Окно в Полночь

Размер шрифта: - +

Глава 6

…В моей игре почти нет правил,

И мой герой не держит строй

и лезет на рожон…

«Би-2»

 

Я лежала на кровати, завернувшись в одеяло, смотрела в потолок и пыталась собрать из деталей пазла картинку. Пыталось плохо. Я уснула в шесть утра, немного подремала, а сейчас время шло к полудню. Я чувствовала себя разбитой, больной и несчастной. Жила, работала, никому, кроме Алькиного Гены, не мешала, и на тебе – получите, распишитесь...

Сосед снизу завел дрель и принялся усердно сверлить. Я сморщилась. Он и разбудил, зараза... А теперь уже не уснуть. Мозг включился и судорожно искал ответы на вопросы. Вернее, на пару извечных русских вопросов – кто виноват и что делать. И если я разберусь с этими вопросами, то соображу, как жить дальше. Наверное.

Я перевернулась на живот и обняла подушку. Так, Вася. Абстрагируемся от ситуации и жутких мыслей. Забываем о своей жизни и думаем... о чужой. Этот прием всегда помогал писать. И теперь должен помочь. Точно, можно подумать о своей жизни как о чужой. И представить, что я пишу книгу – о себе. Посмотреть на себя со стороны. Я зажмурилась, разгоняя левые мысли по углам и оставляя на видном месте только детали и факты.

Итак, что мы имеем на сегодняшний день? Есть некий ненормальный писец, где-то там, в изначальном мире. Да, Сайел сказал, что это легенда. Но на пустом месте они не возникают. К тому же, исходя из собственной писательской логики, я не могу доказать, что Эрении не существует. Значит, она может существовать. Это первое.

Второе. Мы пересекаемся после полуночи. И история пишется либо в «обмороке» и ночью, либо днем – когда я пересказываю сны. А ассоциации и «провалы», вроде того, у светофора... Не знаю, откуда они. И, вероятно, парень пишет так же. Конечно, сложно представить, что он, сидя по уши в болоте, понял, что такое компьютер и электричество, но... Если я худо-бедно уловила суть его магии Времени, то почему бы ему не разбираться немного в «техномагии» моего мира? Опять, же доказательств обратного нет. Хлипкая концепция, но...

Третье. Он работал, прописывал мою жизнь и ее участников, а потом, в одну бесконечную полночь, решил перекроить готовое. Вычеркнул прежних персонажей, заменив их другими – новыми и совершенно мне незнакомыми. Вот только память... Моей памяти эта «редактура» почему-то не коснулась. К сожалению или к счастью. Истина где-то между. Да, без страшных воспоминаний я была бы сильней и увереннее в себе. Но Валик мне очень дорог. И даже от болезненной памяти о нем отказываться не хотелось.

Я привычно хлюпнула носом. «Отредактировать» бы собственную жизнь... Переписать ее, исправляя имена, даты, события... Чтобы не было в моей семье дара, чтобы я стала обычной писательницей. Без саламандров под боком и птеродактилей на батарее. Переписать бы и себя, но... Жизнь – не книга. Вернее... конечно, книга. И, как бы ни вмешивался в нее «герой», многое зависит только от меня. Да, он запутал события... Но пусть только попробует помешать распутать! Значит... продолжаем ловлю блох.

Четвертое. Парень – высший маг. Как Сайел. Значит, и без физического тела у «героя» силы – вагон и маленькая тележка. И даже если он использует только «тележку», ее хватит, чтобы от меня и мокрого места не осталось. «Подключаться», как выразился саламандр, к моему миру ему не надо – он через меня все знает. Не досконально, но на уровне моей памяти. А вот я про его мир знаю мало... но лишь потому, что почти им занималась. В общем, парень в курсе, с чем здесь столкнется. Вероятно, даже русский язык подучил. Вопрос.

– Сай!

– Чего? – отозвался он из кухни.

– Из души можно тень сделать?

– Наверно. Что есть душа? Сущность, сгусток силы. Вытряхнул из тела, посадил на поводок и привязал.

Тьфу, мерзость... Я села, завернувшись в одеяло, и хмуро посмотрела на стеллаж. На верхней полке, между хлорофитумом и плющом, сидел Баюн и заинтересованно шевелил ушами.

– А как он обратно вернется?

– Как пришел. Портал стабилен несколько часов после окончания книги.

А я «герою» не соперник. Пришел, прихлопнул, душу сцапал и ушел, да. Второй вопрос.

– А как он выживет? Если вы приходите сюда, по тропе писца, духами, то и он придет духом, так? А тело?.. Он ведь там, в своем мире, умрет. Зачем ему тень, если некуда возвращаться?

Сайел пошуршал на кухне и образовался на «пороге» спальни. Сунул руки в карманы шаровар, прислонился плечом к стеллажу и ехидно спросил:

– Васют, ты вообще помнишь, о ком пишешь?

– А что? – насупилась я.

– А то, что его стихия – Время. Помнишь, как он от сестры прятался в стене? Как «замораживал» время и себя в нем? Что ему помешает и при переходе «заморозить» свое тело, остановить время умирания? И быстро здесь все сделать. Душу твою сопрет – и назад.

Конфуз однако... Я смущенно поежилась:



Дарья Гущина

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться