Охотники за кривдой

Глава №15, в которой незаконный обыск приносит свои плоды 

Глава №15, в которой незаконный обыск приносит свои плоды 

Ступая буквально на цыпочках по полутемному коридору далеко после отбоя Велимир лихорадочно соображал, что и как они будут объяснять, если попадутся. За полдня и вечер ему в голову не пришло ничего хоть сколько-то убедительного, и теперь уже вряд ли придет… Оба заблудились и случайно зашли в кабинет директрисы? А потом, опять же случайно, в поисках выхода обыскали все шкафы и ящики? Красиво! Но отступать было некуда. 
Яшма не подвела и появилась в условленном коридоре почти одновременно с ним. За время их недолгого знакомства Велимир уже понял, что его новая «соучастница» обладает железной волей и каменной решительностью. 
- Если поймают, скажем, что лазили на кухонный склад, - не тратя время на приветствия, сразу перешла к делу Дивидова, - а когда шли обратно, услышали странные звуки из её кабинета и заглянули проверить. 
- Идет, - быстро кивнул Веля. Версия была не ахти, но лучше, чем ничего. 
Яшма, еще раз оглядевшись по сторонам, усадила свою золотую ящерку на  ручку двери. Та ловко засунула хвост в замочную скважину, пару мгновений покрутила им, и засов тихо щелкнул.
- Полезная штука, - с уважением заметил Веля. 
К своему стыду, он даже не подумал, что директорский кабинет, вообще-то, может быть заперт. Он вообще плохо соображал весь остаток дня после рассказа Яшмы о Волкове.
Дивидова тем временем, не мешкая, вошла в кабинет первой и посадила Золотко у самого порога, велев дать им знать, если кто-нибудь появится в коридоре. 
Велимир поспешно вошел вслед за ней и огляделся. На их удачу, освещения – тускло мерцающий белесый шар на стене и луна за незашторенным окном – хватало, чтобы разглядеть обстановку. 
В кабинете Настасьи Карповны уже не было никаких следов недавнего взрыва. Разве что предметов имелись только самые необходимые: стол, кресло, да полупустой «офисный» шкаф. 
Смешно будет, если нужные им бумаги погибли при неудавшемся покушении! Веля решил пока не высказывать таких мрачных предположений. Но в ходе суетливого осмотра шкафа и ящиков стола эта версия становилась всё более правдоподобной. 
Бумаги у Самсоновой были все возмутительно скучные: учебные планы, списки литературы, какие-то хозяйственные сметы, таблицы счетов для столовой… И никаких тебе секретных досье и коварных заговоров! Даже обидно. 
- Может, эти дела у Архипова? – предположил Веля, как можно аккуратнее ставя на место очередную папку со сметами на реагенты для алхимической лаборатории.
- Предлагаешь и его обыскать? – Яшма тоже не светилась энтузиазмом. Впрочем, она, видимо, всегда остается серьёзной. 
- Похоже, придётся. Расскажи, что еще знаешь про других наставников. Мне важно всё!
- Больше ничего особенного я не знаю, - вздохнула она, открывая следующую папку. – Самсонова и Архипов – люди Аристарха Хродольфа, это личный секретарь царя. Большинство нашей знати Аристарха Аркадьевича недолюбливает, мягко говоря. Про него вообще мало что и кому известно, я слышала только, что он служил в Нордланде до того, как там погиб старший царевич. Ты слышал эту историю?
Велимир быстро кивнул, стараясь её не прерывать, но мысленно гадая, какую версию истории имеет ввиду Яшма: официальную или эльвирину? 
- Говорят, Хродольф на той службе как-то отличился, за что и получил должность при царе. – Она говорила очень серьезно, без тени иронии или неодобрения. - Громова – племянница царского духовника Бомелия, но об этом ты, наверное, тоже слышал?
Велимир снова кивнул.
- По-моему, Громова и коварство – понятия несовместимые. Далия Степановна – полковник ОЗК, образец офицера. Радмир Богданович Южный – в прошлом дружинник, из-за ранения переведен на мирную службу. Если, конечно, общение с созданиями Нави и кадетами можно назвать «мирной» службой. 
- Я слышал, что у Лукиной какие-то нелады с сестрой? – как можно непринужденнее заметил Веля. 
- Ах да, эта репортёрша, Эля Ато, - презрительно фыркнула Яшма, - точно, врагу такой родни не пожелаешь, крайне неприятная особа. Но, как видно, карьере нашей наставницы это не помешало. Кто у нас еще? Афанасий Агафьевич Яров. Ну, этого милого старичка тем более трудно заподозрить. Он образцовый ученый, много лет работал в Учебном приказе, а на пенсии устроился сюда. Видать, тоже думал, что тут покой… Жданова, она из дворян средней руки, её отец раньше даже заседал в Думе. А Ромашкина, - тут Яшма на секунду запнулась, - из мещан, выпускница Школы целителей, ничего особенного. – Она задвинула ящик, на слух Велимира, слишком шумно. - Так, кажется, это всё…
Последняя фраза относилась то ли к наставникам, то ли к документам, Велимир понять не успел. 
Ящерка внезапно метнулась от двери к хозяйке.
- За шторы! – мгновенно сообразила Яшма, подхватив ящерицу. 
Велимир тоже не долго раздумывал. Они скрылись по двум сторонам окна и затаили дыхание. 
Шторы в кабинете Настасьи Карповны были довольно плотные, но с художественными прорезями. В одном из таких узеньких просветов Велимир и разглядел вошедшего. 
Это оказался Радмир Богданович Южный, собственной персоной. 
Велимир совсем перестал дышать, но к счастью, наставник не обращал внимание на их укрытие, больше беспокоясь о двери. Судя по всему, он тоже явился без приглашения. 
Воровато озираясь, он подошел к столу, открыл нижний ящик, в котором, надо заметить, они не нашли вообще ничего, и… что-то туда положил. После чего, не задерживаясь ни на секунду, вышел. 
Велимир и Яшма, наконец, позволили себе вздохнуть. Медленно, стараясь не издать не звука, они вышли из-за штор.
- Ты видел? – сипло спросила она. – Это был Южный, верно?
- Верно, - кивнул Веля и, не давая себе опомниться, подскочил к первому снизу ящику. 
Внутри обнаружилась тоненькая серая папка, а в ней – всего несколько желтоватых листочков.
При таком скудном освящении прочитать удавалось только заголовки: «Заключение ученого совета по вопросу магопрактического взаимодействия с Ирием» и «Слово Верховного волхва Рода Всевышнего о Пресветлом Божественном царстве Ирие». 
- Ты дурак?! – скорее утвердительно, чем вопросительно прошипела Дивидова. – А если бы там была очередная взрывчатка?
- Ирий, - это слово захватило всё его внимание, негодование Яшмы Веля даже не заметил. – Что такое Ирий…
- Ну, по Родовере, это обитель богов, - она тоже заглянула в бумаги. – Но при чем тут всем известные ведические сказания и такая секретность?
Хороший вопрос, да.
- Мы это заберем, - сказал Велимир, быстро закрыв папку.
- Ты предлагаешь украсть бумаги? – она снова возмутилась. – Вообще-то мы собирались дела только полистать.
- Знаю, но.… Здесь неудобно читать, - Велимир понимал, что это крайне неосмотрительно, но ничего не мог с собой поделать, ему НЕОБХОДИМО прочитать эти листки! – Мы их вернем, потом… Как-нибудь… 
Яшма только безнадежно махнула рукой.
- Ладно, как хочешь, всё равно нет времени спорить. Пора уходить! Эй, Золотко? 
Ящерка тем временем залезла в ящик и что-то там скребла. Яшма сунула руку следом за ней и сердито хмыкнула.
- Ну, конечно, двойное дно. Как я сразу не догадалась проверить!
Она аккуратно вытащила ящерицу, тоненькую дощечку-дно, а за ними – еще одну серую папку. 
Листов в ней было еще меньше, чем в предыдущей, но прочитать они успели только первую строчку на первом листе: «Южная Рада Радмировна». 
- Как думаешь, кто… - Начал Веля, но его прервал странный шум из коридора. 
Не медля, Яшма вложила фальшивое дно обратно в ящик, задвинула его, и они, не говоря ни слова, выглянули за дверь. 
Шум – то ли стук, то ли топот – доносился еще издалека, но явно приближался.
- Будешь запирать? – Велимир торопливо кивнул на дверной замок.
- Лучше, нет, - секунду подумав, ответила она. – Когда заходил Южный, было открыто. Пусть так и останется. 
- Тогда бежим! 
Они побежали в противоположных направлениях: Яшма - придерживая на плече ящерку, а Велимир – прижимая к груди две картонные папки. 



Татьяна Белоусова-Ротштеин

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться