Окно в Полночь

Размер шрифта: - +

Глава 2

Ах, как она играла, когда была в ударе,

По команде «Мотор!» даже небо рыдало…

«Коридор»

 

Как известно, восемьдесят процентов наших дней начинается одинаково – звенит будильник. Моя жизнь – не исключение: будильник на прикроватной тумбочке верещал, как сирена при пожаре. Я специально такой сигнал поставила: психологи утверждают, чем противнее звук будильника, тем быстрее проснешься. И я проснулась. Но как вылезти из теплой постели, когда у подушки урчит кот, а по комнате гуляют ледяные сквозняки? Ничего-ничего, скоро отпуск... И почему год до отпуска – терпится, а три дня – уже нет?

Я сползла с постели вместе с одеялом и поплелась на кухню. Включила чайник и села на табуретку. Проклятые кошмары... Я вздрогнула, вспоминая пса и этого... непонятного. Ведь как наяву почудились... Чайник щелкнул, выключаясь. Так, ладно, Вася. Собираемся. Я с сожалением рассталась с одеялом, заварила кофе и поставила греться блины. Два дня безделья, пьянка и – свобода! Относительная и недолгая, но тем не менее.

Сходив в ванную, умывшись и взбодрившись, я снова пошла на кухню, но в коридоре остановилась. Присела на корточки и расправила лежащие на полу лыжные штаны. И невольно поежилась. Нет, ну ведь почти убедила себя в том, что все приснилось... Почти. Штанины, прожженные по колено, и на валенках – такие же дырявые пятна. Только выбрасывать, хотя жалко... Штаны – ладно, а валенки – дорогие, с ручной вышивкой... Муз, обняв бутыль, спал в коридоре на комоде, свив себе гнездо из шарфа. И выглядел неважно – слишком светлая кожа, тельце мелко дрожит. Кто же ты такой, а?.. И что вчера было?..

Я заботливо укрыла Муза вторым шарфом, посмотрела на него уныло и пошла собираться. Что за жизнь: и дома страшно, и из дома выходить – страшно... Но волков бояться – в лес не ходить. К тому же день – не ночь, плюс понедельник, народу на улице много – кто на работу идет, кто за подарками. Палиться шутникам будет не с руки.

Сон с героем я не запомнила, поэтому за завтраком с интересом прочитала новые двадцать страниц. Чувак прошел еще одну инициацию, то бишь четвертую и в последнем абзаце задремал в углу. И тут бы его и порешить бы... Но некогда. Скинув файл на флешку, я оделась, подкрасилась, заплела косу и отправилась на работу. Хорошо бы сегодня-завтра Гриша замену подогнал... Хоть будет, чем заняться. Пока объясню все тонкости работы с версткой – глядишь, и день пройдет быстро и с пользой.

Улица напугал неожиданно и сильно. На каждом шагу мерещился не то собаковод, не то пес, не то чья-то тень. Только панической атаки для полного счастья не хватает... А еще ноги болят. Вроде пробежала-то всего ничего... Заставить бы себя как-нибудь спортом заняться, но... «Сынок, это фантастика!». Стоит пойти в спортзал, как появляется Муз, и ага. Бедненький, как он вчера выложился, пса за хвост таская... Я истерично хмыкнула. Крыша, стоять!

На работу после всех переживаний я прибежала нервно-возбужденная и жаждущая общения. И позитива. Насмотришься гадости – и сразу в люди тянет. В людях, конечно, гадости тоже много, но ей хоть отпор можно дать. В отличие от светящейся зеленой псины и прочих параненормальных вещей. Нападавшие же такими спецэффектными были – Голливуд отдыхает. И вряд ли наши доморощенные гении смогли бы такое сотворить... Короче, прав глюк. Приду вечером домой, разбужу его и заставлю объясняться. Пора верить. Как бы бредово все ни выглядело со стороны.

Общение мне предоставили сразу. Едва я переобулась и включила комп, как из своей берлоги выглянул Гриша и сообщил, что ко мне очередь. На замену. Я обрадовалась и быстро, даже над кофе не помедитировав, сваяла проверочный тест. Обычная статья с двадцатью необычными и весьма распространенными в нашей газете ошибками. Я вообще всех журналистов давно по ошибкам вычисляла, без подписи угадывая, чей «шедевр» правлю. Анютку – по «-тся/-ться», Леру – по пропущенным словам, Костю – по обилию запятых, а Гришу – по Фрейду.

Первой пробоваться пришла студентка с гривой рыжих волос и в коротком клетчатом платье. Валик бросил играть и мечтательно вперился в девицу. Студенка застенчиво обозначила три найденные ошибки, поправила пять верно написанных слов, и я быстро показала другу фигу. Он вздохнул и уставился на следующую блондинистую претендентку. Тоже страдающую профнепригодностью. Я вежливо утешила девочку тем, что «мы ей позвоним», и задвинула подальше совесть. Некрасиво, конечно, но...

Санька и Игорь, наблюдавшие за проверкой, дружно и недоверчиво фыркнули, а претендентка номер два ушла, сияя и виляя попой. Я снова показала Валику фигу. Он скривился и недружелюбно воззрился на женщину лет сорока. Бывшая учительница русского языка, в строгом костюме и с пучком темных волос на затылке, за пять минут нашла все нарочные ошибки плюс три случайные. Я уважительно кивнула и коварно улыбнулась Валику, одобряя ее кандидатуру. Друг сморщился, сплюнул и демонстративно ушел курить. Конечно, с красивой девочкой в короткой юбке работать интереснее. Но я же не подружку ему ищу, а адекватную замену себе. И ревности здесь нет, ни разу!

За тестированиями и собеседованиями пролетело полдня. Я написала Грише в аську «Беру третью!» и повела Антонину Витальевну на экскурсию. Показала отделы, познакомила с редколлегией, объяснила, какие документы принести для трудоустройства и рассказала о тонкостях работы с версткой. Сменщица все схватывала налету, а спрашивала мало и по делу. Я проводила ее и с облегчением вернулась за комп. После Нового года газета будет в надежных руках, а я с чувством выполненного долга займусь своими глюками и крышами.



Дарья Гущина

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться