Океан надежд. Весна перемен

Глава четырнадцатая – Секта

1.

Первой губернией объединения Иватт, которая повстречалась им на пути, называлась Пилон. Путь к ней занял у них почти три дня, а за все это время им на пути встречались лишь луга, леса и мелководные реки. Изредка им на пути попадались люди, в основном из нижнего класса, с которыми они даже не пытались заговорить, а те, в свою очередь, старались поскорее пройти мимо и не смотреть им в глаза.

С приобретением дара правды, Кевин старался говорить меньше, дабы не сболтнуть лишнего, пусть его и окружали только верные спутники. В отличие от Кевина, Марк, который и ранее не считался косноязычным, теперь говорил без умолка и старался развеселить всех своими рассказами из жизни Скитальца, многие из которых были очень даже занятными. А когда истории заканчивались, он начинал петь, и получалось это у него довольно складно. У него был мелодичный и приятный голос, не режущий слух, а песни, которые он исполнял, завораживали Кевина словами и оригинальностью мотивов. Некоторые песни были похожи на смесь кантри и речитатива, другие можно было охарактеризовать как нечто среднее между инди, роком и неизвестным Кевину музыкальным направлением. Бывали песни, которые были знакомы Линин, и они начинали петь дуэтом, и выходило это у них невероятно гармонично и трогательно. Кевин решил, что в его мире дуэт Марка и Линин имел бы огромный успех у слушателей.

Тиф, в свою очередь, постепенно брал бразды правления в свои руки. Он, по‑прежнему, был молчалив и говорил только тогда, когда стоило сделать привал, инструктаж о дальнейшем маршруте и выдвинуть предположения о скорых изменениях в погоде. Кевин не стал оспаривать лидерства Тифа, с легкостью отдав тому бразды правления. Он был сыт по горло ответственностью за все то, что с ними происходило в пути.

На третий день пути, не доезжая до Пилона, их настиг ливень, от которого они решили укрыться в заброшенном амбаре, что стоял особняком от ближайшей деревушки без названия.

Через крышу амбара просачивалась вода, земляной пол был холодным, а остатки соломы давно сгнили, покрывшись черной плесенью. Так или иначе ‑ это было лучше, чем обождать непогоду под покрытым тучами небом. Гамаками, в которых они ранее спали, теперь путники накрылись, молча слушая шум дождя, бьющего непрерывно по деревянным балкам и по материи, что укрывала их головы.

‑ Уже восемь лет не бывал в Иватте, ‑ произнес Марк, повысив голос, чтобы перекричать нарастающий звук грома. ‑ Но всегда мечтал вернуться сюда, когда‑нибудь.

‑ А как насчет Биветта? ‑ поинтересовался Кевин. ‑ Ты скучаешь по нему?

‑ Не скрою ‑ мысли о возвращение в родную губернию меня всегда посещали, но не ностальгия меня тянула туда, а чувство злости на ее жителей. Для меня он стал совершенно чужим, и ничего родного для моего сердца в нем не осталось.

‑ Что случилось в Биветте, что для тебя он стал чужим? ‑ спросил Тиф, как бы, между прочим. История жизни Марка была известна только Кевину, а потому интерес Тифа был оправдан.

‑ Ничего, чего мне хотелось бы вспоминать.

И тут подал голос призовой дар Кевина, который вещал словно догма любого свидетеля в суде: "Говорить правду и ничего, кроме правды".

‑ Всех родственников Марка казнили десять лет назад по обвинению в предательстве, что повлекло к смерти губернатора. ‑ Лицо Кевина исказилось в гримасе злости и сожаления. ‑ Извини, Марк. Я просто не смог...

‑ Ничего, Кевин, ‑ успокоил его Уотер. ‑ В этом нет твоей вины, ты просто не в силах противостоять своему дару. Да и во всей этой истории нет никакого секрета.

‑ Так ты единственный в своем роде остался в живых? ‑ с печалью поинтересовалась Линин.

Прежде чем Марк успел ответить ей, Тиф добавил:

‑ По обвинению в предательстве, значит…Очень интересно.

‑ Мой род ни в чем не был виноват! ‑ изрек Марк, чеканя слова и сверля взглядом Тифа.

‑ Я в этом не сомневаюсь, приятель. Напомни, когда это произошло? Десять лет назад? Кажется, я ничего не слышал про убийство губернаторов десятилетней давности. Странно...

‑ Ничего удивительного, ‑ пожала плечами Линин. ‑ Эрис от Иватта отделяет довольно большое расстояние.

‑ Да, ‑ согласился с ней Тиф. ‑ Но, смерть губернатора, а вернее убийство ‑ особое событие, которое быстро распространяется через слухи по всем объединениям.

‑ Вполне возможно эта информация не дошла до тебя, по той причине, что в те дни ты был чаще пьян, чем трезв, ‑ огрызнулся Марк.

Прежде, чем началась перепалка, Кевин вновь взял на время в свои руки лидерство и остановил сору. Миротворческие способности были у него в крови и его способности к дипломатии часто оказывали ему помощь в делах, до трагических событий, которым сопутствовали резкие перемены в его жизни. Теперь они продолжали ему служить и в Молодом Мире.

Дождь прекратился за час до наступления рассвета, и когда они возобновили свой путь, солнце сияло ярко и согревало их, испаряя влагу с земли.

 

2.

Впервые Кевин увидел тех, о ком так много слышал, в маленькой деревушке под названием Хакеттан, вблизи губернии Пилон. Произошло это поздним вечером, когда он бродил одиноко по улице в обществе Фаундэра.

Деревня Хакеттан в вечернее время суток выглядела безлюдной и вымершей, и Кевин сомневался, что с началом рассвета следовало ожидать каких‑либо изменений. Пыльная тропинка, что вела в деревню, была заросшей травой и бурьяном, и при этом была настолько узкой, что с трудом вмещали двоих всадников. Путникам пришлось встать в колону, чтобы продолжить путь по тропе, а не продираться через засохшие стебли старой кукурузы и колючие кустарники.



Игорь Бер

#42596 в Фэнтези
#16835 в Приключенческое фэнтези

В тексте есть: дарк

Отредактировано: 23.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться