Океан надежд. Весна перемен

Глава третья – Пробуждение

1.

Он ничего не видел перед собой, но понимал, что продолжает свое бесконечное падение в бездну, куда солнечный свет не проникал, а темнота была настолько густой, что становилась осязаемой, обволакивала в кокон, сковывая конечности.

Затем ощущение падение исчезло, а до его слуха начали доноситься слабые звуки. Голоса. Иногда голоса звучали четко и ясно, а иногда словно пробивались сквозь сильные радиопомехи. Бывало, слова заменялись протяжным гудением аэродинамической трубы и наоборот. Он все еще не осознавал себя как нечто живое и целостное, несвязанное с темнотой, а потому и не пытался думать или спрашивать себя, где он и что с ним происходит. В нем не было места даже для чувств. Он не знал: больно ли ему или спокойно; плохо или хорошо; одиноко или весело? Там, где он сейчас был, эти вопросы не имели никакого значения. Потому как все вокруг него было одно великое Ничто, в котором нет даже места времени. И только голоса изредка приходили и уходили. Звуки приближались и отдалялись.

В остальном, здесь была только тьма и забвение....

 

***

Перед ним возникли полосы, как будто кто‑то включил телевизор, который показывал одну рябь.

‑ Он очнулся, - внятно произнес чей‑то голос. Из серой дымки выплыло широкое пятно неровной формы. Затем в этом пятне ему удалось разглядеть черты лица. Похоже, перед ним стоял мужчина, половину лица которого занимала густая седая борода. Внезапно, обоняние вернулось к нему. Странные запахи исходили от бородача ‑ знакомые и, в то же время, непривычные.

‑ Да нет, он еще в бреду.

Лицо исчезло, и осталась только дымка. Вскоре и она пропала, забрав с собой и голоса. Тьма вернулась...

 

***

Ему сильно хотелось пить, в горле настолько пересохло, что на языке были готовы прорости кактусы. Он огляделся по сторонам и понял, что идет по горячему песку бескрайней пустыни. Солнце блестело высоко в небе, и было белым как снежный ком. Только от этого кома совсем не веяло приятной прохладой, а наоборот ‑ изнывающим жаром. По всему его телу текли ручейки пота, щекоча кожу, и не было возможности стереть их с лица, так как руки от дикой усталости совсем не хотели его слушать. Странно, что ноги продолжали удерживать его в вертикальном положении.

Впереди возвышалась дюна, и он понимал, что должен перейти ее, если хотел не погибнуть от обезвоживания. Несмотря на то, что песок сильно сковывал движения его уставших ног, он, на удивление, быстро дошел до вершины песчаного холма. А с высоты дюны, он уже мог разглядеть оазис, до которого было почти рукой подать. Он кубарем спустился вниз, а в голове не переставало вертеться только одно слово: "Вода!"; словно некое заклинание против миражей. Достигнув озерной глади, он тут же принялся жадно пить. Он был сильно рад, что вода, даже в пустыне, оставалась холодной и прекрасно утоляла жажду. Но почему‑то, сколько бы он не пил, в большей степени увлажнялись его губы, а живительная влага с неохотой просачивалась через его горло в желудок. Присмотревшись, он понял, что в озере плыла грубая ткань, которая и мешала ему вдоволь напиться, и от которой пахло неким животным. Он откинул ее в сторону рукой, но ей на замену пришла другая, а вскоре все озеро покрылась тряпьем, и он решил смириться ‑ так или иначе дикое чувство жажды постепенно оставляло его. Но прежде, чем он полностью смог утолить свою потребность в воде, живительное озеро высохло, оставив лишь сухое, покрытое трещинами, дно.

‑ Ты должен поскорее подняться на ноги, ‑ услышал он голос, который унес его с собой во тьму, подальше от палящего солнца пустыни. ‑ Тебя никто не должен увидеть, иначе всем нам будет плохо.

Его продолжала окружать темнота, только теперь он знал, что здесь он не один, что с ним кто‑то еще есть. Также здесь были стены, потолок, жесткая постель на которой он лежал и другие вещи. За пределами невидимых стен, он смог расслышать крики домашних птиц, отчего у него появилось желание громко смеяться. Откуда могли взяться петухи в самом сердце Сан‑Франциско? Даже в Фолкстоуне, где он родился, никто из соседей не выращивал птиц или животных. Постепенно, он начал связывать свои воспоминания в единое целое.

Что такое Сан‑Франциско? Ответ: город в штате Калифорния и мое новое место жительства. Что такое Фолкстоун? Ответ: город в штате Каролина. Я там родился и жил до пятнадцати лет.

Все это похоже на телевикторину, в которой участники, отвечая на вопросы правильно, получают денежные призы. Каждый вопрос все сложнее, но и ставки удваиваются.

И так вопрос на шестьдесят четыре тысячи. Вы готовы? Не хотите остановиться здесь? Нет? Тогда очередной вопрос и мы вам желаем удачи. Вопрос: как ваше имя?

Да это самый простой вопрос. Ха! Не стоит он таких денег. На этот вопрос можно ответить не раздумывая…Но, постойте. Я.…я не могу вспомнить. На языке вертится, но...Боже, кто я?!

"Кто я?!!" ‑ Ему хотелось кричать, но получился только хриплый шепот. Ему стоило собраться, взять себя в руки, сконцентрироваться! Как такое могло быть?! Каждый человек знает, как его зовут! По-другому и быть не может! "Вспоминай! Ну же!".

‑ Кто я?!!

‑ Тише, тише, успокойся. ‑ Он почувствовал прикосновение холодной руки к своему лбу.

‑ Почему здесь темно?!



Игорь Бер

#42974 в Фэнтези
#16972 в Приключенческое фэнтези

В тексте есть: дарк

Отредактировано: 23.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться