он пьёт кровь людей!!! — сказал второй в шеренге.

«Неправда!» — в отчаянии завопил мальчик, чувствуя, как кровь медленно засыхает на собственной коже, но он не мог вымолвить и звука, не то, что слова, а потому мог только слушать, лежа на раскалённом, обжигающем кожу песке.

— Дальше!

— Он ест людей!

«Неправда…»

— Дальше!

— Его существование вредит миру и человечеству!

«Неправда…»

Мужчина начал одобрительно кивать, глядя на послушных на детей, которые более походили на марионеток. Улыбка волка на его лице ужасала.

— Что вы с ним сделаете? Он ваш пленник!

Мальчик раскрыл рот, из его глаз полились горькие слёзы бессилия. Эти самые дети, что впервые его видели, говорили о его жизни так, будто они ненавидели его из-за того, что он просто есть на этом свете… Впрочем, так, видимо, и было. Снова начал первый из шеренги. На сей раз он говорил за всех детей.

— Мы изобьём его! Сломаем ему все кости! Отрежем конечности, но перед этим прострелим их! Заставим его ещё жить, а тушу бросим на съедения мутантам! Он умрет мучительной смертью, Капитан!!!

Мужчина снял черные кожаные перчатки и начал громко хлопать, как и остальные взрослые, восхваляя речи детей.
Мальчик только стиснул зубы, не в силах более бороться с беспринципной жестокостью окружающих. Он пытался… пытался выжить, но мир к нему по-настоящему несправедлив. Сейчас его убьют те, кого он вообще не знает. Те, кто вовсе не знает его самого. За то, что он вообще не делал. Мальчик увидел, как первому из шеренги выдали ножи и пистолеты. Ребёнок начал подходить к остальным детям и раздавать их. Им дали добро… Они начали переговариваться между собой, спорить, а после подбежали к взрослым, расспрашивая, как сделать правильный надрез, чтоб сразу не убить, и куда стрелять чтобы не задеть жизненно важные органы.

«Вот и конец… — глаза мальчика залило кровью и слезами боли. Сейчас он всё видел в багряном свете. В свете, кой-показывал истинную суть этого мира и людей, что в нём живут. Жестокую, беспощадную, ужасающую суть. — Я боролся…н о потерпел неудачу… По…чему Я! ПОЧЕМУ ЭТО ДОЛЖЕН БЫТЬ Я?!» — сжал зубы мальчик, а из его глаз еще больше полились слёзы.

«Ты даже не пытался бороться…» — послышался шепелявый холодный голос в его голове. Все звуки вокруг замерли, словно испарились, наступила полнейшая тишина… Да, дети так близко и переговариваются со взрослыми, но мальчик их не слышал. Только холод в гласе незнакомого.

«А?!» — мальчик широко раскрыл глаза, ища своего спасителя. И спасителя ли?.. Но не увидев никого, посчитал, что ему почудилась. Умирающее сознание может подкинуть любой фокус.

«Посмотри на них! — снова раздался голос, приобретя теперь некоторое раздражение и злобу. — Они даже не замечают, что ты здесь. Они считают тебя куклой, которую можно будет разрезать и скормить монстрам. Ты жалок…»

«А что мне остаётся?» — сказал мальчик сам себе, уже наплевав, что это выглядит всё полнейшим бредом.

«Сражаться!» — в ярости выкрикнул холодный голос.

«Сражаться?»

«Да… Ты и сам не подозреваешь, кто ты такой. Какая сила в тебе скрыта! Но никто не видит её. Тебя даже живым не считают!.. Вставай! — рявкнул некто, а мальчик с раскрытыми от удивления глазами перестал плакать. — Встань!!! ЗАКРИЧИ ВО ВЕСЬ ГОЛОС! ДОКАЖИ ИМ, ЧТО ТЫ ЖИВОЙ!

Мальчик стиснул зубы и сжал кулаки. Его дыхание участилось, а по телу словно начали растекаться волны из неоткуда взявшейся силы. Силы к жизни. Эти слова, стали для него толчком жить дальше, бороться за самого себя. Он нее хотел умирать, пока не узнает, в чём его проклятие. Почему его ненавидят, почему каждый хочет его смерти! Он так просто не сдастся. И этот яростный рычащий голос, пробуждающий сознание своим холодом, придавал ему сил. Кровь стекала с его одежды и тела, он, покачиваясь, но всё же, собрав всю свою волю, встал. Большая часть лица его была скрыта в кровоподтёках, ссадинах. Набрав воздуха в легкие, он, не щадя себя, разрывая глотку и широко раскрыв рот, как зверь, закричал. Глаза его, смотря на военных и их детей, полыхали безумной ненавистью:

— А-А-А-А-А!!!

«Все всегда будут недооценивать тебя… Заставь их поплатиться за это! — руки мальчика зажглись жаром, начали пульсировать. Чёрные вены болезненными прожилками опоясывали руки. Военные и дети, видя это, пришли в настоящий шок. Тот, что должен был умереть, сейчас выглядел живее живого. Тот, что должен был стать простой куклой для утоления жестокости, стал воплощением гнева. Они достали своё оружие. Руки их тряслись, а лица, излучая страх, покрылись капельками пота. — И я помогу тебе…»



Александр Робский

Отредактировано: 08.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться