Охотники на принцесс

Размер шрифта: - +

Глава 32.2

***

 

– Правее, – скорректировала Нэль, – да, вот так, и еще на три шага назад.

Шаги это громко сказано – передвигался я на коленях, еле-еле, кажется, успев порядком стереть и штаны, и кожу.

– Стоп! – скомандовала Вита: – Линия прервалась – проведи еще раз.

Рисовать октограмму на ощупь было, на первый взгляд, совершенно невыполнимым заданием. На практике это подтвердилось и осложнилось тем, что крови у меня и так после всех злоключений осталось не очень много – организм не успел до конца восстановиться. Так что в голове ощутимо звенело от слабости, и ползал я на одном ослином упрямстве.

А ведь нарисовать – это только половина дела, нужно еще и ритуал провести!

Самого демона (Лиан до сих пор не пришел в себя, и я, признаться, даже был рад этому) тоже пришлось порядком испачкать в крови.

– Да, хорошо, теперь осталось только замкнуть круг, – ободрила Вита и ласково провела ладонью по моим волосам. – Как думаешь, принцесса?

Иллинэль несколько минут сосредоточенно молчала, видимо, критически оглядывая получившееся нечто. Я вытер со лба выступившие капли холодного пота, задумчиво провел пальцем по центральному, самому грубому рубцу, чувствуя неприятное жжение под кожей. Несмотря на старания целителей, метки, оставленные стихийником, до сих пор сопротивлялись природной регенерации и восстановительным зельям. Еще одно подтверждение того, что Иен Фейн мог бы стать выдающимся магом и совершить множество открытий и достижений… если бы не увлекся бесполезными попытками заглушить чувство вины.

Каждого из нас на резком повороте судьбы поджидает Бездна.

И кому-то не удается пройти мимо.

Что, если я тоже уже свернул на обманную тропу и просто еще не понял этого?

– Не знаю, как оно должно выглядеть, – наконец, вынесла вердикт Нэль, – но со стороны лучи почти ровные и линии нигде не прерываются. Во всяком случае, там, где я могу увидеть.

– Ну что? Тогда приступаю, – я зябко поежился, ощущая, как внизу живота все сводит от страха, но вместе с тем в букет ощущений добавлялось еще и томительное предвкушение. Мне хотелось попробовать, несмотря на то, что я понимал, как велики риски провалить дело и убить Киллиана.

– Я буду контролировать потоки, – пообещала Вита и положила маленькие ладони мне на плечи.

Для начала я тихо воззвал к своей крови, пробуждая холодную мертвую силу, вливая ее в рисунок, напитывая до предела, заставляя камни покрыться изморозью, а воздух – разбухнуть от переполнившего камеру магического напряжения. Я уже не один раз обращался к Иной стороне, но теперь мой зов должен был дотянуться гораздо дальше. Туда, откуда я однажды уже вывал душу смертного ребенка.

За основу защитного плетения решили взять золотистую цепь связи – она была тонкой, но прочной, к тому же, небольшие звенья можно было легко нанизывать друг на друга, создавая нужные узоры.

– Спокойнее, – одернула меня Вита, – пока никто никуда не опаздывает. Старайся использовать равные порции силы.

Я выдохнул и, настроившись на спокойный голос девушки, перестал суетиться, медленно оплетая Киллиана тонкими нитями будущей защиты. Я уже работал с аурой и ментальным уровнем демона (спасибо умертвию!) и примерно представлял, что и куда нужно вплетать. Некоторые участки, закрашенные ровным и нейтральным серым цветом, я на каком-то интуитивном уровне решил укрепить сильнее прочих, вместе с магией мертвых вплетая свое собственное, эльфийское, волшебство и наращивая на самых уязвимых местах прочные пластины доспеха. Такие не то, что парочку неосторожных проклятий выдержат – полноценный удар отразят.

А затем… может, я дотянулся, куда не стоило, может, пожадничал и разом зачерпнул слишком много чужой силы. Появилось странное ощущение стороннего взгляда. Он не был злым или режущим, или липким, даже неприятным я бы не назвал его. Пристальный, расчетливый, даже (как мне показалось) любопытный. И одновременно с этим каждой клеточкой своего тела я чувствовал безграничную древнюю мощь этого существа. Будто бы оно было больше целого мира и все грани реальности вместе с Иной стороной составляли лишь жалкую часть этого огромного и всесильного нечто. И сам я – лишь крохотная песчинка, одна из миллиардов перед его взором, пыль под ветром. Все внутри меня затрепетало и напряглось до предела, будто бы кто-то тронул тонкие струны, натянутые вдоль позвоночника к сердцу и еще глубже – к душе.

Это длилось всего несколько мгновений, а затем ощущение пропало.

Осталось смятение. Неужели это была Бездна? Или я столкнулся с чем-то другим, о чем даже не знаю? Может, именно так ловцы ощущают присутствие создательницы? Но ведь я обращался отнюдь не к ней…

– Нери, что с тобой?!

– Лель, хватит! Отпускай!

Напряженные голоса Виты и Нэль вырвали меня из странного забытья. Я покорно выпустил из пальцев золотистые нити, пульсирующие от накаченной в них магии. Узор, который я скрупулезно выстроил перед мысленным взором, вспыхнул так обжигающе яростно, что обязательно бы ослепил, если было кого ослеплять – сестра, к счастью, не видела моей волшбы, а Вите после того, как ей перерезали горло, вряд ли могло хоть что-то навредить.



Ольга Болдырева

Отредактировано: 27.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться