Охотники за кривдой

Глава №31, в которой друзья спорят о прошлом и строят планы на будущее

Глава №31, в которой друзья спорят о прошлом и строят планы на будущее

- Морозов? 
- Покушался на Самсонову?
- По приказу – кого?!
Кажется, это потрясло друзей больше всего. Даже больше того, чей же на самом деле сын Ванечка Петров. 
Впрочем, Велимира настоящая фамилия приятеля тоже не слишком удивила. Что-то такое и следовало ожидать.  
- И Григорий Николаевич будет его прикрывать? – с большим сомнением уточнил Ярослав.
- Похоже, что уже прикрывает, - пожал плечами Велимир. Как раз судьба Глеба Ивановича интересовала Велю меньше всего. 
Они вчетвером – Велимир, Ярик, Любава и Лоло – сидели в саду арконского дома князя Великого. После внепланового закрытия «Орлиных врат» прошло уже больше недели, всеобщая суматоха понемногу успокаивалась, и друзья смогли, наконец, просто посидеть и поговорить обо всём случившемся. И, возможно, о том, что еще случится. 
Бывший дружинник, Морозов, был членом бандитского подполья в Арконе, на чем и попался пару лет назад. Но наказания избежал, став двойным агентом под личным покровительством Григория Николаевича Князева. А этим летом Хранитель Нави пристроил его в лагерь и дал особое задание: унять прыть Настасьи Карповны и, соответственно, господина Хродольфа. 
Такой вот подбор кадров. 
Рассказывая о Морозове Велимиру, Панкрат Александрович очень старался оправдать друга, говорил, что дядя Гриша просто так понимает защиту общих интересов ОЗК. При этом дед заверял, что ничего не знал мол, это дело лично Князева. Велимир не стал уточнять, что бы дед сделал, если бы узнал раньше. И без того хватало пищи для размышлений. 
- Ну, если подумать, это не так уж и поразительно, - серьезно заметил Ярик. Похоже, его вера в авторитеты была непоколебима. – И Григорий Николаевич и твой дедушка – очень влиятельные люди в государстве, но и враги у них не менее могущественные, сам видишь!
- Вроде Дивидовой, - тут же уточнила Любава, - обеих!
- Вижу, вижу, - мрачно кивнул Велимир. Начинать обсуждение заново уже не хотелось. 
Надеясь спасти своего жениха, Вера Алексеевна с помощью Вани и Яги добралась до Аристарха Хродольфа и рассказала ему всё. Светским сплетникам Арконы давно известно, что Агата Дивидова не в восторге от выбора сына… Но вряд ли кто-то из них мог догадаться, какое неожиданное применение Агата Яковлевна найдет для «неподходящей» невестки! Взять изготовленный в дивидовской мастерской переходный камень, настроенный на нужное направление и специальным заклинанием уменьшенный до карманных размеров. Принести его в лагерь. Воспользоваться суетой дня открытия и незаметно «активировать» камень. Перейти на другую сторону и порыться в бумагах Хранителя Яви. Искать любые упоминания Станислава Великого или Константина Пугачёва.
Такая вот помощь будущим родственникам. 
Вера Алексеевна, никогда в жизни не нарушавшая даже правил дорожного движения, представить не могла, как она такое проделает! Но это был единственный способ хоть как-то подружиться с надменной «мамой». 
Первым делом Вера Алексеевна рассказала всё своей лучшей подруге, Розе Борисовне Ждановой. Та в свою очередь не растерялась и сказала, что надо браться. И по-дружески предложила помочь: «на дело» пойдет не сама Ромашкина, а специально нанятый домовой. Поиск подходящего домового Роза берет на себя. 
Сначала всё шло по плану. Жданова взяла на себя почти всё: принесла в лагерь «домового», проинструктировала его, помогла Ромашкиной установить камень. Посланец успешно отбыл на задание. И как в воду канул! По крайней мере, так это выглядело для Веры: ни домового, ни бумаг. Только скандал и пристальное внимание правоохранительных органов ко всем сотрудникам лагеря. 
Все последующие недели Вера Алексеевна ходила ни жива, ни мертва, теперь боясь Дивидову еще больше, чем прежде. Роза Борисовна, напротив, сохраняла завидное спокойствие и уверяла подругу, что если их маленький сообщник исчез, то и доказать что-либо невозможно. Хотя, ей-то самой было от чего волноваться – и гоблин, и его добыча оставались в лагере, надежно скрытые, но всё же… Нужно только дождаться, когда уляжется шум, когда будет подходящий момент, и спокойно их вынести. 
Но подходящего момента Роза Борисовна так и не дождалась, пришлось действовать экстренно: послать сообщение друзьям и в срочном порядке раскапывать свой тайник, пока Ромашкина их обеих не заложила. В этот-то момент Велимир её и застал, едва не сорвал ей всё дело – во второй раз! 
Вопрос, откуда Агата Дивидова знала, что надо искать в доме Хранителя Яви, оставался открытым. А вот «дело переходного камня», похоже, будет закрыто за недостатком улик. Кроме слов Веры Алексеевны, госпоже Дивидовой предъявлять нечего, тем более, по версии следствия, у Панкрата Александровича ничего не украли. 
Единственной обвиняемой осталась сбежавшая Роза Жданова. Вера Алексеевна, стараниями всё того же Хродольфа, перешла в число основных свидетелей. Остальные участники истории просто приняли случившееся к сведенью и запомнили на будущее. Запомнил и Велимир. 
Случай с Пресветлым Бомелием, к слову сказать, он тоже запомнил. 
- А не Дивидова ли прислала приглашения в Кремль твоей родне? – осторожно предположил Лоло, прервав затянувшееся молчание. – Вроде как, не получилось устроить большую пакость, так хоть маленькую неприятность организовать.
- Может быть, - Велимир рассеянно кивнул. С родственниками по матери ему еще предстояло нормально познакомиться, но за ту неожиданную  встречу в Кремле он был даже благодарен Дивидовой – если это её рук дело. А то еще неизвестно, когда бы князь Великий соизволил их познакомить. 
Собственно, ни убийство Фроловой, ни сам Яков Дивидов, по словам Аристарха Аркадьевича, не имели к истории с камнем никакого отношения. Но после признания Веры Алексеевны обвинение в убийстве с него быстро сняли. Вроде как все якобы многочисленные свидетели дружно усомнились в своей недавней уверенности. Не иначе, опять Хродольф постарался. Но подробности этого дела Велимир знать не мог, пока. 
О своих детективных «успехах» Велимир тоже рассказал деду, скрывать их дольше не было смысла, да и не хотелось. Панкрат Александрович внимательно просмотрел содержимое двух папок, добытых Велимиром и Яшмой в кабинете Самсоновой. Потом осторожно, старательно подбирая слова, объяснил, что Радмир Богданович Южный, опасаясь за судьбу своей дочери, пытался следить за Русланом Романовичем Волковым по приказу Аристарха Аркадьевича Хродольфа. Но когда Раду заметили среди нападавших на карету князя Великого, Южный испугался еще больше и пошел прямо к Панкрату Александровичу. Тот отнесся к нему с пониманием и просто перевербовал наставника. 
Такая вот светская карусель. 
И если бы не двое кадетов, так настойчиво ищущих истину, князь Великий, с помощью Радмира Богдановича, смог бы серьезно усложнить работу Настасье Карповне. По сравнению с методами Морозова это было бы очень гуманно! 
Дело всё в том, что интересоваться «контактами» с Ирием в их кругах считается, мягко говоря, очень дурным тоном. Тема строжайше запрещена и для ученых, и для волхвов, и для всех остальных. Божественный град Ирий доступен только богам, а ключи от Ирия – это просто миф, в который может поверить лишь безумец вроде Константина Пугачева. Точка. 
Или всё-таки многоточие? 
- Что-то с Топтыгой теперь будет? – неловко попытался сменить тему Велимир. 
Друзья только молча покивали. Выяснилось, что во время атаки бандитов Топтыга на некоторое время потерял разум и едва не разорвал попавшуюся ему Элю Ато. Большинство сотрудников лагеря и ОЗК не брались упрекать медведя за этот порыв, но всё же было принято решение перевести его в зверинец при главном штабе, а там видно будет. 
- С ним же никогда такого не случалось, - заметил Лоло, - но эта репортерша любого доведет до озверения!
Остальные слабо улыбнулись, хотя веселого было мало. 
- Знаете, что меня напугало в Пугачевом больше всего? – задумчиво произнес Велимир, не глядя на друзей. – Он тогда сказал, мол, если считаешь что-то своим, так иди и возьми. А если при том кого-то убьёшь, так это пустяки… Понимаете, для него убийство ничего не значит!
- Говорят, он сумасшедший, - тихо заметил Ярик. 
- Никакой он не сумасшедший, - также тихо возразил Велимир, - сумасшедшего они давно бы поймали. 
- Я слышал, наш барон в молодости был знаком с Константином  Пугачевым, - неожиданно сказал Лоло, - а теперь он недоволен, что я дружу с новым двувидящим. 
В ответ все только мрачно промолчали. О том, что Пугачев тоже обладает даром двувиденья, мало кто знал. Точнее, об этом знали высшие чины в ОЗК и наставники в лагере. Теперь-то Велимир понимал, почему они все на него так подозрительно смотрели! 
Но, к счастью, пока эта история друзьям Велимира не навредит, скорее даже наоборот. Досрочное закрытие лагеря «Орлиные врата» не отменило обещаний его руководства. Оказалось, что их команда признана лучшей по итогам «Орлиной охоты», и теперь они, как самые талантливые, будут посещать специальные курсы в Высокой школе ОЗК трижды в неделю после своей обычной школы. 
Велимир ни в коем случае не хотел сомневаться в способностях друзей! Но в том, что эти «спецкурсы» организованы именно для него, тоже не сомневался. Точнее сказать, из-за него. А еще он не сомневался, что за его будущими успехами – и неудачами! - будут следить все заинтересованные стороны: как бы он тоже не сошел с ума в один мрачный день! 
- И… что ты теперь думаешь делать? – наконец, задал Ярик самый главный теперь для них вопрос. 
Велимир задумчиво провел рукой по траве. Скрытую в каждой травинке нить энергии он сейчас не видел, но точно знал, что она там есть. И точно знал, что в любой момент может к ней прикоснуться. Повод ли это для безумия или для предательства? Пока он бы так не сказал. 
- Ну, если здесь за прилежную учебу награждают еще большей учебой, то выборы у меня нет, - усмехнулся Веля и, заметив неодобрительное выражение на лице Ярика, добавил уже серьезнее: - вообще-то, до осени мне надо узнать, что вы тут изучаете в обычной школе. Надеюсь, меня не отправят в первый класс! 
Но друзей, похоже, такой ответ не устроил. Самого Велю, честно сказать, тоже. 
В общем, их самодеятельное расследование можно считать удачным, они выяснили, что хотели. Но у Велимира всё равно еще оставалось больше вопросов, чем нашлось ответов. Во-первых, он не понимал, в чем смысл предательства отца и оттого не мог в это предательство поверить. Остается один выход – разыскать отца и спросить у него лично.
А во-вторых… Велимира не оставляло такое чувство, будто он чего-то в этой «системе» недоглядел, что-то неявное, но очень важное. Если посещение Высокой школы ОЗК поможет ему понять это «что-то», значит, так тому и быть! 
- Вот что, ребята, - он решительно встал с травы, - могу сказать вам точно, нас ждет новое расследование!  



Татьяна Белоусова-Ротштеин

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться