Охотник за секретами

Font size: - +

Глава 14. Столкновение

 

Мария резко обернулась.

Вадим стоял, прислоняясь к дверному косяку. Руки в карманах. Губы сжаты. Он выглядел так, словно застал ее на месте преступления.

– Ты вошел без стука, – сказала Мария, лихорадочно пытаясь найти хотя бы один признак того, что Вадим не видел ее бешеных действий, не слышал последней реплики – в тот момент, когда она едва не разнесла компьютер в щепки.

– И не жалею об этом, – Вадим закрыл дверь. – Похоже, тебе пора кое-что мне рассказать.

Ледяная волна мучительно скрутила Марии живот.

– Кто такой Светофор? – голос Вадима казался безразличным, но в глазах блестела сталь.

– Не имеет значения, – ответила Мария.

– За что ты его ненавидишь?

– Это мое дело.

– Из-за него ты не спишь по ночам?

– Неважно.

– Для меня – важно.

– Просто забудь об этом! – Мария внутренне сжалась. Пауза означала начало второго раунда.

Вадим шагнул вперед – Мария отступила к книжным полкам. Тогда он присел на край стола и улыбнулся.

– Поменяй нас местами. Ты бы смогла просто забыть об этом? – Теперь его голос звучал мягко.

– У меня бы не было другого выхода! Потому что на моем месте, ты не сказал бы ни слова, стал бы игнорировать любой мой вопрос на эту тему. И я поступлю также!

Внешне Вадим оставался спокойным, но Мария чувствовала приближение бури. Он сделал глубокий вдох и, словно предоставляя последний шанс, произнес:

– Меняю твою историю на мою.

Как же это было заманчиво! На мгновение Мария засомневалась, правильно ли поступает, но тотчас же взяла себя в руки.

– Нет.

Несколько секунд Вадим всматривался в ее лицо – будто пытался найти двусмысленность в последней реплике, потом прищурил глаза. 

– Тогда придется начать с самого начала.

– Зря теряешь время! – Мария приподняла подборок.

Вадим в один прыжок оказался возле нее. Он выглядел так, словно больше не отвечал за свои поступки: безупречное, сокрушительное воплощение ярости.

– Кто такой Светофор?

– Не скажу.

– За что ты его ненавидишь?

– Не скажу!

Он схватил ее за запястье.

– Скажешь!

Каждое его слово взрывалось в голове, как бомба. Мария сама не понимала, почему до сих пор не сдалась. Ее сила воли, решительность, уверенность слабели с каждой секундой. Все, что она придумала в свою защиту, словно стерлось из памяти. Осталась только идея, главный смысл – не говорить.

– Нет! – Мария со всей силы дернула руку, и Вадим отпустил ее – просто от неожиданности получить сопротивление.

На несколько секунд стало так тихо, что, казалось, можно уловить потрескивание искр.

Вадим приподнял ладонями ее лицо.

– Мне просто интересно, чем ты так увлеклась, что даже не услышала моего возвращения? – Мария попыталась увернуться – его ладони стали тверже, но голос по-прежнему источал мед: – Ну, что ты такая упрямая? Давай, посмотри на меня...

Ее ресницы вздрогнули, но веки оказались слишком тяжелыми. Вадим расслабил пальцы и ласково погладил Марию по щеке.

– Между нами не должно быть тайн. Всего лишь маленький рассказик, ладно? Мне очень важно знать это. Знать о тебе все.

Его пальцы постепенно размывали сопротивление, как вода – песочный замок. Волна за волной…  

– Нет, – прошептала Мария.

В глазах защипало.

Вадим зарычал и с такой силой прижал ее к книжному стеллажу, что зазвенели стекла. Каждое его слово обрушивалось на голову, как многотонная плита:

– Говори! Сейчас же!

Мария зажмурилась, чтобы Вадим не видел ее слез, но ресницы уже потяжелели от влаги.

А потом внезапно все стихло. Больше не было ни ярости, ни криков. Его пальцы, еще мгновение назад с силой сжимающее ее плечи, расслабились.

– Пожалуйста, не надо… – Вадим не договорил.

Несколько секунд он не двигался, и, кажется, даже не дышал, потом осторожно прижался к ее разгоряченному лбу своим.

– Прости… – его голос сломался.

Мария всхлипнула – и слезы хлынули рекой. Вадим снова взял ее лицо в ладони, горячие, как летний песок, осторожно коснулся губами влажных ресниц – и остановился. Мария замерла на полувздохе. И вдруг Вадим припал к ее губам – так жадно, настойчиво и жарко, что все остальное – прошлое, настоящее и будущее – исчезло. Как будто вся ее жизнь сконцентрировалась в этом единственном поцелуе.

 

– Бог ты мой!

Мария услышала тетину реплику, но все еще не решалась открыть глаза. Вадим медленно, нехотя отстранился.

– Вы вошли без стука, – его голос прозвучал хрипло, словно спросонья.

– Бог ты мой! – повторила Марта. – Это моя собственная квартира.

Она, все еще встревоженная и уже чуть рассерженная, стояла в центре дверного проема, как будто пресекала путь к бегству, но ни Мария, ни Вадим не собирались сбегать. Глядя на их полусумасшедшие лица, Марта почувствовала себя лишней.

– Когда кто-то ругается – это нормально. Только если после этого воцаряется мертвая тишина – мне уже не до формальностей. – Марта хотела еще что-то добавить, но передумала и вышла из комнаты, оставив дверь широко открытой.

Они одновременно посмотрели друг на друга. Мария – взволнованно и вопросительно: этот невероятный – страстный и в то же время отчаянный, обнажающий душу поцелуй – явно не являлось частью его гениального плана-на-все-случаи-жизни. Вадим – потрясенно? повержено? изумленно? В его взгляде было столько всего намешано, что на этот раз отделить горох от фасоли не смогла бы даже самая талантливая Золушка.



Анастасия Славина

Edited: 20.04.2018

Add to Library


Complain




Books language: