Охотники за кривдой

Глава №21, в которой Велимир посещает арконский Кремль и случайно узнаёт тайну одной из наставниц

Глава №21, в которой Велимир посещает арконский Кремль и случайно узнаёт тайну одной из наставниц

Велимир мрачно разглядывал в зеркале свой новый выходной костюм: красный бархат, белые вышивки, золотые оборочки – всё, как полагается внуку «второго человека в государстве». 
- Нам так уж обязательно идти? – поморщившись, спросил он. 
- Неужели тебе неинтересно побывать в нашем Кремле? – жизнерадостно возразила бабушка, в сотый раз расправив на его наряде какую-то лишь ей заметную складку. – Тебе необходимо отвлечься от учебы, отдохнуть. Лето, как-никак! Посмотришь арский свет, познакомишься с… С нашими  друзьями. 
В её бодром голосе Веля всё равно чувствовал скрытую тревогу: она сама, да и дед, не очень-то рады предстоящему «развлечению». Но летний Солнцеворот, двадцать второй день месяца червеня, считался в Арском царстве важным праздником, и в Кремле устраивался большой прием. 
Побывать в Кремле было бы, действительно, интересно, но Велимиру, как он ни старался «отвлечься от учебы», было решительно не до балов. 
В комнату вошел домовой Акиф, волоча большую коробку. Выглядел человечек мрачнее тучи. 
- Еще и в Кремль идешь, еще и там будешь клевету разводить, - пробурчал он, покосившись на Велимира.
- Какую клевету? – нервно вскинулся Веля.
- Такую клевету! – резко ответил человечек. – Средь нашего народа воришек нет, вот как!
- Я что видел, то и рассказываю! – не остался в долгу Велимир, сообразив, что тот имеет в виду домового, укравшего дедову папку. 
- Да не могло такого быть!
- Акиф, хватит тебе брюзжать, - устало вмешалась бабушка, доставая из коробки тёмно-красные туфли – последний штрих к её собственному княжескому облачению. – Следствие во всём разберется. 
- Ну да, разберется, - поморщился домовой, - пока оно там будет разбираться, доброе имя всего честного народа замарано, - и, обреченно махнув рукой, удалился.
Велимиру всё-таки стало неловко за свои слова. Но он же не врал, он видел маленького человечка, по описаниям признанного домовым всеми специалистами! Он ничуть не сомневался в честности всех прочих домовых, но бывают же… Отщепенцы, как сказал Савелий Палыч. 
После чрезвычайного происшествия на «Орлиной охоте» лагерь и не думали закрывать. Строго говоря, о «внеплановом событии» знали только их команда и наставники. Ну и родственники, наверное, тоже, если их это интересует.
Велимир не рассказал деду про Савелия Палыча. Врать становилось всё более и более противно, но на сей раз обманывать почти не пришлось – он и в самом деле помнил это знакомство и образ нового знакомого довольно смутно. Помнил только часто повторяющееся слово «Ирий» и глаза разных цветов… 
Если бы Велимир мог побыстрее распутать этот клубок! Но вместо расследования он должен вдруг начинать светскую жизнь. А у него только-только проснулась тяга к учебе!
При въезде в Кремль образовалась целая пробка из пышных карет и повозок. Дедушка выглядывал из окна и называл имена, чины, титулы тех, кого замечал, Аскольд задавал какие-то уточняющие вопросы, но Велимир почти не слушал их. Он вглядывался в приближающиеся красные стены. Вспомнилось неясное наблюдение в их ночном доме: не видимые, но как бы ощутимые, потоки энергии внутри стен. Нечто подобное, но в гораздо большем масштабе, таилось и в этих каменных стенах. 
Когда карета въехала на широкий двор, и Велимир, наконец, ступил на брусчатку, ему показалось, что окружающий воздух словно наэлектризован. День Солнцеворота выдался по-летнему ясный, прозрачный, но в то же время Велимир ощутил в окружающем пространстве нечто… Нечто иное, до этого ему неведомое. 
Как знать, может быть, на этой «экскурсии» ему удастся узнать что-нибудь полезное. Разглядеть…
Царский дворец из огромных брусьев и разноцветного мрамора высился над крепостными стенами и расходился вширь. На крышах, фронтонах, ставнях виднелись деревянные и стальные солнечные лики и фигуры орлов. 
В небе над всем этим лениво плыли два черно-белых дирижабля. Но внимательнее осмотреться Велимир не успел, в группе еще нескольких гостей и в сопровождении человека, по виду – слуги, они поднялись по широкой лестнице к главному входу. 
Огромный зал уже полнился пышно одетыми людьми. Дедушка уверенно шел среди них, то и дело здороваясь, пожимая руки и знакомя Велимира: генерал-наместник такой-то области, приказоведующий такого-то Приказа, княжна такая-то, купец такой-то, сын того-то, сноха тех-то.… От имен, должностей и орденов у Велимира вскоре зашумело в ушах, и он перестал их запоминать, только вежливо кивал и давал пожать руку, если это требовалось. 
С гораздо большим интересом он поглядывал на высокий сводчатый потолок и стены, сплошь расписанные красно-черно-золотыми узорами. Под росписью буквально пульсировали потоки энергии, заставляя узоры светиться изнутри. 
Ощутимое движение в окружающей толпе всё-таки заставило Велю обратить внимание на гостей. Люди расступились, и со стороны входа вошла женщина, даже по сравнению со всеми остальными гостями, поражающая собой. Велимир в первую секунду подумал, что это сама царица, не меньше! Высокая, статная, с правильным надменным лицом – кажется, именно такие лица принято называть аристократическими, - она плыла между гостей, изредка чуть кивая кому-то, но в основном, глядя поверх голов. А самым поразительным был её наряд: темно-зеленое платье, снизу доверху усыпанное малахитом и еще какими-то кристалликами, образующими замысловатый узор. Чем ниже, тем крупнее становились камни, и к самому краю подола крепились уже целые зеленые булыжники. 
Велимир с сомнением прикинул, сколько это всё может весить и проникся к незнакомке невольным уважением: её, похоже, такой вес ничуть не смущал, она шла плавно, царственно. По правую руку от неё шел мужчина средних лет. Рядом с ней он выглядел более чем неприметно, но это его не смущало – он широко улыбался и раздавал приветствия направо и налево. 
С другой стороны от женщины показалась её уменьшенная копия, в которой Велимир сразу узнал Яшму Дивидову. Та еще издали помахала ему рукой, но подойти не успела – её окружила стайка каких-то девчонок, восторженно заохавших насчет её наряда. Та остановилась и покрутилась на месте, любезно позволяя им рассмотреть себя со всех сторон. 
- Панкрат Александрович, - «каменная» дама подошла прямо к ним, - моё почтение!
- Агата Яковлевна! – прянул ей навстречу дедушка. – Даниил Степанович, очень рад встрече!
- Милава, Вас особенно отрадно видеть в свете, Вы, наконец, прекратили своё отшельничество, - она тонко улыбнулась одними губами, - Вы прекрасно выглядите. Все в свете помнят, как Вы блистали!
- О, когда были те времена! – деланно рассмеялась бабуля. Велимир даже не предполагал, что она может так притворно смеяться! – А вот Вы на самом деле не стареете. Признайтесь, в Вашем саду растут молодильные яблочки?
Все, включая Аскольда,  рассмеялись так же неестественно. 
- Позвольте представить, мой внук, - вспомнил про него дед, - Велимир. Велимир, познакомься с Агатой Яковлевной и Даниилом Семеновичем Дивидовыми, это родители твоей подруги Яшмы.
- Я понял, - не слишком приветливо кивнул Велимир, - Вы хозяйка «Малахитовой горы», верно?
- Верно, - женщина окинула его холодно-оценивающим взглядом. Тут волей-неволей согласишься с предрассудками друзей! – О Вас, Велимир Станиславович, я тоже наслышана. И не только от дочери.
- Малышка Яшма тоже просто очаровательна! – вставила бабушка и тут же всплеснула руками. - А Яша разве не с вами? Где он, где-то здесь? 
- Хотела бы я знать, - очень сдержанно вздохнула Агата Яковлевна. 
- Но как же так…
Велимиру стало скучно их слушать. Он воспользовался моментом и нырнул в окружающую толпу. Здесь на него уже не обращали внимания, и он мог спокойно рассматривать яркие одеяния гостей и выхватывать обрывки светских разговоров:
- Последние новости просто….
- …непременно посетить моё новое имение!
- Говорят, кощеевский и царь-бак снова…
- … пробовали перцовку прошлого года? Это вам не эльфийский нектар… 
- Я точно слышала, такое носит сама царица…. 
Велимир втайне надеялся, что Соня с родителями тоже будет здесь. После той злосчастной игры они толком не говорили, она уехала на выходные еще раньше остальных. Хотя, о чем бы они говорили? Расспрашивать о том, что она видела тогда в беспамятстве, было неудобно, рассказывать о своём – еще неудобнее! 
Неожиданно Веля заметил-таки в толпе гостей знакомое лицо: Вера Алексеевна Ромашкина стояла одна, тревожно оглядываясь и поминутно расправляя и без того идеально прямой сарафан. 
- Здравствуйте, - вежливо поздоровался Велимир, подойдя к ней.
- Ой, ты тоже здесь, - искренне обрадовалась Вера Алексеевна, - хоть кто-то знакомый! Здравствуй, Велимир. Ты с дедушкой, да?
- Да, и с бабушкой. А Вы тут совсем одна?
- Ну, не совсем. Я пришла вместе с Розой. С Розой Борисовной, она и достала мне лишнее приглашение. Но я еще надеялась встретиться здесь со своим женихом, - она горестно вздохнула, - но, боюсь, он может и не прийти, он такие мероприятия не любит.
- Вы выходите замуж? – не скрыл удивления Велимир. – Большинство наших ребят расстроятся!
- Спасибо, милый, - смущенно улыбнулась наставница по алхимии Яви и еще раз одернула подол, - я, честно сказать, тоже бы сюда не пошла, не привычна я к такому. Даже наряд пришлось одалживать у Розы. У Розы Борисовны… Ты посмотри только, какие кругом господа!
- Это точно, - кивнул Велимир, прекрасно понимая её волнение, хотя у него вся эта разряженная публика не вызывала страха, только любопытство, как на выставке, - я вот сейчас видел такую даму, её зовут Агата Дивидова, так у неё… 
- Она уже здесь? – Вера Алексеевна почти выкрикнула это, так, что на них даже обернулись несколько вельмож. 
Но Велимир не успел ничего ответить или спросить, из толпы вынырнула Роза Борисовна Жданова. 
- Похоже, мне назначено судьбой вас соединять, - жизнерадостно объявила она, не обратив внимания на Велю. – Завязывайте уже с расставаниями, а то у меня не останется времени на свою личную жизнь. 
Вслед за ней появился молодой мужчина в достаточно скромном, по сравнению со всеми окружающими, наряде. 
- Добрый вечер всем, - учтиво кивнул он, - Вера, ты здесь, - он протянул ей руку. – Пойдем, поздороваемся с ними вместе.
Глуповато улыбаясь, Вера Алексеевна немедленно вложила свои пальцы в его ладонь. Но сразу же опять отстранилась.
- Да, да, сейчас… Вот, познакомьтесь, - она опять обернулась к Веле, - это мой жених, Яков Данилович Дивидов. Он сын… - она на секунду запнулась, - Агаты Дивидовой. А это – Велимир Станиславович, внук нашего уважаемого Хранителя Яви, Панкрата Александровича.
- А, Великий, и ты здесь! – заметила его и Роза Борисовна. – Будущий светский повеса, не иначе! 
- Не советую, юноша, - серьёзно заметил ему Яков Данилович, - подобное времяпрепровождение – не самое достойное занятие. Но иногда им всё же нельзя пренебречь. Идем, Вера, у них обоих сегодня хорошее настроение. 
- Так может и не стоит портить им… - Вера Алексеевна еще пыталась возражать, но Дивидов всё-таки увел её за собой.
- О, что с людьми делают общественные предрассудки, - театрально вздохнула Жданова, посмотрев им вслед. – И жадность. А тебе как, нравится, в Кремле? 
- Угу, - вяло кивнул Велимир.
- Мне тоже, - она усмехнулась и приподнялась на цыпочки, высматривая кого-то поверх голов, - ладно, развлекайся, дружище, - и, определившись с направлением, скрылась среди гостей. 



Татьяна Белоусова-Ротштеин

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться