Океан

Размер шрифта: - +

Невозможный мальчик

Парень очень внимательно разглядывал меня, и это казалось очень странным и смешным одновременно. Ведь любой уважающий себя человек, скорее всего, постеснялся бы так настойчиво и пристально разглядывать собеседника. Я поудобнее уселась в кресле и с усмешкой смотрела на парня. Оглядев меня с ног до головы, он остановился на моих глазах и, наконец, задал вопрос:

- Как тебя зовут?

Немного помедлив, я ответила:

- Женя.

На самом деле меня зовут Алиса. И честно говоря, мне нравится это имя. С самого детства оно меня всегда устраивало, и даже позволяло почувствовать себя особенной. Но когда наступил подростковый возраст, время больших перемен, мое имя стало меня огорчать по одной простой причине: оно было безвариантным. Кроме как Алиса, меня нельзя было назвать никак по-другому. Лиса - это название животного, мне бы и в голову не пришло себя так называть, а Аля - всего лишь сокращение, когда лень произносить полное имя. Мне хотелось бы быть какой-нибудь Александрой, которая при желании могла превратиться из Саши в Шуру, или в Алекс или как ей еще захочется. В книгах у американок всегда было второе имя, которым можно было воспользоваться, никого не обманывая. Мне со всем этим не повезло, но потом я обнаружила, что у меня прекрасное отчество - Евгеньевна. Женя ведь может быть и женским именем, поэтому я решила представиться именно так.

- А тебя как зовут?

Парень усмехнулся, и почему-то сразу исчезла та неловкость, которую он вызвал своим молчанием. Затем он быстро заговорил, скользя глазами по кафе:

- Ну вообще меня зовут Денис, хотя на мой взгляд имя Филипп подошло бы мне больше. Я какой-то совсем Филипп. Ну или Фил. Да, Фил определенно лучше всего.

Настала моя очередь усмехнуться. Возможно, он прав - лично у меня это имя всегда ассоциировалось с кучерявыми волосами. Я взглянула на его шевелюру.

- А хочешь, я буду называть тебя Филиппом? Или Филом? Мм?

Фил обрадованно улыбнулся и энергично закивал головой.

- Отлично! Хоть где-то меня будут звать нормально.

Официантка принесла заказ. Фил принялся за круассан, запивая его крепким кофе. Передо мной поставили суфле. С набитым ртом мой друг громко советовал мне его попробовать. Это выглядело очень смешно, но я уже давно заметила, что в этой нелепости и какой-то непостоянности Фила есть свой шарм.

Я попробовала субле. И удивилась. Оно было нежнейшим, просто таяло во рту, и сладким, но сладости было достаточно, потому что она прекрасно подчеркивалась кисловатым яблочным вкусом. На миз я забыла обо всем на свете и лишь с удивлением подумала о том, как за столько времени я еще ни разу не попробовала здесь суфле. Это же просто шедевр кулинарного искусства!

Несколько мгновений спустя я вспомнила про Фила. Он сидел с самой счастливой улыбкой, которую я когда-либо видела, несмотря на то, что его лицо было перепачконо шоколадом из круассана.

- Ну как тебе? - довольно спросил он? Видимо на моем лице было четко написано райское наслаждение, раз он так счастлив.

- Неплохо, - улыбнулась я.

- Я же говорил, что тебе понравится.

А потом он вернулся к уже забытой нами теме об именах:

- А у тебя есть какое-нибудь имя, которое тебе нравится? Если хочешь, ябуду тебя так называть.

- На самом деле, Женя - вымышленное имя.

- А, тогда без вопросов.

Меня удивило то, что Фил посчитал это совершенно нормальным - представляться вымышленным именем. И даже не спросил мое настоящее. Ну я, наверно, скажу ему однажды, если нам удастся еще увидеться.

Так и началось наше общение. Слово за слово, и мы совсем разговорились. Перебивая друг друга, совсем не следя за мыслями, мы рассказывали друг другу обо всем: о нас самих, о наших друзьях, о том, что было для нас важным. Фил был человеком, которого можно было слушать вечно, но и мне хотелось поделиться с ним своей душой. Поэтому мы болтали без остановки. 

В нашей беседе я убедилась, что Фил - уникальная личность.

Он занл все на свете. А даже если не знал, умел ответить на любой вопрос.

Он пил кофе со сливками и любил ванильное мороженое. 

Он мечтал поехать в Италию. 

Он знал все сорта сыра. 

Он мог часами говорить о планетах и звездах. 

Он читал все книги, которые я знала. 

Он писал стихи, такие, каких не найдешь в интернете. 

Он рисовал на салфетках смешные рисунки, которые оказывались буквами и составляли самые разные слова. 

Он знал много сказок про эльфов.

Он был экспертом по изготовлению глиняных свистулек.

Он не боялся высоты.

Он не любил смотреть сериалы, считая это бесполезной тратой времени.

Он верил, что когда мы ложимся спать, наш сон охраняют светлячки.

Он мог бесконечно слушать Моцарта.

Он умел играть на гитаре.

Он не любил танцевать, только танго.

Он знал поименно всех президентов Америки.

Он мог стоять на голове.

Он знал число пи и тридцать семь знаков после запятой.

Он казался невозможным, и в тоже самое время был реальнее всего происходящего.

Он пах корицей, карамелью и еще чем-то теплым.

Он теребил кучерявые волосы, когда думал о чем-то, и казался растрепанным и смешным, как щенок.

Он часто хлопал ресницами, если говорил о том, что любит.

Он любил жестикулировать.

О нем можно было рассказывать вечно. Казалось, это человек, в котором живет свой особый мир, и когда общаешься с ним, погружаешься в этот мир с головой, и совсем не хочется выплывать.

- Знаешь что, - начала я, когда в нашем разговоре наконец наступило временное затишье, - я придумала тебе имя.

Фил непонимающе посмотрел на меня.

- Имя, которое могло бы описать все то, что у тебя внутри. - Я наклонила голову и собиралась продолжить, но Фил перебил меня.



Ася Вечерняя

#16420 в Любовные романы
#9235 в Разное
#2520 в Драма

В тексте есть: дружба, любовь, разлука

Отредактировано: 19.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться