Окно в Полночь

Размер шрифта: - +

Глава 6

Ой-ё-ё-о-о-о, ой-ё-о-о-о,

Ой-ё…

«Чайф»

 

Утро началось предсказуемо – с будильника. Я, морщась, поворочалась с боку на бок, чувствуя себя ужасно разбитой. Эта зараза, мой герой которая, всю ночь не давала спать. Он снова решил мне присниться, причем в красках и деталях. Сначала он от кого-то прятался в стенах, потом дрался, потом опять прятался, потом снова морды бил. А я стояла за его спиной, наблюдала и переживала. Испытание непростое, риск для жизни велик, и он – один, а супостатов страшных – много. Я даже на манер хоккейного фаната поорала «Вперед!», «Давай-давай!» и, бог знает, зачем, – «Шайбу!».

Не знаю, помогло это или нет, но он пробился через преграды к инициирочному… тьфу, инициирош... в общем, в тот угол, где инициируют. И получил от безликой фигуры в плаще первую букву своего нового имени, силу жизни и серебристо-черные завитушки на левую щеку. Я зааплодировала. А он повернулся, увидел меня и так улыбнулся, что я испугалась и проснулась. И теперь не могла найти в себе силы встать. А надо. Работа – не волк... Я с трудом сползла с постели. Работа – это наглая собака на сене, и ни себе, ни людям...

На кухне над канделябром по-прежнему горел огненный цветок. Вьющиеся кольца длинных лепестков свернулись бутоном, из которого доносился тихий храп. Я мрачно покосилась на чудо неведомой магии. Не приснилось. И, кажется... мне не кажется... И саламандр, и чудачества Баюна и Муза – это реальность. И... ладно, крыша, уговорила. Лети – и до нескорого. Иногда нужно позволить себе расслабиться и «поплыть». Чтобы почувствовать воду, окунуться в происходящее с головой. И лучше сейчас. Пока... пока я не верю. Пока надеюсь, что вот-вот проснусь. Пока недоверие помогает перебарывать панику.

В ванной я первым делом поздоровалась с птеродактилем. Последний опять переполз на потолок. И, изображая нетопыря, висел вниз головой, запахнувшись в крылья и цепляясь шипастым хвостом за бельевую веревку. Но на мое приветствие он среагировал – приоткрыл алый глаз, зевнул и засопел. Я хмыкнула, включив воду. Прогресс однако. Или клинический, или... Но прежнего страха уже не было. Зато свербел новый. Кто еще свалится на мою несчастную голову, сколько еще мой мозг способен выдержать, прежде чем?..

 Вяло почистив зубы и умывшись ледяной водой, я села на край ванны и оглянулась на «нетопыря». Наверно, стоит сказать спасибо Музу. Только благодаря ему я еще держусь за ускользающие нити реальности. Он всегда вертелся неподалеку, и я привыкла к тому, что в моей жизни есть место необычному, чудесному, нереальному. И пусть это хамоватое и непросыхающее «нереальное» не видел никто, кроме меня и сестры. Я верила – и знала, что он существует. И, наверно, в глубине души всегда ждала появления других необычных существ. Жаль, они опоздали...

Я грустно улыбнулась, заплетая косу. Еще лет в двадцать я бы визжала от восторга и верила бы в саламандров без разговора. Но – возраст к тридцати, и разум с инстинктом самосохранения перекрывали кислород фантазии. Плюс работа в циничной среде СМИ – и я давно поставила крест на вере в сказки. И если они существуют, то где-то далеко, в другом мире и в другой реальности. Да. В такое верить проще. Потому что эту веру никто не разрушит. Потому что никто никогда не докажет тебе, что их там нет. И не причинит этим боль. В отличие от реалий окружающего мира, которые каждый день разбивали веру в чудеса. Разбивали, ломая и перестраивая сознание, пока не остался только Муз – хрупкая ниточка связи с миром необыкновенного. В который, впрочем, с годами тоже уходила вера.

Да, они опоздали... Я расчесала челку и достала из стенного шкафчика «утюги». И уж лучше бы не приходили, ей-богу: от «лучше поздно, чем никогда» – одни проблемы... Включив щипцы, я повернулась к зеркалу и замерла. Твою ж... дивизию! На левой щеке проявлялся росчерк серебристо-черной татуировки. Точь-в-точь как у этого, из моего романа... «Утюги» с грохотом упали на пол. Не может быть... Я перегнулась через раковину к зеркалу и повернула голову. На левом виске чернела точка, из которой расходились серебристо-черные молнии. Одна – к брови, вторая – к уголку глаза, третья – к скуле, четвертая – к уху, пятая – исчезала в волосах.

 Я вновь села на край ванной. Глубоко вдохнула и протяжно выдохнула. Сердце билось часто и глухо, в ушах шумело. Так, где валерьянка?.. Очень надо успокоиться... Очень. На работу же. Черт, и как я туда такая разрисованная пойду?.. Я истерично хихикнула и невольно ощупала знак. Выпуклый. То ли шрамы, то ли вздувшиеся вены... Нафиг валерьянку. Тональный крем и тонну пудры. А если кто заметит – скажу, что имидж решила сменить. В новый год – в новом образе, ага. Все. Штукатурюсь – и в реал. Очень нужна прежняя связь с действительностью, очень... А работа – это отличный «якорь», и мои обязанности, и приколы коллег, и болтовня ни о чем всегда отрывали меня от собственной реальности и привязывали к существующей.

Я провозилась полчаса, но результатом осталась недовольна. Все равно просвечивает, и физиономия – как у клоуна... Уходя из ванной, выключила свет, обернулась на пороге и вздрогнула. Он не только просвечивал. Проклятый знак серебряно светился в темноте. И чернел при свете дня. Я вновь включила свет и смыла всю «штукатурку». И будь что будет. Я – творческая личность, и мне все можно. И на работе все прекрасно знают, что я слегка… того. Не буду их разочаровывать. Плечи ровно, голову – прямо, я собой горжусь и всем довольна... Глянула в зеркало и скривилась. Омерзительно жалкий и пришибленный вид... Ладно. По дороге порепетирую. Я собой горжусь и всем довольна, я собой горжусь и всем довольна, и у меня всё лучше всех...



Дарья Гущина

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться