окна

Размер шрифта: - +

окна

Этот дом нежно прижался к старой "хрущёвочке", вопреки всем строительным нормам, "Точечная застройка" –  новое слово в архитектуре российских городов начала двадцать первого века. Между окнами было расстояние длины копья, как в городах средневековой Европы

Её окно.

Она сидела в профиль. Иногда, задумываясь, поворачивала голову и смотрела в окно. Но там можно было увидеть только серую стену стоящего напротив дома и его окна. Ну и ещё кое-кого. Поначалу она меня просто не замечала, мало ли что там в окнах маячит: ... у кого цветы, у кого занавески. В последнее время она сидела у окна с утра и до вечера, читала. На столе лежала толстая стопка книг и тетрадей. Иногда она подпирала голову рукой, перебирала пальцами локоны русых волос. Когда  же уставала, то поднималась и делала для разминки несколько упражнений. От движений её стройного гибкого тела у меня мутнело в глазах и учащалось дыхание. Вчера она посмотрела на меня и улыбнулась, а сегодня утром помахала рукой и что-то сказала, кажется, поздоровалась. Опять эти голуби! Уселись на подоконнике и что-то там себе бубнят. Отъелись, как гуси, не видать из-за них ничего. Кажется, окно неплотно закрыто, попробую отогнать глупую птицу ...

 

Его окно.

Ну и сессия в этом году! Преподы словно сговорились, валят всех подряд. От учебников в глазах туман стоит, всякая чушь мерещится. Одна радость – в окошке напротив кот сидит. Каждый день с утра до ночи. Поначалу думала, это статуэтка такая красивая. Нет, живой, симпатичный такой котик. Белый, с рыженькими пятнами. Глаза большие, зелёные. Смотрит, прямо как человек, иногда головку слегка наклоняет ... благородно так. Что это я? На кота засмотрелась. Переучилась, наверное. Учебники, конспекты ...надоели, а что делать? Кажется, мне сочувствуют. Сегодня утром я даже поздоровалась с ним, и он, кажется, кивнул в ответ. Голуби прилетели, на подоконнике уселись, воркуют. Ой! Что это? Мой котик лапкой створку окна приоткрыл и на подоконник вылазит. Стой! Стой! Мамочка, он сорвался!

 

Подоконник был обит железом с уклоном, чтобы вода стекала, когти предательски скользнули, и я полетел вниз. Мы, конечно же, всегда падаем на лапы, но пятый этаж от этого не становится третьим, и удар был что надо.

 

Ветеринар с интересом смотрел на красивую, запыхавшуюся девушку, прибежавшую с котом, завёрнутым в её же собственную куртку.

– Вы же простудитесь, девушка! Что с ним?

На ходу выслушивая сбивчивый рассказ о падении с пятого этажа, врач осмотрел пострадавшего, сделал два укола и погладил его за ухом.

– Кажется, ничего страшного, кости целы, но без этих уколов трудно сказать, что было бы. Быстро принесли – это хорошо. Через пару дней приходите, ещё посмотрим. Как зовут?  Вообще-то не вас, Мария, а его. Как не знаете? Он разве не ваш? А где соседи? Ну что же, он должен сказать вам спасибо, – доктор посмотрел в глаза потерпевшего, – и, кажется, он понимает, что вы для него сделали. Какой выразительный взгляд ...

 

Её окно.

Я счастлив. Когда пришёл в себя после приземления, то первое, что почувствовал, было тепло её тела, знакомый аромат духов, только более сильный, чем из открытого летом окна. А первое, что увидел, были её глаза. В них была моя боль. Она чувствовала её. Затем появился человек в белом и вскоре боль почти ушла. Стало хорошо, как никогда в моей жизни. Они говорили обо мне. Она спасла меня и принесла к этому человеку. Кого то он мне напоминает … Да, я счастлив.

 

Его окно.

«Здравствуй, Лука! Как себя чувствуешь?» – нормально, улыбается. Вчера принесла его хозяину – открывает седой такой мужчина, представительный, уж как он радовался, благодарил меня. Даже неудобно стало, сбегала к ветеринару всего то. Оказывается, кота зовут Лукой, он уже в приличном кошачьем возрасте, и он был любимцем у сына хозяина. А вот дальше печальное – сын, офицер-десантник пропал без вести при выполнении задания этим летом где-то на юге, отец даже не знает где, не говорят.

Где-то на юге

… Твою мать!! Чего не понятно!? Отходить всем! Это приказ! Со мной не прорваться, да брось ты на хрен перевязывать! Уже не нужно. Гранаты у кого остались? Давай! Да одного рожка хватит, всё равно расстрелять не успею. Вертушка через десять минут, я их задержу, торопитесь. Главное, этого урода живым доставить.  Всё, прощайте, пацаны! Нормально было с вами служить, спасибо!

… Вон, гады, показались. Грамотно идут, сволочи,… натасканные. Ничего, эту ямку не видно, они поначалу на те камни подумают, туда из РПГ–шки пальнут, а я ещё парочку вальну, и вон того, камуфляж больно моднячий, пижон блин … Жалко ту девчонку в открытом окне напротив больше не увижу, весь летний отпуск хотел окликнуть, познакомиться. Чего боялся, трус наверное? Больше не увижу … Всё, пора теперь с этими уродами знакомиться …

 

Окна. Окна. Окна …

Граница меж мирами, порой рубеж последний. Окаянный. Нет, нет, пожалуй,  лучше крайний.

А может и врата. Откройте их, не бойтесь!  Не сдавайтесь заранее …

Заря встаёт в твоих глазах, и свет её, как дождь струится …

Не бойся, друг, ты распахнуть нас … Всё случится!

 



Сергей Мальцев

Отредактировано: 20.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться