Окольными путями до любви

Размер шрифта: - +

Глава 10

Когда нас вывели наружу, у меня успело одеревенеть все тело. Тимина заснула на моих коленях, а будить девочку я не посмела, ей нужен отдых.
На улице была ночь. На темно-синем небе кто-то щедро рассыпал яркие звезды, складывающиеся в причудливые узоры. Луна красным полукругом нависла над горой. Эту примечательную часть пейзажа я узнаю в любой момент. Что ж, добро пожаловать домой, Ярослава!
Видимо, нас провели через портал, а я и не почувствовала.
-Чего встала, пошла!- рявкнули у меня за спиной и толкнули в плечо.
Я обернулась, сзади стоял скот.... мужчина(ну, язык не поворачивается называть тех, кто поднял руку на девушку, мужчинами)
-Руки!- холодно сказала, замораживая взглядом стушевавшегося детину.
-Пошла!- напускная бравада данного индивида мужского пола только рассмешила.
-Яра,- неслышно подошел Властислав и положил мне на плечо свою лапищу.
-Не с-смей пр-рикас-саться ко мне!- шипение вместе с рычанием далось великолепно - Власт отпрянул.
Гордо вздернув подбородок, пошла вперед, но не успела сделать и нескольких шагов, как что-то, натянувшись, больно сжало шею. Я остановилась и посмотрела вниз. На шее красовалась воздушная петля. Глухо зарычав, обвела взглядом местно, где мы остановились. Шайка Властислава молча взирала то на меня, то на своего предводителя, а сам Власт гордо сжимал поводок от петли. Словно желая меня подразнить, он покачал ей в воздухе и потянул на себя. Невольно ступила вперед, но потом уперлась ногами в землю и потянула в другую сторону. Нашу молчаливую борьбу наблюдали многие, но никто не проронил ни слова. Власт с похабной усмешкой подошел сам, накручивая поводок на свою ладонь и, наклонившись, опалил ухо своим дыханием?
-Вот видишь, ты все равно будешь моя!
Я дернулась, петля сжалась, перекрывая доступ к кислороду. Во взгляде Властислава поймала свое отражение, но всмотреться не смогла, перед взором запрыгали черные точки. Открыла рот и попыталась вдохнуть, но вместо этого только еще больше сдавила горло. Картинка перед глазами смазалась и я покачнулась, но не упала, чья-то рука успела поддержать за талию, а потом звонкая пощечина вернула в мир. Первым, что я увидела, было лицо Власта, находящееся непозволительно близко. Но вместо того, чтобы оттолкнуть его, я судорожно вдохнула и, хвала богине, кислород наполнил легкие. Я и не думала, что воздух так сладок. Но насладиться им в полной мере мне не позволили, Власт резко сократил расстояние между нашими лицами и жадно впился в мои приоткрытые губы. В этот раз я не опешила, а сразу двинула локтем под ребра и сжала зубы на его губе. Властислав, зарычав, отпрянул, а я выкрутилась из его рук и со всего размаха ударила цепью кандалов по лицу. Отскочить попыталась, но была перехвачена уже в прыжке за руки.
-Ты!- прошипел Власт и скривился.
Из его губы потекла алая струйка крови, и не понятно, я так сильно его укусила или удар цепью пришелся по губе?
-Держи свои руки при себе!- рявкнула, пытаясь отдышаться.
-Выдвигаемся,- отдал приказ Власт грубо дернул поводком, я чудом удержалась на ногах.
Шли пешком через лес по еле приметной тропинке, заросшей бурьяном так, что иногда приходилось прорубать путь через заросли. Ночной лес наполнили шорохи, шелест листвы и редкие перекрикивания птиц. Из-за спин шавок Власта я ничего не видела. Тимину вели чуть позади, я буквально кожей ощущала ее страх, который придавал мне сил двигаться вперед. Шли мы довольно долго, но вот широкие спины расступились, и мы оказались на полян. Я сразу поняла зачем нас суда привели.
Ровно посередине стояли развалины древнего храма. Его стены из толстого камня луна окрасила в кровавый цвет, что сделала его облик еще уродливей и страшней. Я поежилась, сзади охнула Тимина, шавки Властислава замерли. От густой тени развалин отделилась фигура в черном плаще и направилась к нам. Когда оставалось всего несколько шагов, она остановилась:
-Ну, здравствуй, доченька!

ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 24.03
-Ну, здравствуй, доченька.
Ветер, молчавший до сего момента, зашумел кронами деревьев. Птицы вспорхнули с насиженных мест и с оглушительными криками стали кружить над развалинами замка. Темная ночь, страшные тени, зловещие звуки нагоняли страх и вселяли панику.
Я не обратило внимания на то, как поежились все присутствующие и покосились на лес. Я смотрела на ту, что называть должна матерью, но, даже стоя на коленях перед смертью, не скажу этого слова по отношению к ней.
-Чего же ты молчишь?- спросила приторно ласково мачеха.
-А есть в этом смысл?- спросила ехидно и прищурила глаза, пытаясь выцепить в тени глубокого капюшона черты лица, что снились мне в кошмарах.
-И правда, его там нет,- непонятно почему мачеха расхохоталась.
Ее смех скрипучим звуком пронесся по поляне и отозвался глухим эхом в глубине леса.
Мачеха резко развернулась, да так, что полы мешковатого плаща взвились, открывая темно-зеленую ткань платья, и, махнув рукой, пошла вперед. Меня грубо толкнули в спину, вынуждая следовать за женщиной.
Густая трава сменилась каменной крошкой, хрустевшей под ногами. Птицы перестали кружить и расселись на свои места, наблюдая за приближающимися чужаками. Ветер разыгрался , проказник трепал волосы, кидая прядки в лицо, и запутывая ноги подолом платья. Я видела только по-королевски прямую спину мачехи, которая шагала вперед с видом победительницы. Она еще не знала, что живой я ей не дамся. Такое решение я приняла сразу, как только услышала ее неприятный голос. Я не могу позволить ей сделать то, что она планирует провернуть.
Своды замка сомкнулись над головой, стало совсем темно, но свет не спешили создавать, мы шагали в кромешной темноте. Звуки шагов эхом отдавались в пространстве. У меня похолодели вспотевшие ладошки, но больше никак я не проявила своего волнения.
-Пришли,- голос мачехи неприятно резанул слух.
Свет медленно вспыхнул, постепенно освещая идеально круглое помещение в центре которого находился выступающий камень.
-Ведите эту,- палец мачехи уткнулся в меня,- туда,- палец переместился к камню,- а эту,- кивок головы мне за спину,- привяжите там,- женщина мотнула головой в строну стены с потрескавшейся росписью и тремя кольцами в ней.
Грубо бернув за цепь и содрав таки кожу с запястий, меня повели туда, куда указала мачеха. Старинный камень потрескался, посерел, в некоторых местах отвалились крупные куски, уродуя острыми сколами идеально ровную форму.
Краем глаза заметила, как Тимину подвели к стене и закрепили ее цепь в одно из колец. Девушка смотрела на меня затравленным взглядом, я видела, как тряслись ее перепачканные в грязи ладошки, как подрагивали губы, как в глазах стояли чистейшие слезы, и моё сердце сжималось всякий раз, как взгляд цеплялся за ее тоненькую фигурку. Сейчас я боялась не за себя, а за нее, понимая, что страдает Тимина только по моей вине.
-Укладывайте ее на алтарь,- приказала княжна, успевшая скинуть плащ.
Я окинула ее оценивающим взором.
Черные волосы собраны в тугую косу, но пара прядок выбилась и кокетливо падала на лицо, подчеркивая высокие скулы и лоб, узкие и длинные глаза ярко подведены черной краской, прекрасно оттеняющей их ярко желтый цвет. Темно-зеленое платье простого фасона, но несомненно из дорогой ткани подчеркнуло узкую талию и отсутствие пышной груди и широких бедер. Истинная представительница ехидн, такая же скользкая, мерзкая, коварная змеюка, хоть и полукровка.
Мое повышенное внимание не осталось незамеченно. Княжна приподняла тонкую бровь, делая ее еще круглее. Я отвернулась и презрительно хмыкнула.
-На алтарь,- повторила мачеха.
И меня повели дальше, заставили снять одежду и остаться в одной нижней рубашке, доходившей мне до колен, а потом и вовсе, лечь на холодный камень. Я терпеливо ждала и, вот он настал, момент, когда с меня сняли кандалы блокирующие магию. Подавив желание воспользоваться ей в сей же миг, прикрыла глаза, засветившиеся колдовской силой. Нечего им знать мой секрет...
Тишина угнетала, предвкушение свободы будоражило кровь, а тянущее ощущение пустоты пропало, наполнившись мягким теплом. Я снова чувствую ее, мою магию.
-А теперь, моя хорошая, ты передашь мне свой дар,- пропела мачеха над головой.
И напряженные нервы не выдержали, я, кажется, услышала как лопнули цепи воли, сдерживающие порыв разрушить тут все к лешим. Огонь взметнулся жаркой волной, опалил потолок, закоптил старые камни, отпугнул ринувшихся на помощь мачехе шавок Власта. Заскулили мужики, поджали хвосты, забились в щели, прикрываясь телами своих же товарищей. Я встала на ноги. Еле-еле подавила желание выпустить огонь полностью и кинулась к Тимине, которая сжалась на полу в комок и меленько дрожала.
-Тимина,- позвала осторожно, оплавляя цепь подальше от ошейника, а то нагреется, еще ожог будет,- вставай, нужно бежать.
Девушка подняла личико и послушно встала, только вот глаза ее стали безжизненны, холодны.
-Идем, идем,- тянула я ее за руку, пытаясь найти выход.
-Слава, это правда ты?- тихо спросила Тимина и сжали сильнее мою ладонь.
-Я, солнце, я,- ответила, лихорадочно осматривая помещение.- Сейчас мы выберемся.
Из-за дыма слезились глаза, запах паленой кожи неприятно свербил в носу, так и хотелось чихнуть.
Но вот я заметила темный провал в стене и побежала к нему, не выпустив ладошки Тимины. Это оказался выход. Счастью не было предела, я всего на секунду расслабилась, а слезы уже потекли по щекам, пришлось спешно брать себя в руки, вытирать свободной рукой соленые капли и бежать к спасительному выходу.
Но радость была напрасна. До выхода оставались считанные мгновения, когда воздух разрезал резкий звук. Рядом с ухом пронеслась... стрела, ее наконечник впился в камни прямо передо мной, а перьях на конце были угрожающе направлены на меня. Резко затормозив, от чего мелкие камешки противно заскрипели, я развернулась назад, успев подтолкнуть Тимину к выходу и крикнув ей:
-Беги!
Камешки зашуршали, когда Тимина послушно рванулась и побежала, но видимо споткнулась, потому что звук упавшего тела отчетливо прозвучал в развалинах замка.
Я не обернулась, я застыла, смотря в глаза Властислава, державшего лук. Мужская грудь часто вздымалась, видимо от быстрого бега, а его лицо... Вся правая сторона была обожжённа, покрыта уродливыми волдырями и запекшейся кровью. Меня сковал ужас. Впервые за время побега я испугалась так сильно, что не смогла и пальцем пошевелить. Впервые я лицом к лицу столкнулась с тем, что оставляла после себя моя магия. Раньше я успевала уйти до того, как приходили в себя преследователи, и приходили ли? Сколько смертей я несу за собой? Хоть один из моих преследователей выживал после встречи со мной? Как то раньше я не задавалась этими вопросами.
-Яра,- прорычал Влас и скривился от боли,- вернись.
Мужчина натянул тетиву, острый кончик стрелы блеснул в свете луны и нацелился мне в бедро.
-Вернись,- повторил Власт.
Я стояла и смотрела, даже моргнуть не могла. Звуки долетали до мего слуха словно через вату, а тело сковали цепи и пригвоздили к потрескавшемуся полу.
-Упрямая дура!- рявкнул он и кончик стрелы переместился замою спину.- Говори, что делаю, а иначе пострадает она.
О, богиня! Там же Тимина! Я обернулась и увидела, как девушка сидит на полу и прижимает кровоточащие руки к груди. О, нет!
Тетива тренькнула, выпуская стрелу в полет, я кинулась прикрыть Тимину, но мне не хватило всего пару мгновений. Острый наконечник чиркнул по плечу и впился в грудь замершей девушки.
Время остановило свой бег.
Я видела, как Тимина переводит шокированный взгляд на свою грудь, как на грязной рубашке расплывается алое пятно, как прочно застревает стрела в юном теле...
-Не-ет!- душераздирающий крик взвился в небо, спугнул притихших птиц, потревожил тишину древнего замка, наполнил болью пространство.
И время понеслось так быстро, будто бы стараясь нагнать упущенные мгновения.
Тимина не издала ни звука, просто закатила глаза и упала на холодный камень. Мои ноги подкосились, и я рухнула на колени. Накатила такая слабость, что пошевелить пальцами было задачей непосильной. Весь мир сузился до одного родного мне существа, самого дорого и важного. Тимина медленно умирала, а я не могла ничего поделать. Сейчас я остро пожалела, что отдала свой лечебный дар тому демону в обмен на личину.
Помещение вдруг наполнилось криками, топотом, свистом, воздух стал тяжелее из-за огромного скопления магии, но мне было плевать на то, что происходит где-то там, за пределами моего мира, полного боли, скорби и вины. Тимина погибала, я чувствовала как медленно угасает ее жизнь, как становиться тоньше ниточка, связывающая душу и тело. Неожиданно в сознании вспыхнул древний ритуал передачи жизненных сил.
В сею же минуту я поползла к Тимине, обездвижено лежавшей на полу, точно сломанная кукла. Прикосновение к теплой коже вызвало лавину чувств и слез, которые потоком хлынули из глаз.
Впервые в жизни я ревела навзрыд, оплакивая ту, что стала дороже всего на свете.
Моя маленькая Тимина, яркий лучик в темный день, моя отрада последних двух лет. Я не могу тебя потерять. Не могу!
Наложила руки на грудь девушки, пальцы слегка подрагивали, пришлось сжать ткань рубашки.
-Верни, что забираешь.
Прошу тебя, верни.
Мне боль ты причиняешь
Тем, что отнимаешь,- голос дрожал, но я порно продолжала шептать,-
Самое родное, любимое и дорогое.
В обмен я предлагаю
Душу грешную свою...
-Остановись, дура!- хлесткий удар по щеке вывел из некого подобия транса.
Перед взором предстало мужское лицо и темно-карии глаза с янтарными искрами в глубине.
-Полоумная,- продолжил ругать меня незнакомец и тряхнул за плечи, да так, что голова мотнулась назад и вперед.- Да приди ты в себя.
И снова это тормошение, у меня уже голова закружилась от постоянного мотыляния из стороны в сторону.
-Да хватит!- наконец я смогла упереться руками в грудь мужчины и попыталась его оттолкнуть.
-Вот так то лучше,- довольно хмыкнул мужчина и рывком поднял на ноги.- Бран, проверь девчонку,- это уже не мне.
-Тимина,- я опомнилась и рванулась из цепких рук, но кто меня отпустит?,- Да отпусти ты! Там Тимина!
-Все с ней будет в порядке,- меня сжали в объятиях еще сильнее, да так, что кости затрещали.- Ей поможет наш лекарь. Жива будет и невредима твоя зазноба.
-Правда?- севшим голосом спросила, крутанувшись в сильных руках.
Ответить он не успел, мы столкнулись носами. Выпучив глаза я отпрянула, а он не стал препятствовать. Похоже сам удивился.
И вот тут то я и смогла осмотреть мужчину с ног до головы.
Огненно-рыжие волосы подстрижены коротко и торчат в разные стороны, умопомрачительные глаза, тонкие губы, орлиные брови, хищный нос, высокие скулы, волевой подбородок, мощный кадык, а дальше все скрывала темная форма не стесняющая движений, но выгодно подчеркивающая все достоинства тренированной фигуры.
Все это я отметила за доли секунды, а потом сделала еще пару шагов назад, для надежности так сказать.
-Все в порядке?- спросил рыжеволосый встревоженно.
Я кивнула головой и отвела взгляд, чтобы тут же наткнуться на закованного в кандалы Властислава.
Некогда красивый мужчина стал уродлив, волдыри полопались, превращая всю сторону лица в кровавое месиво, рваная одежда, множество кровавых ран, опаленная правая рука, не придавали ему былой привлекательности, а глаза... полны ярости, злости и жажды мести.
Дыхание участилось, паника подкатила к горлу удушливой волной, в глазах помутнело и сознание уплыло в темноту.



Катерина

Отредактировано: 04.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться