Охотники за кривдой

Глава №9. Д. С. Лукина, один месяц назад

Глава №9. Д. С. Лукина, один месяц назад

Далия Степановна всегда была уверена: главный штаб Охотников за Кривдой – это строгий режимный объект, попасть в здание по адресу «Кузнечная, 4» можно только по служебным документам и спецпропускам. Строго. Но увидев на пороге своего кабинета Эльвиру Антонову, широкой публике более известную под псевдонимом «Эля Ато», сильно засомневалась в дисциплинированности некоторых сослуживцев. И даже в их душевном здоровье. 
- Ты? Что ты здесь делаешь?!
- И тебе доброго дня, сестренка, - та лениво качнула полурастрёпанной прической, плотно прикрыла дверь и прошествовала к столу. – Или, как у вас тут  принято говорить, ясных дней! 
День этот выдался как раз далеко не ясным. За окном собиралась типичная для начала травня, последнего месяца весны, гроза. Лучшего момента для встречи с родственницей и не придумаешь! 
Как же её всё-таки пропустили? 
- Я тоже умею быть убедительной, - многозначительно улыбнулась Эльвира в ответ на её немой вопрос. – У меня свои… заклинания. 
Далия Степановна поспешно закрыла лежащую на столе папку с новым  шифром. Она лихорадочно пыталась сообразить, во что сестрица ввязалась на этот раз? Вид у той был вполне жизнерадостный, но это как раз самый дурной признак. 
- Мы могли бы и дома поговорить.
- Ну, как же тебя застать дома!
- Ты могла бы написать…
- В смысле, записаться на прием? – Эльвира деланно удивилась. – Как я не додумалась! Простите, госпожа полковник, но я без записи. 
Далия напряженно прикусила губу. У Эльвиры всегда была своеобразная манера о чем-то просить. А в том, что она пришла именно с просьбой, точнее, с требованием, можно не сомневаться. 
- Хорошо, хорошо, - Далия сложила руки на столе в примирительном жесте, - я тебя внимательно слушаю. Что-то случилось? 
Та поудобнее уселась на стуле, закинула ноги в вызывающе красных сапогах одну на другую.
Эльвира была только на десять лет младше неё, но свой возраст сестра давно призрела. Еще во времена учебы в литературном училище она высветлила волосы до неестественного белесо-лилового цвета какой-то алхимической пакостью и впредь этому красителю не изменяла. В выборе одежды – странному сочетанию мужских вещей, изрезанных сарафанов и еще чего-то нелепого – её вкус с возрастом тоже не изменился, скорее, усугубился. 
Впрочем, внешний вид Эльвиры – это наименьшая из проблем в отношениях сестер.
- О, пока ничего криминального! – Эльвира легкомысленно взмахнула руками. Звякнули многочисленные браслеты. – Мне всего лишь нужен допуск в ваш архив. 
Далия Степановна – один из лучших специалистов в ОЗК по речевому колдовству – потеряла дар речи. 
Вот уж действительно, «пока»!
- Боги милосердные, зачем?!
- Что за глупый вопрос? – фыркнула сестра, словно капризная девица. Впрочем, вопрос, и правда, был глупый. – Зачем люди ходят в архивы? За знаниями, конечно! 
Далия всё еще не знала, как отвечать на такую наглость. Как всегда бывало в таких ситуациях, её начала бить мелкая дрожь – одновременно от злости на сестру и от страха за её будущее. И за своё будущее тоже. 
Да, чего-чего, а знаний в архивах ОЗК было предостаточно! Вот только к большинству из этих знаний Эльвиру нельзя подпускать и на пушечный выстрел! Для её же блага. И для блага общества, конечно. 
Не говоря уже о том, что доступ в эти архивы строго ограничен. 
- Не надо делать такое лицо, - Эльвира, естественно, знала, о чем старшая сейчас думает. – Я не собираюсь ничего оттуда выносить. 
У почтенной заклинательницы вырвался нервный смешок:
- О, ты очень любезна! 
- О, я знаю! 
Их семья не была знатной, и никто из их предков не обладал даром Охотника. Из поколения в поколение передавалась только книжная лавка, да переплетная мастерская при ней. Сколько себя помнила, Далия всегда была в окружении книг, но никогда ни в одной из них не приводилось ни одного заклинания – родители строго чтили закон. Но в двенадцать лет она заметила, что от её одобряющих слов растения расцветают буквально на глазах, а злые собаки становятся ласковыми. Её приняли в лагерь «Орлиные врата», а потом – в Высокую школу Охотников за Кривдой. А потом – она дослужилась до звания полковника и поста начальника Шифровального отдела. 
Несмотря ни на что!
Далия никогда не сомневалась в своих талантах и знаниях, но собственная карьера всё равно вызывала у неё удивление – с такой-то родней… 
Считается, что появление или не появление колдовского дара у ребенка не зависит от наследственности и объясняется только волей богов. А как иначе это объяснить, если младшая сестра Далии воспитывалась теми же родителями и в тех же условиях, но в соответствующем возрасте так и не обнаружила в себе магических способностей? Зато Эльвира обнаружила другой талант, тоже связанный с использованием «словесных формулировок»: своими репортерскими расследованиями Эля Ато поднимала не меньшие бури, чем от самого мощного проклятия. 
Далия не могла понять, почему «эту пронырливую газетчицу» саму еще не прокляли? То есть, её, конечно, проклинали, но она как-то всегда избегала проклятия! И почему ею до сих пор не занялись сами Охотники?... О том, какие у Эльвиры могут быть связи, Далия старалась просто не думать. 
- Так что, поможешь свободной художнице? 
Впрочем, если Эля сейчас обратилась к ней, связи эти не безграничны. К счастью или - наоборот?!
Далия Степановна всё-таки поддалась негодованию:
- Да ты хоть понимаешь, о чем просишь? Это же засекреченные материалы! – она вскочила со стула. – И что тебе там нужно, опять хочешь растрепать какое-нибудь государственное дело? 
- Во-первых, общественность имеет право знать. – Произнесла свою любимую фразу Эльвира, не дрогнув. – А во-вторых, я сейчас веду серьезное расследование. Для общего блага. 
Далия опять начала нервно хихикать:
- Для общего блага?! Эля, во что ты ввязалась на этот раз? Кто тебя нанял?
Та лишь лукаво улыбнулась:
- Это – засекреченный материал. 
Далия обессиленно рухнула обратно на стул.
- Ты просишь невозможного. Если ты явишься в архив с пропуском от меня, это погубит и твою и мою карьеру. Если твои приключения можно называть карьерой…
- А я для такого случая прилично оденусь! А потом буду всё отрицать.
- Не мели ерунду. На этот раз я, действительно, не могу тебе помочь, даже если бы захотела. Слишком большой риск. 
Эльвира состроила кислую мину и подалась вперед, глядя на сестру очень пристально. Далия напряглась как перед ударом.
- А разве вас, Охотников, не учат, что когда риск неизбежен, надо уметь на него идти? - доверительно поинтересовалась Эля. – Я ведь и на другую тему могу написать. Что-нибудь из жизни князя Великого и родственников… Например, о том, как заговор против царя раскрыла полусумасшедшая жрица, а не доблестные «медведи»…. Или о том, кто меня с этой жрицей познакомил… 
- Ты этого не сделаешь! – Далия судорожно сжала в руках какие-то бумаги. – Ты подставишь саму себя!
- Ну, я итак, по сути, вне закона, - сестрица лениво потянулась. – К тому же у меня сейчас такое задание, что ради него стоит… рискнуть. 
Далия Степановна усилием воли заставила себя разжать бумаги. Мельком глянула в них – похоже, что-то важное. Боги всесильные, ну почему вы не наделили Эльвиру самой темной силой Нави, почему она не стала жрицей Мары? Тогда с ней было бы гораздо легче общаться. 
- Нет, - твердо, отчетливо, отстраненно, как учат в Высокой школе, произнесла Далия. – Ты этого не сделаешь. Тебе это никак не поможет, только усложнит жизнь. 
И хотелось бы верить, что не сделает еще и потому, что они, несмотря ни на что, сестры. 
Эльвира окончательно скисла и махнула на неё рукой, как на беспросветно глупую. Опять звякнули браслеты. 
- Имей в виду, Даля, с твоей помощью или нет, но я раскопаю то, что мне нужно. 
С этими словами она гордо покинула кабинет. 
Насколько Далия знала свою сестру, это были не пустые слова. 



Татьяна Белоусова-Ротштеин

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться